logo
Новая газета. Балтия
СюжетыОбщество

Белорусские юристы расследуют пытки мигрантов в Латвии

26 граждан Ирака подали иск в ЕСПЧ против Латвии. Они обвиняют страну нарушении прав и жестоком обращении

Мария Кугель, корреспондент в Риге

Правозащитная организация Respect-Protect-Fulfill, базирующаяся в Литве, ведет в ЕСПЧ дело «Х. М. М. против Латвии», в котором 26 заявителей — граждан Ирака. Заявители обвиняют Латвию в том, что государство длительно и грубо нарушало их права на границе в Беларусью и в центре для задержанных иностранцев «Даугавпилс». Официальные власти Латвии уже больше года упорно отрицают приведенные факты. На открытом онлайн-мероприятии юрист Никита Матющенков и юристка под конспиративным именем Анна рассказали «Новой газете — Балтия» о том, как Латвия обращалась с вынужденными мигрантами.

Недозащищенные «небелые»

Сотрудники RPF подчеркивают, что в белорусских СМИ почти не писали об этой ситуации. В латвийских теме посвящено чуть больше внимания, но тоже явно недостаточно. Они показали участникам мероприятия фото- и видеодоказательства, которые до сих пор не были доступны широкой аудитории.

Защита прав вынужденных мигрантов — не главное поле деятельности организации. Основное направление работы RPF — стратегические дела в договорных органах по правам человека, которые касаются Беларуси. Поэтому у этой информации есть очень ценное качество: она подана белорусской командой противников режима Лукашенко, с белорусской точки зрения и на белорусских материалах. Ведь до сих пор латвийские власти, отвергая обвинения правозащитников в грубом нарушении прав мигрантов на границе, пытках, произвольных заключениях под стражу и даже, возможно, насильственных исчезновениях людей, заявляют, что все это сфабриковано лукашенковской пропагандой.

Латвийско-белорусская граница. Фото: LETA

Никита Матющенков говорит: «Мы фокусируемся на недозащищенных мигрантах. Это люди, которые не интересуют никого. В отличие от беженцев из Украины, на которых выделяются какие-то ресурсы, финансирование, в том числе, на юридическую помощь, — на граждан Ирака, Афганистана, Африки почти ничего не дают. И мы заметили, что правозащитники берутся за их дела менее охотно. Речь идет не только о Латвии, это выводы из общения с коллегами по всему кризисному региону: и Польше, и Литве».

Анна добавляет: «Это люди, которые подвергаются расовой дискриминации. В опубликованном в октябре докладе Amnesty International по Латвии к ним применяется термин non-white, «небелые». Если ты недостаточно белый, ты уже находишься в группе риска в ситуации, когда ты просишь убежища».

Распоряжение №518

Предыстория проблемы такова. В 2020 году в Беларуси в связи с грубо сфальсифицированными президентскими выборами прошли протесты, которые были очень жестоко подавлены, и репрессии продолжаются до сих пор.

В ответ на это насилие Евросоюз ввел санкции в отношении белорусского режима. В свою очередь, в ответ на эти санкции режим отказался охранять границу с ЕС и соблюдать национальное миграционное законодательство, одновременно содействуя незаконному пересечению границы гражданами третьих стран, в первую очередь, из Ирака и Афганистана.

Задокументировано множество случаев, когда людей принуждали нелегально переходить границу белорусские власти. И, как правило, они не позволяли вернуться в Беларусь тем уж обессиленным и избитым мигрантам, которые пересекли границу Польши, Латвии или Литвы и были выдворены местными пограничниками.

«По статистике латвийских органов, с 1 января по 9 августа 2021 года границу Латвии со стороны Беларуси незаконно пересекли 352 человека, — рассказывает Никита Матющенков, — 10 августа Распоряжением № 518 власти Латвии ввели режим чрезвычайной ситуации в приграничных областях, который с тех пор постоянно продлевается. Сейчас он очередной раз продлен до 10 февраля 2023 года».

Кабинет министров разрешил латвийским пограничникам и другим силовым структурам немедленно возвращать людей в страну, из которой они прибыли (то есть в Беларусь) без соблюдения каких-либо формальных процедур, и санкционировал применение силы и спецсредств с целью принудить их покинуть Латвию. После этого и вплоть до середины апреля 2022 года в страну попало 156 человек. Им разрешили пребывание в Латвии «по гуманитарным основаниям».

Что это за основания, латвийские законы не уточняли, то есть, решение было отдано полностью на усмотрение пограничников. По статистике, в Латвию впустили семьи с детьми или очень больных людей.

При этом общая статистика по всем трем странам, затронутым кризисом, гласит, что на 24 ноября 2021 года в них незаконно попал 7831 человек. На долю Латвии приходится совсем немного. Возможно, именно поэтому ситуация на границе с Латвией не снискала внимания со стороны СМИ и не получает его до сих пор.

Меры, принятые в рамках ЧС, были примерно одинаковы во всех трех странах, граничащих с Беларусью. Вся пограничная зона в этих странах была закрыта для независимого контроля и мониторинга. Туда не могли попасть ни журналисты, ни правозащитники. Новое законодательство предельно упрощало процедуры выдворения людей. И самое важное, что во всех трех странах законодательно в нарушение норм международного права закрепили запрет на принятие у них прошений об убежище. Ситуация на границе описывалась характерным языком: «гибридное нападение», «атака», «ненастоящие беженцы». И во всех трех странах мигрантов избивали, использовали по отношению к ним спецсредства, принуждали оставаться в лесу в очень плохих погодных условиях.

Фото предоставлено организацией Respect-Protect-Fulfill

По статистике латвийских властей, с 10 августа 2021 года по 27 марта 2022 года более шести тысяч человек пытались пересечь границу. Правда, позже власти признались, что считали попытки, а не людей.

«Читая новости, сторонний наблюдатель мог подумать, что латвийскую границу штурмуют тысячи человек, — рассказывает Анна, — Например, сообщалось: «Сегодня латвийские пограничники не пустили в страну 150 мигрантов». На следующий день докладывали о 160 нарушителях. Однако, скорее всего, это были те же люди, что и вчера, плюс десяток новичков. Возможно, их было и меньше, потому что они пересекали границу туда и обратно несколько раз за сутки. При этом латвийские власти утверждали, что не идентифицируют их личности. Всю статистику создавали несколько десятков человек. Очень редко кому удавалось уйти обратно в Беларусь. Работая над делами наших клиентов, мы собрали контакты 80-90 человек. Исследовательница Александра Елкина считает, что с августа по март в лесу на границе разное время провели 230-250 человек. И это искусственное нагнетание, накручивание приводило о обесчеловечиванию мигрантов».

Исчезнувшие заявители

«Итак, ЧС была введена 10 августа, и до 24 августа в трех местах на границе скопились большие группы мигрантов из разных стран, в основном из Ирака, — рассказывает Никита Матющенков, — Их не пускали ни в Беларусь, ни в Латвию. В такой ситуации люди жили две недели под открытым небом. У нас есть несколько фото, сделанных возле столба № 216. На фото видно, что позади них стоят белорусские силовики без опознавательных знаков и в масках, а перед ними — латвийские пограничники. По договору о разграничении территорий между латвийскими и белорусскими столбами должно быть 10 метров. То есть, пять метров от латвийского белого столба — это территория Латвии. Также дело обстояло и в двух других местах, где скопились люди. Одной группе удалось связаться с волонтерами, правозащитниками и журналистами, и 24 августа к ним должна была приехать делегация Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев. Но рано утром 24 августа лагеря ликвидировали».

Читайте также

Читайте также

Amnesty International обвинила Латвию в жестоком обращении с мигрантами на границе с Беларусью

RPF в своей доказательной базе использует материалы Белорусского погранкомитета. Хотя очевидно, что это часть государственной пропаганды, эти фото и видео верифицированы при общении с заявителями. На одном из видео можно рассмотреть, как латвийские солдаты и пограничники насильно вытесняют людей вглубь своей территории и уводят. Сотрудники верховного комиссара по делам беженцев не смогли пообщаться с ними. Латвийские власти сказали им, что люди ушли, а куда — неизвестно. Есть подозрение, что это было сделано специально, чтобы не допустить встречи.

За несколько дней до этого латвийский юрист запросил Европейский суд по правам человека ввести обеспечительные меры для группы заявителей (41 иракских курда), и 25 августа этот запрос был удовлетворен. ЕСПЧ постановил выделить всем заявителям еду, воду, одежду, адекватную медицинскую помощь и, если возможно, какой-то временный кров, однако они «исчезли». После этого никто долго не знал, где они, в том числе и адвокат, который занимался делом в ЕСПЧ. Он отказался работать по этому делу в Латвии, и с октября прошлого года к делу подключилась RPF.

Оранжевая палатка

«В конце октября с нами вышли на связь мигранты, которых приняли в Латвии «по соображениям гуманности» и содержали в центре для задержанных иностранцев в Даугавпилсе, — говорит Никита Матющенков. — Они рассказали нам, что провели все это время в лесу. Оказалось, что утром 24 августа людей с границы отвезли в большую оранжевую армейскую палатку, которая стояла в латвийском лесу».

Это была одна палатка на десятки человек, которые в ней спали на тюфяках. Ее часто перевозили с места на места, в частности, чтобы спрятать понадежнее. Каждое утро в 2-4 часа людей поднимали, «коммандос» на разных машинах (минивэнах с затемненными стеклами и без номеров) развозили их к разным пограничным столбам и выталкивали на территорию Беларуси. Там они натыкались на белорусских пограничников, которые разворачивали их обратно. Они возвращались, и через какое-то время за ними приезжали черные минивэны и отвозили в палатку. Так происходило минимум раз в день, иногда и несколько.

«Спецназовцы, которых наши подзащитные называли «коммандос», были не военными и не пограничниками, — рассказывает Анна, — Это были люди в черной экипировке, всегда в балаклавах, вооружены автоматами, и даже наши заявители не могли их иногда различить. Они говорили нам, что эти бойцы, наверное, не подчиняются вообще никому, потому что то, что они себе позволяли, не мог делать больше никто. Они охраняли мигрантов круглосуточно и вгоняли их в сильный стресс».

«Наши заявители говорили, что «коммандос» избивали их, в том числе, дубинками, применяли к ним электрошок, — рассказывает Никита Матющенков, — Мы общались с одним человеком, которого пытали утоплением, опуская его голову в воду. Постоянно обыскивали и уничтожали или отбирали телефоны у всех, кто попадал в палатки. И подвергали различному психологическому насилию, оскорбляли, угрожали, унижали».

Анна добавляет, что из палатки нельзя было выйти без разрешения коммандос. Даже в туалет, в который их сопровождал спецназовец. Туалет представлял собой яму, которую заставили выкопать самих же мигрантов.

Чаще всего, но не всегда, люди получали в день одну поллитровую бутылку воды и пачку печенья на человека. Осенью в палатке еще изредка давали теплую жидкость, похожую на суп.

Изредка они выкапывали на белорусской стороне мороженную картофелину, случалось, белорусские пограничники им что-то приносили, кто бесплатно, кто за деньги (один из заявителей говорил о 10 евро за картофелину). Никакого душа, никакой возможности поддерживать гигиену не было.

«Когда я об этом узнал, я даже сразу не мог поверить, — признается Никита Матющенков, — Помню, первое, что я спросил: «Как вы вообще выжили в лесу?».

«Интересную практику мы обнаружили у белорусских силовиков, которые задерживали мигрантов после того, как их из Латвии возвращали в Беларусь, — рассказывает Матющенков, — Они документировали выдворения: фотографировали людей и отправляли фото начальству. Некоторые мигранты провели там не то что два месяца, а все восемь, и за это время сблизились с белорусскими пограничниками, знали друг друга в лицо и по именам, установили человеческий контакт. И пограничники отправляли эти фото им или их родственникам. У нас сейчас около 60 таких снимков с разных точек, с разными людьми, есть групповые и одиночные».

Правозащитник говорит, что с латвийскими пограничниками такой контакт и не мог установиться: коммандос не давали им возможности сблизиться. Били всякий раз, когда они смотрели в глаза силовикам. Даже когда их водили в туалет, им пригибали голову вниз. Белорусы не были так экипированы и вооружены, они ходили с открытыми лицами, там не было спецназа.

«На одном из групповых фото люди сняты на фоне сельского дома, они улыбаются, и сложно поверить, что они в беде, — говорит Анна, — Кажется, что они провели уикэнд на даче. На самом деле, это снято в заброшенной белорусской деревне в нескольких сотнях метров от границы. Дом изнутри весь разрушен. Изредка в нем люди оставались ночевать. Этот дом и еще один у границы использовались как перевалочные пункты. Людей возле них собирали, фотографировали и отправляли назад. На некоторых фото присутствует грузовик с тентом».

Заброшенный дом у границы. Фото предоставлено организацией Respect-Protect-Fulfill

Заброшенный дом у границы. Фото предоставлено организацией Respect-Protect-Fulfill

С середины декабря 2021 года людей перестали возить в палатку. Они вынуждены были спать под открытым небом в снегу. В палатку пускали только больных. Люди жгли костры, спали возле них по 2-3 часа сменами, обжигались во сне. Есть редкие фото, на которых люди запечатлены именно на территории Латвии.

На одном уникальном видео белорусского погранкомитета зафиксирована попытка рутинного выдворения мигрантов из Латвии пограничниками и вооруженными людьми в масках у столба №298 в ночь с 30 на 31 декабря. Она провалилась, потому что ее случайно засекли белорусские пограничники при патрулировании и начали снимать. После этого мигрантов отвели вглубь территории Латвии, посадили в машину, отвезли на другой участок границы и все же выдворили. На этом видео один из заявителей опознал себя.

Есть свидетельства, что латвийские пограничники и коммандос избегали съемки белорусскими коллегами, опасаясь, что нелегальные пушбэки и прочие нарушения прав мигрантов будут задокументированы. В том числе, по этой причине менялось месторасположение палатки. От имени человека, узнавшего себя на видео, RPF готовит жалобу в латвийскую прокуратуру.

«Добровольное» согласие на возвращение

Никита Матющенков рассказывает, что из леса, по сути, был один выход — через подписание согласия на «добровольное» возвращение в страну происхождения и отказ от права просить убежища в Латвии. Постепенно согласившихся принимали в официальный центр для задержанных иностранцев в Даугавпилсе и выдворяли в Ирак. Понятно, что для людей, застрявших в лесу, такое возвращение было отнюдь не добровольным. Последних пленников границы, с которыми в августе был налажен контакт, пограничники вывезли с границы и поместили в даугавпилсский центр только в конце апреля.

Анна подчеркивает, что даже такая опция предлагалась вовсе не по умолчанию. Инициатива исходила от людей в униформе. Некоторые мигранты в самом начале просили отпустить их домой, однако их продолжали по непонятной причине держать в лесу. Как в лесу, так и на коронавирусном карантине, который проходили все мигранты в Даугавпилсе, их постоянно психологически обрабатывали, чтобы они ни в коем случае не попросили убежище. В противном случае грозились отвезти обратно.

Так, например, одному из заявителей сказали, что его отвезут в лес, и его там съедят медведи. В результате большинство из них подписывало бумаги, после карантина их отвозили в аэропорт и отправляли в Ирак. Все люди, прошедшие через лес, несут тяжелые последствия. Многие получили обморожения и ожоги от костра, различные заболевания. У всех серьезная психологическая травма.

Беженцы в суде

В конце марта Резенкенский районный суд признал незаконным отказ от регистрации прошений об убежище, и в Распоряжение №518 было внесено изменение, согласно которому мигранты могут подать прошение об убежище в официальных пунктах пересечения границы и в даугавпилсском центре.

Но юристы PRF подчеркивают, что ситуация непосредственно на «зеленой» границе в лесу от этого фактически не изменилась. Там по-прежнему появляются люди, и латвийские власти продолжают публиковать статистику о том, что они кого-то не пустили в страну.

Права этих людей защитить невозможно, потому что у правозащитников нет с ними контакта.

PRF ведет также несколько дел мигрантов против Польши в Европейском суде.

«Мы видели выдворения в Литве и Польше, но только в Латвии людей по семь месяцев держали в лесу без связи с родственниками, не признавая, что они там находятся, без еды, средств гигиены, минимальных удобств, — говорит Никита Матющенков. На мой взгляд, ответ латвийских властей на кризис на границе был, пожалуй, самым жестким». Он подчеркивает, что пытки и произвольное лишение свободы — это серьезное преступление против прав человека и беженца.

По словам Матющенкова, информации от заявителей очень много, и PRF подготовила еще несколько обращений в официальные органы. Во-первых, это отчет в Комитет против пыток.

«Когда Латвия будет отчитываться по соблюдению конвенции о неприменении пыток, сведения об этом отчете будут приняты комитетом во внимание и, возможно, властям Латвии зададут соответствующие вопросы» — говорит юрист.

Для трех граждан Ирака подготовлены жалобы в Генеральную прокуратуру.

«Сейчас латвийские власти полностью отрицают проблему, заявляя, что жалоб от мигрантов не поступало, — говорит Анна, — Эти уголовные дела по крайней мере отнимут у них такую возможность».

Никита Матющенков добавляет, что уже как минимум один человек подал жалобу в латвийские органы в сентябре и недавно ему отказали в возбуждении уголовного дела, заявив, что преступлений не было.

«Латвийские власти говорят, что этого всего не было, и отчет Amnesty International на 60 страниц с описанием пыток — это выдумки и инсинуации, политический заказ, и что надо искать, кому это выгодно, — замечает Анна, — эта риторика очень похожа на белорусскую».

Юристы PRF оценивают перспективы дела «Х. М. М. против Латвии» как высокие. В аналогичном процессе против Польши суд признал, что вне зависимости от национального законодательства прошение об убежище необходимо принять, позволив его подателю остаться на территории страны, пока оно рассматривается.

Никита Матющенков говорит, что само Распоряжение №518 в этой части было раскритиковано Управлением по делам верховного комиссара ООН по делам беженцев, поскольку речь идет о фундаментальных правах людей. Если иски заявителей в латвийскую прокуратуру будут отклонены, PRF намерено довести дела до ЕСПЧ.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.