logo
Новая газета. Балтия
СюжетыОбщество

Белоруска Марина Гагарина: Отказ Латвии выдавать ВНЖ белорусам — очень большая проблема

Евгений Павлов, корреспондент в Риге

Иллюстрация: Виктор Баранов, Новая газета — Балтия

Марина Гагарина (имя изменено по ее просьбе — прим.) уехала из Беларуси в 2021 году. «Решение было связано с тем, наши с мужем политические взгляды не совпадают с политикой белорусского государства», — говорит Марина. 

После президентских выборов 2020 года мужа Марины задержали за участие в протестных митингах. После того, как его выпустили, семья поняла, что надо уезжать — оставаться было небезопасно.

Мужу Марины пригрозили, что если его задержат еще раз, будет уголовное дело. Семья решила уехать в Украину. 

«У меня высшее юридическое образование, я работала по своей специальности, но на момент выезда из Беларуси была в декретном отпуске. Выбор пал на Украину, потому что туда было проще всего выехать по документам — не надо было оформлять визу», — рассказывает Марина.

После начала войны Латвия значительно сократила возможности миграции для граждан России и Беларуси. В спецпроекте «Уехать нельзя остаться» мы рассказываем истории россиян и белорусов, которые в разные годы по разным причинам выбрали Латвию своим новым домом. Не все из них уверены, что получится остаться.

Второй переезд

Семья прожила в Одессе почти год. Город выбрали, потому что в прошлом Марина и ее семья были в Одессе на отдыхе, и им там очень понравилось.

«Сначала получили продление разрешенного пребывания в стране, а потом начали оформлять вид на жительство. Но получить ВНЖ не успели — 24 февраля началась война и уже на следующий день мы решили уезжать. Когда на руках двое детей, особо долго размышлять не приходится — хочется быстрее хватать самое необходимое и бежать», — поясняет Марина.

Марина Гагарина. Фото из личного архива.

Границу семья пересекла 26 февраля. Ехали на машине, объезжая Беларусь, через Молдову, Румынию, Польшу.

«В Польше сделали передышку — остановились на несколько дней. Муж у меня программист и в Польше есть действующий офис компании, в которой он работает. Там он решил вопросы по своему переезду, и мы выдвинулись в Ригу. 7 марта были уже здесь», — рассказывает Марина.

«Живем по рабочей визе» 

Семья Марины не планировала переезжать целенаправленно в Латвию. Свой переезд в Ригу она называет стечением обстоятельств. В Латвию семья въехала по польским гуманитарным визам. Уже находясь в стране белорусы задумались над оформлением своего статуса в Латвии.

«Муж получил рабочую визу. Это было довольно просто, потому что специалисты IT-сферы, в которой он работает, в Латвии ценятся высоко.

Но, когда супруг подал документы на воссоединение семьи, у представителей латвийского миграционного ведомства возникли вопросы — а чем я здесь буду заниматься и при чем тут вообще дети? Не лучше ли нам вернуться обратно в Беларусь?

Мол, политические преследования были лишь в отношении моего мужа, который не может обратно вернуться на родину. В общем, нам пришлось искать всякие юридические основания, чтобы остаться в Латвии и, слава богу, мы их нашли. Сейчас мы легально находимся в Латвии благодаря рабочей визе мужа. Но у меня, как и у детей, всего лишь виза длительного пребывания в стране без права устроиться на работу», — рассказывает Марина.

Изначально семья планировала подавать документы на виды на жительство. Но 9 апреля вступили в силу поправки к латвийскому Иммиграционному закону, предусматривающие приостановку до 30 июня 2023 года выдачи первичных видов на жительство гражданам России и Беларуси с оговоркой на некоторые исключения.

«В связи с тем, что Беларусь — это страна-агрессор. Поэтому сначала мы ждали, когда нам официально выдадут отказ в виде на жительство и только потом стали оформлять рабочую визу», — вспоминает Марина.

Туманные перспективы

Сейчас семья находится в подвешенном состоянии — рабочая виза не бесконечна, и у мужа Марины она истекает через полгода. Соответственно, тогда же прекращают действовать визы Марины и детей.

«И пока будет действовать закон о том, что белорусам нельзя выдавать первичные виды на жительство, у нас большой вопрос — что нам делать? Теоретически муж может продлить рабочую визу — у него контракт на несколько лет — но, насколько я знаю законодательство Латвии, сделать это в нынешних условиях очень проблематично», — поясняет Марина.

Семья рассматривает политическое убежище как крайний вариант. «Хочется надеяться, что режим Лукашенко рухнет и ситуация поменяется, но пока мы не будем просить убежища. Потому что не хочется окончательно обрывать связь с родиной. А если мы запросим убежища, то поехать в Беларусь уже не сможем», — добавляет белоруска.

Марина надеется, что когда закончится срок запрета на выдачу ВНЖ гражданам России и Беларуси, латвийские власти как-то пересмотрят ситуацию и все-таки начнут выдавать документы. 

«Это очень большая проблема, я считаю, с этим надо что-то делать. Особенно видя, что те, кто приехал в Латвию, готовы здесь работать и платить налоги, учить латышский язык. На мой взгляд, надо менять этот закон, потому что действительно есть люди, пострадавшие от этой политики», — добавляет она.

Жизнь на новом месте 

Семь лет назад Марина с мужем ездили в Латвию на экскурсию, и Рига в целом им понравилась. Белорусы ехали сюда со спокойным сердцем.

По словам Марины, решить вопрос с жильем удалось довольно легко. Семья приехала в начале войны, когда в Латвии еще было не так много украинских беженцев. Белорусы выбирали квартиру в аренду из нескольких вариантов и живут в ней до сих пор.

«Больших проблем с адаптацией и привыканием к новым условиям жизни в чужой стране тоже не было. Самые большие трудности были связаны с оформлением документов — бюрократия всегда съедает много нервов и времени. Конечно, новая страна, новый город, новые ощущения — пришлось «стрессануть», особенно старшему ребенку, который в Украине пошел в первый класс, а в Латвии влился в новую школу в конце учебного года. Но мы держимся. Большой плюс в том, что здесь многие говорят на русском. Это очень помогает», — говорит Марина.

В бытовом плане семья особо не сталкивалась с проблемами, хотя цены на отопление неприятно удивили.

«У нас неплохая квартира, у мужа хорошие условия работы, общественный транспорт работает отлично. Я не сталкивалась здесь с какими-то проявлениями недовольства к нам со стороны местных жителей», — подытоживает Марина.

Читайте также

Читайте также

Белоруска Надежда Ручанова, переехавшая в Латвию: Еще в 2018 году я понимала, что из Беларуси придется уезжать

«Муж даже не думает возвращаться в Беларусь» 

На данный момент муж Марины опасается возвращаться в Беларусь.

«Нам известны истории наших знакомых, которые тоже вот так убежали после своей отсидки и через какое-то время возвращаясь к родителям. Или вот на похороны один ехал — его прямо на границе взяли, машину конфисковали. Я же беру на себя риск и раз в год вожу детей к бабушкам и дедушкам — на родине остались мои родители и родители мужа. Пока, слава богу, я ни разу не попалась — проезжаю границу, как тихая серенькая мышка. И пока это работает. Все-таки бабушки и дедушки играют большую роль в жизни детей», — завершает свой рассказ Марина.

Проект создан при поддержке «Медиасети»

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.