logo
Новая газета. Балтия
КомментарийПолитика

Памяти Горбачева: Генеральный секретарь в Балтии. От счастья до отчаяния

Андрей Шаврей , культурный обозреватель
Андрей Шаврей , культурный обозреватель

Михаил Горбачев

На 92-м году жизни умер первый и последний президент СССР Михаил Горбачев. Личность противоречивая, но выдающаяся, заслуженно отмеченная Нобелевской премией. Насколько это была противоречивая личность и изменяющиеся обстоятельства вокруг него, свидетельствуют три его визита в столицы тогда трех республик Советской Прибалтики, в 1987-м — в Ригу и Таллинн, в 1990-м — в Вильнюс. 

Я помню «пятилетку торжественных похорон», когда один за другим умирали руководители СССР — в 1982-м Брежнев, в 1984-м — Андропов, в 1985-м — Черненко. Это был апофеоз геронтофилии, переходящий, увы, в откровенную немощь, выдаваемую за якобы мудрость — еле ходившие в телеэкране вожди, а затем и вовсе редко появлявшиеся на публике, показывались только на трибуне Мавзолея Ленина 1 мая и 7 ноября. И вдруг после смерти Генерального секретаря ЦК КПСС Константина Черненко в марте 1985-го выбрали «молодого». Горбачева.

Это была сенсация, хотя «молодому» было уже 55 лет.

Привычная речь на похоронах Черненко, не предвещавшая никаких изменений, но молодой говорит складно.

Наверное, это очень трудно понять тем, кто моложе сорока лет. Мне уже 50 и я помню, как, кажется, весь советский народ одномоментно влюбился в Михаила Сергеевича в мае 1985-го, когда он совершил свой первый официальный визит в статусе руководителя СССР, Генерального секретаря ЦК КПСС, в Ленинград, в «колыбель революции». Он выступил в Смольном и я лично был ошеломлен, бежал, двенадцатилетний, к маме: «Он без бумажки говорит!».

На фоне прочих официальных лиц это было уникально! Особенно когда в разгар рабочего дня он остановил лимузин в центре города-героя, на Невском проспекте у площади Восстания и вышел к народу, не верящему своим глазам. Поговорил с народом. Тогда в ответ на ставшее потом традиционным у Горбачева: «Какие будут пожелания, товарищи?» кто-то и воскликнул: «Будьте ближе к народу!» Михаил Сергеевич отреагировал моментально и это стало теперь легендарным: «Куда уж ближе!»

Советский народ полюбил Горбачева с первого взгляда. И в Балтии — тоже, это несомненно. Тогда это был свежий глоток воздуха! Но в Балтию Генеральный секретарь приехал только в феврале 1987-го. Отлично помню тот день. Я учился в восьмом классе, во время урока зашла классная руководительница и, прервав учебу, сказала торжественно и сердечно: «Дорогие ребята, к нам в Ригу приехал генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич…» Она не успела договорить фамилию — класс ликовал!

До «Атмоды» (национального Пробуждения) в Латвии еще было года полтора-два, но никто, кажется, не сомневался в необходимости продолжения избранного курса перестройки социализма. И уж что точно — во время того визита никто не мог подумать, что начатые реформы приведут к развалу СССР.

С супругой Раисой Максимовной Михаил Сергеевич гостил в Латвии с 17 по 19 февраля 1987 года. Жил в юрмальской резиденции. Первым делом, разумеется, возложил цветы к памятнику Ленину (он находился напротив нынешнего здания Кабинета министров и был снесен в августе 1991-го). Повсюду главу СССР сопровождал тогда первый секретарь ЦК Компартии Латвийской ССР Борис Карлович Пуго. Выйдя из машины, генсек сразу сказал, увидев народ, располагающее к душевности: «Спасибо, что пришли. Но сегодня в Риге кто-нибудь работает или нет?». Все засмеялись. Затем Михаил Сергеевич добавил уже серьезно: «Работать нам надо. Надеюсь, что вы это поняли».

Фото: Национальный архив Латвии

После этого он отправился в Музей латышских красных стрелков (ныне — Музей оккупации), где встретился со стрелками и ветеранами партии (среди них была и дожившая потом до 102 лет и ушедшая из жизни уже после восстановления независимости Латвии Марта Мартыновна Крустыньсон, видавшая самого Ленина и отсидевшая много лет при Сталине). В книге гостей Горбачев оставил запись, прославляющую латышских стрелков за их верность «идеалам Великого Октября». У здания музея был, разумеется, народ. В данном случае — студенты Рижского политехнического института и Латвийского государственного университета. Вот там был второй исторический перл от генсека. После традиционного: «какие будут пожелания, товарищи?», один из студентов сказал, что вот никак не завершат строительство бассейна на Кипсале. И Горбачев ответил: «Это, конечно, плохо, но у вас же рядом море!». Смех стоял на всю страну! А бассейн, кстати, в скорости действительно отстроили.

Конечно же, была длинная речь в Доме политпросвещения (ныне Дом конгрессов), перед партактивом. Выступление в полтора часа транслировалось по программе «Время» на весь СССР. В выступлении были присущие тому времени слова: «Бывшие буржуазные страны с характерной для них экономической закостенелостью и стагнацией в годы социалистических преобразований стали всесторонне развитыми советскими республиками с многоотраслевой индустриально-аграрной экономикой, значительным научным и культурным потенциалом. Само по себе это значимо, потому что, по сути, были заново созданы мощное машиностроение, электроэнергетика и химическая промышленность, образовался большой торговый и рыболовецкий флот. В сравнении с 1940 годом, когда произошло вступление в состав СССР, объем промышленной продукции в Латвии возрос в 55 раз. Это пример, который показывает, что могут свершить люди в условиях социалистического общества».

Горбачев строил «социализм с человеческим лицом», как его друг Александр Дубчек в 1968-м в Чехословакии («пражская весна»). Построить не удалось ни тому, ни другому. 

Но Михаил Сергеевич показывал «светлый путь»: «Меньше кабинетных заседаний, меньше пафоса и восторга. Больше работы. Таков лозунг нашего времени. Необходимо энергично помогать всем работникам партийного, советского и хозяйственного аппарата повернуться лицом к практическим делам и, насколько это возможно, положить конец сочинению бумаг».

И на следующий день он посетил легендарный завод «ВЭФ», который на фоне социалистической обыденности того времени был раем земным. Одна столовая чего стоила, которую генсек тоже посетил — с вечным Пуго и генеральным директором завода Олегом Коснтантиновичем Леневым, которому после визита присвоили звание Героя Социалистического труда.

Побеседовал с 27-летней работницей завода Симоной Бренарде, матерью двоих детей. Работницы ВЭФа позитивно оценили начатую Горбачевым борьбу с «зеленым змием». Эта тема была затронута и в одном из рижских детских домов, который посетила супруга Раиса Максимовна. «Эта беда, когда дети остаются без родителей, только приостановлена. Все общество должно добиваться ее искоренения», — сказала Раиса Максимовна.

Горбачев посещает завод «ВЭФ». Фото: Национальный архив Латвии

А Горбачев посетил тем временем в пригороде Риги, в Межапарке, выставку достижений народного хозяйства Латвийской ССР. Да, и был тогда под Ригой успешный колхоз-«миллионер», агрофирма «Адажи», которую возглавлял Альберт Каулос, тоже ставший Героем Социалистического труда. Но на фоне других колхозов этот латвийский был действительно образцовым и успешным. Посетил среднюю школу и детсад колхоза. В школе, кстати, говорил о популярных тогда первых «перестроечных» фильмах «Легко ли быть молодым?» Юриса Подниекса и «Чучело» Ролана Быкова. Говорят, генсек порадовался, что дети спели для него латышскую народную песню «Шесть маленьких барабанщиков» и одну русскую песню. А вот Раиса Максимовна в адажском детском саду спросила у пятилетней девочки: «Почему ты не говоришь по-русски?» Но в целом, Михаил Сергеевич и Раиса Максимовна были в восторге, неподдельном.

Каулс позже стал советником Горбачева по вопросам сельского хозяйства и поддержал направленный против Горбачева августовский путч в 1991-м. А Борис Карлович в дни визита Горбачева справлял свое пятидесятилетие, ему вручили орден Ленина. В вскоре Борис Пуго был переведен в Москву, на ответственный пост главы комитета партийного контроля, стал кандидатом, потом членом Политбюро (руководство СССР), министром внутренних дел СССР. И в августе 1991-го вошел в состав ГКЧП, пытавшегося затормозить горбачевские реформы. Судя по всему, быстро понял, что совершил ошибку и застрелился.

После того трехдневного визита в Латвию, Михаил Горбачев направился в Эстонию, где пробыл с 19 по 21 февраля 1987 года. Во время визита он встретился с ветеранами партии, посетил предприятие «Марат», колхоз «9 мая» Пайдеского района и Таллиннский политехнический институт. Горбачев побывал в Эстонском доме колхозника, у монумента Ленина, посетил мемориал Маарьямяэ, гостевой дом в Вяятса.

Фото: Визит Горбачева в Таллинн

Но главное, Михаил Сергеевич выступил на ХХ съезде комсомола Эстонии. Первоначально посещение комсомольского съезда не значилось в программе.

Народ был воодушевлен — искренне. Во всяком случае, его абсолютно подавляющая часть. Но трагедия в Чернобыле, нелады в экономике, а главное, пожалуй, та самая «гласность», объявленная Горбачевым, вскрыла столько застарелых проблем!

Вскрылись чудовищные преступления сталинизма и секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа, которые стали официальной прелюдией к оккупации Советским Союзом в 1940-м трех независимых стран Балтии. Неудивительно, что за короткое время в странах Балтии (а также в Грузии и Азербайджане) поднялась волна национального самосознания.

Первой свою независимость в начале 1990 года объявила Литва. И именно тогда Горбачев прямиком отправился в Вильнюс. Это была совсем иная атмосфера, чем три года до этого в странах Балтии (хотя Литву генсек как раз тогда и не посетил).

Читайте также

Читайте также

«Падение империи продолжается»

Что в Литве говорят о смерти Горбачева

Горбачев искренне не желал отделения Литвы. Но то, что он тогда приехал в столь сложный для себя момент — это как раз элемент его политики открытости, что заслуживает безмерного уважения. Не просто приехал — пошел в народ. С болью в глазах восклицал: «Никуда вы не уйдете, совесть вам не позволит!» Но ему навстречу взвивались национальные флаги.

Более 200 тысяч литовцев перед кафедральным католическим собором скандировали слово «независимость» и Горбачев, думается, уже все понимал. 

Прямо толпе он говорил: «Нам необходим механизм выхода республик из Советского Союза. Надо обсудить принципы выхода, обороны и системы связи, как того требует нынешнее время». Он еще на что-то надеялся. Через три месяца после своего трехдневного визита в Литву Горбачев подписал закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР».

Визит Горбачева в Литву. Фото: Lithuanian Central State Archives

Самое интересное, что тот визит Михаила Горбачева в Литву (11 — 13 января 1990 года) был вообще единственным случаем, когда руководитель СССР посетил Литву (Латвии хотя бы «повезло» с Хрущевым« в 1960-х). Проблема была и в том, что в декабре 1989 года литовская коммунистическая партия объявила о своей независимости от Кремля и выдвинула требование предоставления свободы республике. В Москве Горбачев провел закрытое заседание ЦК. Сторонники жесткой линии настаивали на применении силы против Вильнюса. Судя по документальным свидетельствам, Горбачев отказался: «Я не хочу марать руки в крови».

Мое личное резюме. В политике Михаилу Сергеевичу вроде не повезло (одна катастрофа Чернобыля чего стоила, многое испортила, если не все), а в трансцедентальном смысле — да. Потому что он показал, как можно дать свободу другим странам в ущерб своей карьере. Спасибо за то, что закончил войну в Афганистане! Вообще, настоящий политик мира — тот, кто не начинает войны, а кто прекращает войны, начатые другими. За то, что освободил Сахарова (причем, лично позвонил). За то, что позволил немцам объединиться. За крушение железного занавеса.

Я помню 1990-91-й, когда к нему отношение стало сложным — из-за отношения Балтии, например. И только с годами я понял смысл фраз двух великих людей. Тогда, в 1990-м, буквально незадолго до смерти в «Кинопанораме» выступал кинорежиссер Параджанов. Он буквально кричал: «Посмотрите на его лицо! Он же страдает! Он же постарел за год!».

Артист балета Рудольф Нуриев за два года до смерти дал интервью каналу из Нидерландов. Нуриев, которому Горбачев в дремучем еще 1986-м позволил на два дня приехать в родную Уфу попрощаться с умирающей мамой. Это был грандиозный человеческий поступок. «Он не человек стаи. Он человек. Он заслужил свою Нобелевскую премию», — говорил Нуриев.

Горби, безусловно, человек мира. И не человек стаи. Просто нормальный великий Человек. Мне кажется, настоящий в самом лучшем смысле русский, былинный дух не там, где совок, а где родное село Горбачева, которое неслучайно его предки назвали Привольное.

И еще. Есть Гордость, а есть гордыня. Гордыня, кстати, грех. Горбачеву это явно претило и он умел сделать первый шаг. Вот о том и фотография, 19 декабря 1985 года, Женева. Встреча главного коммуниста мира с главным «злодеем» мира, которым меня в школе пугали. Фото о многом говорит. Спасибо за прекращение холодной войны.

Президент США Рональд Рейган встретился с советским лидером Михаилом Горбачевым.

Да, и еще за бассейн на Кипсале спасибо, который я в дружеских разговорах всегда именовал «бассейном имени Горбачева».

shareprint
#Латвия
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.