logo
Новая газета. Балтия
Комментарий · Политика

О границах и дружбе

В России предлагают отозвать независимость Литвы. В Литве Путину иронично советуют подчиниться власти Владислава IV Вазы и отдать ВКЛ оккупированные территории

Василий Воронин , историк, кандидат наук, научный сотрудник Европейского гуманитарного университета в Вильнюсе
Василий Воронин , историк, кандидат наук, научный сотрудник Европейского гуманитарного университета в Вильнюсе

Справа: Депутат Сейма Литвы Матас Малдейкис с кружкой «Смоленск — это Литва». Фото: Twitter.

Скандальные заявления некоторых российских политиков о том, что следует отменить признание Советским Союзом независимости Литвы, наделали много шума. Последовала реакция и комментарии — само собой, прежде всего в Литве. По большей части они были насмешливыми, если не сказать ехидными, что вполне понятно, поскольку эти угрозы действительно выглядят нелепо. Но одновременно прозвучали и ответные инициативы.

Так, депутат Сейма Литвы Матас Малдейкис иронично заявил, что Литва может потребовать от российского лидера Владимира Путина подчиниться власти Владислава IV Вазы и отдать Великому княжеству Литовскому часть территорий.

Подобные инициативы отсылают к истории взаимоотношений Великого княжества Литовского и России. Давайте и мы немного вспомним о ней — благо, есть повод.

Столкновения между двумя великими княжествами — Литовским и Московским — начались еще в XIV веке, когда оба государства быстро разрастались, присоединяя к себе русские земли. В результате они получили общую границу, которая, однако, была очень изменчивой. Кроме того, Вильнюс и Москва долго боролись за влияние в Северо-Восточной и Северо-Западной Руси. Объектами соперничества были практически все основные земли этих больших частей Руси: Псковская и Новгородская республики, Смоленское и Тверское княжества, чернигово-северские уделы и даже Рязань. Эта борьба была не только вооруженной, она шла также в сфере политики и дипломатии.

Первый известный нам мирный договор стороны заключили в 1408 году. Он поставил точку в остром военном конфликте, разразившемся из-за того, что двумя годами ранее Витовт совершил поход на Псковщину. По условиям этого мира граница была установлена по реке Угра, притоке Оки. К тому моменту Великое княжество Литовское уже владело Смоленщиной, а теперь его восточный рубеж был отодвинут к самой Калуге.

Важные события произошли в 1427 году. Именно тогда Витовт совершил объезд восточных окраин своей державы, который был больше похож на грандиозный военный поход, совершенный для того, чтобы продемонстрировать свою силу и могущество.

Демонстрация удалась — соседние русские князья, владевшие небольшими княжествами и сохранявшие до того момента независимость, сами переходили под покровительство Витовта.

Его верховную власть признал также великий князь тверской Борис Александрович, а двенадцатилетний великий князь московский Василий II и его мать Софья, дочь Витовта, сами приехали в Великое княжество Литовское и присягнули ему. В конце жизни Витовт имел огромное влияние на Руси, и большая ее часть находилась под его контролем — прямым или опосредованным.

Очень сильными выглядят позиции Великого княжества Литовского на Руси и в договоре, который в 1449 г. заключили между собой Казимир Ягеллончик и великий князь московский Василий II.

Москва обещала «не вступатися» в Смоленскую землю, Любуцк, Мценск.

Она признала, что Тверское княжество находится в сфере влияния Вильнюса, что княжества, расположенные в верховьях Оки, должны, как и раньше, ежегодно выплачивать великим князьям литовским определенные денежные суммы, и что рязанский князь, если того пожелает, может перейти на службу от Василия к Казимиру.

С другой стороны, за Москвой были закреплены верховные права на Великий Новгород и Псков. В исторической науке этот договор называют великим актом раздела Руси, и это недалеко от истины. Действительно, мирное соглашение ярко продемонстрировало тот факт, что к тому моменту Вильнюс и Москва представляли собой две самые крупные силы на территориях, заселенных восточными славянами. Если не считать Золотой Орды, которая хоть уже и клонилась к упадку, но все еще была грозной военной силой, а Москва по-прежнему находилась в зависимости от нее.

Прошло всего несколько десятилетий, и уже к концу XV века баланс сил в Восточной Европе изменился. Великое княжество Московское взяло стратегический курс на подчинение всех земель Руси и быстро перешло к активным действиям в этом направлении. Нужно сказать, что этому способствовало фактическое бездействие Казимира Ягеллончика. Став королем Польши, он уделял основное внимание западному направлению своей внешней политики. Тем временем Московское государство освободилось от ордынского ига, присоединило Великий Новгород и Тверь.

В результате, дело дошло до его прямых столкновений с Великим княжеством Литовским, которые приобрели очень широкий размах. В ходе серии из пяти войн, которые соседи вели друг с другом в конце XV — первой половине XVI века, общим победителем вышел восточный соперник.

Великое княжество Литовское потеряло очень большие территории. Особенно неудачной для него была война 1500 — 1503 годов, когда были утрачены почти все чернигово-северские земли и значительные территории на Смоленщине и в верховьях Оки. В 1514 году, несмотря на грандиозную победу под Оршей, был потерян еще и Смоленск.

В Литве и Беларуси, где чтут память о Великом княжестве Литовском, чаще всего акцентируют внимание на отрицательных последствиях Люблинской унии 1569 года. Действительно, Великое княжество утратило свой государственный суверенитет, в том числе перестало быть самостоятельной единицей в международной политике, было ослаблено территориально и подпало под сильное культурное влияние Польши. Но нужно иметь в виду, что созданная в результате этого соглашения Речь Посполитая была мощным государством, которое могло противостоять практически любой внешней угрозе. И так было, по крайней мере, до середины XVII века.

Ян Матейко, «Люблинская уния». Картина написана в 1869 году, то есть к 300-летию заключения Унии

Именно объединенная Речь Посполитая смогла вернуть утраченные Великим княжеством Литовским земли (большую часть Полоцкого воеводства с Полоцком и северные окраины Витебщины) и фактически одержать победу в Ливонской войне 1558 — 1583 годов. В первой половине XVII века последовали дальнейшие крупные успехи в соперничестве с соседями, в первую очередь с Россией.

В итоге длительного и трудного похода на восток войска Речи Посполитой в 1610 году заняли Москву, а королевич Владислав, будущий король Владислав IV Ваза был избран русским царем.

Результаты, достигнутые в ходе военной экспедиции войск Речи Посполитой в России, были закреплены в договоре о перемирии, который страны заключили между собой в 1618 году в Деулине. Именно Деулинское перемирие установило новую линию границы между ними на несколько последующих десятилетий — вплоть до 1654 года. В состав Речи Посполитой перешли Смоленщина и чернигово-северские земли, причем Смоленск административно принадлежал теперь Великому княжеству Литовскому, став центром воеводства.

Результаты Деулинского перемирия. Красным отмечены территории, переходящие Речи Посполитой. 

После того, как Москва безуспешно попыталась вернуть себе Смоленщину в ходе войны 1632 — 1634 годов, Речь Посполитая и Российское государство заключили новое двустороннее соглашение — Поляновское. Оно закрепило с небольшими изменениями территориальное размежевание, которое было зафиксировано в условиях Деулинского перемирия.

Но, в отличие от Деулинского соглашения, которое было временным перемирием на четырнадцать с половиной лет, Поляновский договор имел уже статус «вечного мира». То есть, он был заключен бессрочно — так сказать, навсегда.

Конечно, никто из людей, которые его готовили, не рассчитывал, что этот договор будет действовать вечно, — для политиков это было бы слишком наивно. Они прекрасно знали, что аналогичные договоры о «вечном мире» заключались и раньше, но ни один из них не продержался и пятидесяти лет. Но все же такой статус Поляновского соглашения давал какую-то надежду на то, что его условия будут соблюдаться достаточно долго.

Но эти расчеты не оправдались: Россия нарушила Поляновский мир, развязав в 1654 году очередную войну против Речи Посполитой. Кстати, Деулинское перемирие было ей также нарушено. Россия не стала дожидаться, пока выйдет установленный им срок, и начала Смоленскую войну за год до его истечения. И еще одна деталь.

Текст Поляновского мирного договора до сих пор не опубликован, хотя сохранился даже его рукописный оригинал. Когда он наконец увидит свет, думается, мы сможем узнать еще много интересного о взаимоотношениях России и Речи Посполитой. Например, за что именно русский царь Михаил Романов заплатил соседнему государству огромную сумму в 20 000 рублей? Таким образом он компенсировал расходы, которые понесла Речь Посполитая в завершившейся войне, или же это была плата за отказ Владислава Вазы от царского титула?

Оба договора заключала, конечно же, именно Речь Посполитая, а не Великое княжество Литовское, которое к тому моменту уже не было самостоятельным игроком на международной арене. Тем не менее, будучи составной частью Речи Посполитой, оно сказало свое слово. На переговорах по поводу заключения обоих этих мирных соглашений в делегации Речи Посполитой входили высокопоставленные представители Великого княжества. В 1618 году это был канцлер Лев Сапега, а в 1634 году вильнюсский воевода Кшиштоф Радзивилл.

В дальнейшем чаша весов в противоборстве соседей снова склонилась в сторону России. Война 1654 — 1667 годов привела к тому, что Речь Посполитая опять утратила Смоленщину и чернигово-северские земли, а территория Великого княжества Литовского сократилась до современной Литвы и Беларуси. В 1686 году Речь Посполитая и Россия заключили на этих условиях «вечный мир», который на этот раз оказался на удивление прочным и продержался до эпохи разделов Речи Посполитой.

Отсылки к истории, давней и недавней, иногда становятся аргументами в политических спорах. И это не изобретение нашего времени — такое практиковалось и раньше.

Всякого рода деятели в России уже не в первый раз вытаскивают аргументы из прошлого, реагируя на сиюминутную политическую конъюнктуру. Пока этот прием не принес их стране ничего хорошего, а только подтачивал ее отношения с соседями. Думается, что сегодня история может и должна играть другую, более благородную роль: помогать людям лучше понимать наш общий мир, помогать избегать тяжелых конфликтов. Это как раз те области, в которых история может быть учительницей жизни.

Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.