logo
Новая газета. Балтия
ИнтервьюОбщество

Православная церковь Латвии в вопросе независимости от Москвы пытается пролезть где-то посередине — религиовед Никита Андреев

Никита Пегов

LETA

Несмотря на то, что Сейм Латвии объявил Латвийскую православную церковь независимой от любой власти вне Латвии, в ближайшее время связи ЛПЦ с Москвой сохранятся, а патриарха Кирилла продолжат упоминать в молитвах, считает научный ассистент Факультета теологии университета Латвии Никита Андреев.

Справка

8 сентября Сейм Латвии принял представленные президентом страны поправки к закону «О Латвийской православной церкви», согласно которым церковь должна стать полностью независимой от какой-либо церковной власти вне Латвии. По закону, о назначении и увольнении главы церкви, митрополитов, архиепископов и епископов ЛПЦ теперь письменно информирует канцелярию президента, а та официально сообщает об этих должностных изменениях и рассылает эту информацию учреждениям, ответственным за реестр религиозных организаций.

В конце октября Латвийская православная церковь обратилась к патриарху всея Руси Кириллу с просьбой об автокефалии. Латвийская православная церковь получила статус самоуправляемой в составе Русской православной церкви в 1992 году. В мировой православной традиции предполагается, что для признания автокефалии разрешение на независимость поместной церкви должна дать её материнская церковь, то есть в данном случае РПЦ.

На ваш взгляд, почему именно сейчас власти Латвии «взялись» за православную церковь?

Идея была в том, чтобы любым способом ограничить влияние Москвы на жителей Латвии, в том числе — русскоязычных, которые составляют основную часть прихожан латвийской православной церкви. Государство хочет убедить церковь продемонстрировать свою однозначную лояльность Латвии и Европе. Например, в Эстонии власти потребовали от местного митрополита публично осудить войну — это примерно из той же оперы.

Читайте также

Читайте также

Митрополит всея Эстонии Евгений наверняка согласовал свое письмо с патриархом Кириллом — религовед Горевой

В целом независимость церкви от государства — достаточно размытое понятие и в разных ситуациях понимается по-разному.

Очевидно вот что: российское православие считается проводником политики Москвы, и это не беспричинно, это вполне себе реальная ситуация. Я недавно был на одной дискуссии, и там прозвучал такой вопрос: «можем ли мы позволить, чтобы в нашей стране в церквях молились за патриарха Кирилла, который стал одним из разжигателей войны?».

На данный момент Латвийская православная церковь подчиняется Москве. Она не находится в прямом подчинении — она автономная, но автономная в юрисдикции Москвы, если так можно сказать. Все как бы решают сами, назначения иерархов Москва тоже формально не контролирует, но, очевидно, что отношения у них очень близкие.

религиовед Никита Андреев

Патриарха Кирилла больше не упоминают в молитвах в православных церквях Латвии?

Этого я не знаю. По идее, еще упоминают, потому что о нем должны перестать молиться тогда, когда церковь станет автокефальной. Его упоминают не потому, что как-то особенно любят — это просто православная традиция. Есть структура богослужения, которая давно не менялась, и в ней упоминается глава церкви, для Латвии это патриарх Кирилл, потому что церковь хоть и автономная, но в составе Московского патриархата. Если бы ЛПЦ перешла в состав Константинопольского патриархата, молились бы за Варфоломея. Если ЛПЦ будет автокефальной, молиться будут за главу Латвийской православной церкви.

Из проповеди патриарха Кирилла от 25 сентября 2022 года:

Мы знаем, что сегодня многие погибают на полях междоусобной брани. Церковь молится о том, чтобы брань сия закончилась как можно быстрее, чтобы как можно меньше братьев убили друг друга в этой братоубийственной войне. И одновременно Церковь осознает, что если кто-то, движимый чувством долга, необходимостью исполнить присягу, остается верным своему призванию и погибает при исполнении воинского долга, то он, несомненно, совершает деяние, равносильное жертве. Он себя приносит в жертву за других. И потому верим, что эта жертва смывает все грехи, которые человек совершил.

Патриарх Кирилл

Если православная церковь Латвии становится автокефальной, означает ли это разрыв всех связей с Москвой?

Недавно я разговаривал с коллегой из Польши, мы обсуждали Польскую православную церковь, она автокефальная, но при этом не секрет, что патриарх Савва — большой друг Москвы. Даже если канонически церковь независима, у нее все равно может быть пророссийский глава. Сама по себе автокефалия символически что-то даст для развития латвийского православия как своей собственной идентичности. Возможно, это будет позитивно: церковь будет независимой и наши местные люди смогут больше сделать для нашей страны, но то, что автокефалия одним щелчком поменяет отношение лидеров церкви и верующих, если оно пророссийское — нет. Никаких гарантий этому нет.

Но в постановлении Сейма указано, что о назначении и увольнении священников ЛПЦ должна будет уведомлять канцелярию президента.

Уведомлять не значит согласовывать. Тем более, другие церкви, об отношениях которых с государством в Латвии имеются законы (адвентисты, лютеране, баптисты, методисты, староверы), а также иудаисты также должны информировать Минюст об изменениях в составе своего духовенства, а католики обязаны конфиденциально сообщать о назначении новых епископов. По поводу православных стоит отметить, что в июне 2019 года уже была введена поправка к закону, конкретно пункт 4.3. о том, что главой церкви, митрополитом, епископом или архиепископом может быть только священник церкви, который последние 10 лет постоянно проживал в Латвии. Тем не менее, да, если сравнить закон о православной церкви с другими, в нем раздел «глава церкви», который практически идентичен во всех законых, исключая католиков, значительно длиннее из-за пунктов о необходимости отчитываться и ограничениях для кандидатов на руководящие посты в церкви.

Я думаю, что насчет руководства церкви, митрополитов — это главное. Так как ЛПЦ была автономной, то подавляющие большинство вопросов она решала сама. Возможно, будет меньше контактов с российским православием, но скорее всего нет. Кроме официальных отношений есть неофициальные. В том то и дело, что и сейчас православная церковь Латвии автономна — все решается здесь, но никто же не может контролировать, кто с кем списался и договорился о каких-то вопросах, которые формально решаются у нас, но на самом деле продиктованы Москвой.

LETA

То есть пока решение о независимости ЛПЦ больше символическое?

Да, как минимум в самом начале точно. Возможно, в латвийской православной церкви есть люди, для которых это решение что-то изменит. Допустим, они действительно получат больше власти и автономии — само развитие церкви будет двигаться в другую сторону, связанную с латвийскими традициями и ценностями, но надо ждать, потому что быстро происходить ничего не будет.

Латвийская православная церковь уже обратилась к патриарху всея Руси Кириллу с просьбой об автокефалии. Значит ли это, что сама ЛПЦ не против независимости от Москвы?

Исходя из заявления, мне показалось, что ЛПЦ еще пытается пролезть где-то посередине. Они признали решение государства и закон о независимости церкви от любой власти вне Латвии. Но утверждают, что меняется только юридический статус, теперь на соборе решили просить свободы у Москвы. Интересно узнать, действительно ли это искреннее желание обезопасить местных верующих от какого-то давления или просто попытка тянуть время? ЛПЦ пошлет патриарху Кириллу какую-то просьбу, пока она дойдет, пока соберется совет в Московском патриархате, пока ее рассмотрят. К чему это приведет и что ответит Москва, неизвестно.

Были ли уже прецеденты, чтобы церкви просили независимость от Москвы и становились автокефальными?

Несколько лет назад в Украине образовалась нынешняя Святейшая церковь Украины. Там была церковь Московского патриархата, признанная и Москвой, и Константинополем. А еще была непризнанная никем, но при этом вполне себе независимая и существующая украинская православная церковь — Киевский патриархат. И еще маленькая церковь, которая имела название автокефальной.

В Украине решили создать новую церковь, которая от властей получит статус государственной, от Константинополя — автокефальной, и позвать в нее всех, кто захочет присоединиться. Идея довольно хорошая, в том плане, что решили всех православных верующих объединить под одной церковью.

В Латвии же не создавали ничего нового. Государство решило предложить уже существующей церкви, связанной с Москвой, разорвать эти связи. Были опасения, что это вызовет какой-то конфликт между государством и церковью, но его не произошло. Церковь изначально сказала, что признает решение государства и решила просить у Москвы автокефалии.

LETA

Если смотреть с исторической перспективы, Латвийская православная церковь всегда была под влиянием Москвы?

В принципе, она была московской всю дорогу, просто переживала разные периоды, так как на территории Латвии были разные власти. Кроме Российской империи был и шведский период, и польской в каком-то смысле. У православной церкви Латвии была то правящая, то маргинальная роль.

Самый интересный период — это двадцатый век, когда Латвийской православной церкви удалось выйти из-под контроля Москвы в Константинопольский патриархат. На это ссылается и президент Левитс. Во время советской оккупации латвийскую православную церковь вернули в состав московского патриархата.Тут тоже своя политика, потому что Советскому Союзу было выгодно иметь одну четко подконтрольную себе церковь, как в Российской империи.

Как ЛПЦ удавалось балансировать между влиянием Москвы в независимой Латвии, которая была настроена как минимум критично по отношению к российской власти?

Был такой довольно значимый для восстановления лютеранской церкви теолог и священник Фелдманис. Так вот у него была целая книга, посвященная тому, насколько православие вредная и чужая религия для Латвии.

Какая-то определенная мысль того, что православие — это нечто чужое для Латвии, что это «агент Москвы», существовала. В советское время, естественно, департамент дел по религии контролировал все церкви и свои агенты КГБ были во всех семинариях.

Православие и сейчас ассоциируется больше с этим советским влиянием и оккупацией. Критика в адрес православных звучала, мол, «смотрите, у них там еще тот самый митрополит Александр». Его имя было обнаружено в печально известных «мешках КГБ» — картотеке агентов. Конечно, там еще непонятно, кто что делал, потому что сохранилась сама картотека, но не сохранились описания задач. Справедливости ради — в этой картотеке были не только православные священники.

митрополит Александр/LETA

Отношения между русскоязычными и латышами всегда были непростыми, это началось задолго до 2014 года. Просто с аннексией Крыма и сейчас с войной все обострилось. Я всю жизнь слышал споры, кто виноват в оккупации и депортациях. Кто виноват, что не выучил латышский и не получил гражданство.

И все-таки, наши политики отделением православной церкви от Москвы хотели продемонстрировать свое желание сделать что-то полезное, но просто не до конца продумали. Судя по всему, сейчас все хорошо, так что нужно просто ждать ответа Москвы.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.