logo
Новая газета. Балтия
СюжетыОбщество

Беженец из Украины провел семь дней на границе России и Латвии. Сон — в машине, туалет — в лесу

Истории людей, выехавших из оккупированных территорий Украины через Крым и Россию

Максим Пушкарев

Пункт «Убылинка» на границе России и Латвии. Фото предоставлено нашим собеседником

Многие граждане Украины с началом войны сумели найти для себя временный приют в странах ЕС. Сложнее всего пришлось тем, кто оказался на оккупированных территориях. Выбираться из ада войны им довелось, преодолевая сложный путь через Крым и Россию, чтобы оказаться в безопасности в одной из европейских стран.

«Украинцев мы не селим»

Первое, с чем могут столкнуться граждане Украины при выезде через Россию — это с пренебрежительным и унизительным отношением к себе со стороны российских военных на блокпостах и сотрудников ФСБ на пунктах пропуска. «Новая газета — Балтия» уже публиковала рассказы очевидцев о том, через какие сложности пришлось пройти людям во время прохождения российской фильтрации. Мы писали о пытках, избиениях и унижениях. Но на этом страдания переселенцев не заканчиваются. Население «необъятной» тоже не радо гостям, даже просто проезжающим транзитом.

Антон со своей семьей выезжал из Запорожской области. На удивление, фильтрация на пункте пропуска перед Крымом была пройдена быстро, и он ожидал, что на этом основные сложности закончены. Осталось лишь доехать до границы ЕС, пересечь ее и чувствовать себя свободными. Тогда еще никто не знал, что это только начало долгого пути.

Темнота застигла их в Ростовской области, и семья решила поискать ночлег. Вскоре был найден отель с незамысловатым названием «861» неподалеку от трассы. На стоянке перед зданием практически не было авто, что указывало на наличие свободных мест.

Фото предоставлено нашим собеседником. 

Уставшие после долгой дороги путешественники пошли арендоватьномер, но администратор, увидев украинские паспорта, им заявила: «Украинцев не селим!».Антон решил уточнить в чем причина, и, если нет номеров, могут ли им подсказать другой ближайший отель.

«Номера есть, но вас мы не поселим», — со злорадной улыбкой ответила администратор. «Других отелей я не подскажу, потому что никто вас, укрАинцев, не поселит. Ночуйте в поле», — подчеркнула она.

Антон нашел другую гостиницу, где их все же поселили, но эмоциональное состояние после пережитого унижения у всех было подавленное.

Семь ночей на границе России и Латвии

Дальнейшая поездка до границы с ЕС прошла более-менее спокойно, в отелях предоставляли номера, хотя кое-где косо смотрели на украинские номера автомобиля. Проблемы начались на границе России и Латвии. Очередь из машин на пункте пропуска Убылинка растянулась на десятки километров. Российские таможенники сознательно затягивали пропуск автомобилей с украинскими номерами. При этом транспорт с номерами России и Евросоюза мог проезжать без очереди.

Фото предоставлено нашим собеседником

Антон рассказывает: «Из семи суток, которые пришлось провести на границе был один день, когда пропустили менее 10 машин. В октябре уже достаточно холодно и можете себе представить, каково ночевать в холодной машине посреди дороги. Для санитарных потребностей поблизости лишь лес или расположенная в нескольких километрах заправка. Трудней пришлось тем, кто не рассчитывал на столь длительное время пребывания на границе и не взял с собой достаточное количество еды и воды. Все эти дни шел холодный дождь. Сырость проникала всюду и от нее было не скрыться. Все пожитки в машине отсырели, особенно сложно было с техникой: ноутбуки, телефоны. Постоянно хотелось согреться, но предприимчивые местные тут же нашли способ заработать. Обычный кипяток они приносили и продавали по 50 рублей за литр (около 0,83 евро)».

Спустя несколько дней ситуация немного улучшилась, когда о проблемах на границе узнали волонтеры. Они регулярно приезжали на границу и бесплатно раздавали горячую еду и чай. Хватало не всем, надо было заранее занимать очередь. Повезло тем, кто оказался более дальновидным и взял с собой походные приспособления и горелки. Это позволяло самостоятельно подогревать воду и что-то себе готовить, но таких были единицы: никто не рассчитывал на жизнь посреди леса в течение семи дней.

Приготовление пищи в очереди на границе. Фото предоставлено нашим собеседником

«Я не могу сказать, что все русские плохие. Без волонтеров, которые очень помогли, мы бы вообще не смогли прожить эти семь дней, — говорит Антон. Но в целом отношение к украинцам как к людям третьего сорта заметно не только среди военных, но и среди простого населения. Большинство смотрят на нас сверху вниз со снисхождением. Лишь единицы относятся доброжелательно и с пониманием. Вот такой вот «братский народ».

Европейцы тоже не образец доброжелательности

Справедливости ради мы не можем не рассказать и другую историю, про человека, выехавшего из оккупации с мамой, у которой есть инвалидность. Назовем нашего собеседника Димой. У него нет собственного авто, чтобы выехать из оккупированного региона, ему пришлось воспользоваться услугами частной компании. На тот момент взрыв на Крымском мосту уже произошел и уехать становилось все сложнее. Бизнес на войне делают полулегальные перевозчики, готовые за 400 евро с человека доставить желающих из оккупированного региона в Варшаву. Зная про сложности на пунктах пропуска России и ЕС, этот транспорт стал ехать другим маршрутом — через Беларусь.

Дима рассказывает:

«К унижению и презрительному отношению со стороны русских я был готов. Поэтому ничего экстраординарного на всех блокпостах и допросах не происходило. Я этого ожидал. Неприятно удивила латвийская сторона. Мы уже прошли все досмотры в России и Беларуси и выдохнули спокойно. Думали сейчас все сложности позади, мы в цивилизованной стране. Но латвийские пограничники были не очень любезны и устроили допрос с пристрастием всем пассажирам. Вещи досконально проверили, а потом сказали ждать. Мы ждали долго.

Мама у меня с инвалидностью и ей тяжело такое переживать. В течение 8 часов ей пришлось просидеть на одном и том же месте на жестком стуле, поскольку уходить никуда уже было нельзя.

Почему-то ни у кого из нашего автобуса не получилось на этом пункте пропуска расплатится картой и купить себе что-то в магазине. Нам очень хотелось пить, но терминал упорно не принимал украинские карты, а налички не было. Никто из сотрудников таможни, зная о проблеме, не предложил даже стакана воды пожилой женщине. Они заявили, что мы должны быть рады, если нас вообще пропустят. Наверное, основная проблема была в том, что у нас были только украинские внутренние документы. Ни у меня, ни у мамы нет загранпаспорта, но все говорили, что так выезжать можно, чтобы получить убежище. В итоге общее пребывание на пункте пропуска составило более 12 часов. Маме стало плохо, но даже таблетку выпить возможности не было, потому что не было воды. Лишь на ближайшей заправке мы смогли рассчитаться картой, попить и принять лекарства.

Я понимаю причины сложного досмотра, понимаю, что сейчас Евросоюз должен тщательно досматривать всех прибывших, чтобы под видом беженцев не оказались российские террористы. Но пожилая женщина с инвалидностью явно к ним не относится. Можно же было хотя бы к ней отнестись человечнее».

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.