logo
Новая газета. Балтия
Сюжеты · Политика

Война престолов

Литовская епархия не хочет пускать в Литву конкурентов, а несогласных увольняет и запрещает

Евгений Титов , корреспондент в Вильнюсе
Евгений Титов , корреспондент в Вильнюсе

Крестный ход/Евгений Титов

Несогласные. Начало

Отправной точкой стало 24 февраля, когда Россия напала на Украину. Уже на следующий день высказался Виталий Моцкус, канцлер (теперь уже бывший) Виленской и литовской епархии. На сайте Bernardinai.lt он выступил со статьей «Православные Литвы осуждают действия России по вторжению в Украину» на литовском языке.

Через пару дней возникло служебное письмо, которое канцелярия разослала православному литовскому духовенству: так, мол, по украинским событиям никому не высказываться! Будем, братья, молиться «о мире на земле украинской», а давать публичные комментарии будет один лишь канцлер Виталий Моцкус (это письмо я видел лично).

Все бы ничего, но Виленская и литовская епархия относится к Московскому патриархату, то есть канонически она подчинена Москве, потому во время литургии там поминают Московского Патриарха Кирилла как «великого господина и отца нашего». Того самого Кирилла, который в свое время занял пост на волне политической лояльности Кремлю. И того, который сейчас поддержал действия российской власти в Украине. Потому с точки зрения человека, неискушенного в церковной софистике, Виленская епархия молится по принципу «и вашим, и нашим»: и за мир в Украине, и за воинственного московского предстоятеля.

Этой двусмысленности первым не выдержал Виталис Даупарас, настоятель Пятницкой церкви в Вильнюсе. Тринадцатого марта он на литургии не упомянул Кирилла. С формальной точки зрения это не самый большой проступок. Но надо знать нравы Московского патриархата, чтобы понимать, насколько серьезный вызов Даупарас бросил системе.

За ним подтянулся и Георгий (Гинтарас) Сунгайла, священник Пречистенского кафедрального собора в Вильнюсе. «Во время службы я старался быть на вторых ролях, чтобы самому не поминать патриарха, — рассказывает отец Георгий. — Убийство людей противоречит самой сути христианской идеи».

Пресвитер Георгий (Гинтарас) Сунгайла. Фото из соцсети Facebook

Для монолитной московской среды брожение умов — дело ох какое возмутительное. Но Литва не Москва: щепетильные церковные проблемы тут не принято решать репрессиями, а потому глава епархии, Виленский и Литовский Митрополит Иннокентий, волей-неволей созвал совещание, чтобы найти компромисс. Семнадцатого марта он пригласил все местное православное духовенство — около 70-ти священников и дьяконов. Большинство выступило за упоминание патриарха. Но несогласные сказали свое слово: поминать московского патриарха не хотим.

Читайте также

Читайте также

Маленькая вера в большой политике. Откровения «священника-раскольника»

Что происходит в Православной церкви Литвы

«Некоторые из присутствующих стали возмущаться, — рассказывает отец Виталис Даупарас. — Называли нас русофобами, стыдили, предлагали уходить к католикам». Но Виталис Даупарас и Георгий Сунгайла все равно подали митрополиту ходатайство: пусть им позволят не упоминать Патриарха Кирилла, или пусть увольняют. Канцлер Виталий Моцкус тоже был против упоминания, хотя ходатайство не подавал.

Война в Украине на тот момент длилась почти месяц, счет жертв шел на десятки тысяч. В обществе зрел немой вопрос: литовская православная епархия «за» или «против»? На чьей стороне структура Московского патриархата? На упомянутом собрании митрополит дал ответ, зачитав свое обращение: «мы решительно осуждаем войну России против Украины <…> У нас c Патриархом Кириллом разные политические взгляды и восприятие текущих событий».

Казалось бы, вот она, долгожданная ясность! Но на самом деле все сложнее. По моим сведениям, на том собрании Митрополит Иннокентий объяснил: его антивоенное обращение — для внешнего пользования. Внутри же церкви оно ни на что и ни на кого не влияет. Словом, и общество сыто, и священники целы.

Что касается прошения, поданного несогласными, то и тут Митрополит Иннокентий решил дело миром. Виталису Даупарасу и Георгию Сунгайле он разрешил не упоминать Патриарха, но лишь в Пятницкой церкви. Потому с 20-х чисел марта Даупарас и Сунгайла служили в этом храме вместе. Ситуация всех устраивала.

И грянул гром

В середине апреля Митрополит Иннокентий внезапно уволил Даупараса и Сунгайлу. Формально говоря, он просто удовлетворил их ходатайства, поданные на собрании за месяц до этого. Досталось и канцлеру Виталию Моцкусу. Он занимал в епархии сразу три должности: секретаря канцелярии, настоятеля Пречистенского собора и благочинного Вильнюса (то есть отвечал за все городские православные приходы). Митрополит убрал его со всех должностей, понизив до рядового священника. Для самих священников эти события были как снег на голову.

Пречистенский собор/Евгений Титов

Зато дела неплохо сложились у Амвросия, епископа Тракайского. Помимо этой должности он был благочинным Клайпеды, то есть отвечал за клайпедские православные приходы — пост не самый высокий. Но после увольнения несогласных его карьера двинулась в гору: Амвросий получил все три должности Виталия Моцкуса и стал выступать от имени литовской епархии.

Епископ Тракайский Амвросий/Евгений Титов

Место Виталиуса Даупараса как настоятеля Пятницкой церкви тоже занял Амвросий. Более того, на литовском христианском радио «Мария» более 10-ти лет выходила «Передача православной церкви», которую вел Виталий Моцкус. По моим сведениям, Амвросия хотели устроить и туда, вместо Моцкуса, но радио отказалось.

В литовских СМИ увольнение несогласных представляют как преследование за позицию по Украине. Литовская епархия это отрицает: она и сама до сих пор высказывается против войны. Но есть и другой существенный вопрос: Митрополит Иннокентий — человек опытный и, как говорят его коллеги, склонный к компромиссам. Он наверняка понимал, что из увольнений получится скандал. Этот скандал епархии совершенно невыгоден. Тогда зачем Иннокентий на это пошел? А может, его на это сподвигли?

Как говорится, после этого — не значит вследствие этого. Но факт остается фактом: 24 марта Московская патриархия создала Управление по делам епархий в странах ближнего зарубежья. А ближним зарубежьем принято считать постсоветское пространство, включая Литву. Вмешалась Москва или нет, но именно после создания Управления в Москве полетели головы несогласных в Литовской епархии.

Надо сказать, что c Патриархом Кириллом несогласны и другие представители литовского духовенства. Один из них — дьякон Виктор Миниотас. Его версия случившегося конспирологична. И все же он в Литовской православной церкви с 2000-го года, а потому знает здешние нравы. «Тут могла приложить руку ФСБ, — говорит Виктор Миниотас. — В Свято-Духовом монастыре (где расположена Литовская епрахия — прим. ред) пышным цветом цветет »русский мир«, а вернее »русская война«. На трапезах — политинформация из русского телевизора. Для российских спецслужб это питательная среда. Кто им не нравился, того и могли уволить».

Враги прихода

В Литве новости разлетаются быстро. На увольнения отреагировал мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс. И не просто отреагировал, а сделал громогласное заявление: традиционная для Литвы церковь — это, возможно, церковь Киевского или Константинопольского патриархата, а вовсе не Московская. Ну, и затронул материальный вопрос: «из этого могут следовать имущественные и финансовые последствия».

Литовская епархия тут же объявила несогласных раскольниками. Митрополит Иннокентий сделал заявление, по лексике отдающее российским ведомством, где лет уж сто трудятся люди с холодной головой и горячим сердцем: «в Литве сформировалась группа священнослужителей, которые уже давно вынашивали планы перехода в Константинопольский Патриархат. <…> Я по-отечески к ним относился. В ответ — удар ножом в спину».

«Группа священнослужителей» стала выступать в местных СМИ: дескать, надо вытащить нож из спины и спокойно жить дальше. Ну, был в Литве Московский патриархат, а теперь можно и Константинопольский пригласить. Между тем, в храмах начался сбор подписей под обращением: «мы с глубокой скорбью воспринимаем раскольничьи действия группы священников, направленные на создание в Литве параллельной церковной структуры».

Кампания по борьбе с церковными вредителями увенчалась Крестным ходом. Около 700 человек (по данных епархии — тысячи) прошагали по Вильнюсу с иконами и хоругвями. Выступали, как водится, «за единство Церкви, а также прекращение братоубийственной брани на Украине». К тому времени в опалу попали уже семеро.

Крестный ход/Евгений Титов

На днях епархия закрутила гайки еще туже, запретив пятерых священников в служении. В черном списке сейчас протоиереи Виталий Моцкус иВладимир Селявко, иереи Виталис Даупарас, Георгий Сунгайла, Георгий Ананьев. Дьяконов Виктора Миниотаса и Георгия Цыбуревкина призывают каяться.

Не оскудеет рука сдающего

Религия — это, пожалуй, высшая политика, как ни отделяй государство от церкви. Украинская разведка внесла литовского Митрополита Иннокентия и епископа Амвросия в список лиц, связанных с российской пропагандой. И в этом ключе позиция Московского патриархата понятна: так или иначе, он не хочет терять подспудное влияние на литовские умы. Это главный вопрос. Но церковь — это и еще вопрос собственности.

Сегодня к Литовской епархии относятся более 50-ти храмов и прочая недвижимость. К примеру, апартаменты лакшери-стиля напротив кафедрального Пречистенского собора. Да-да, роскошный отель на улице Майроню, 13 исправно укрепляет духовность в материальном эквиваленте. И это только самый известный пример.

Отель на улице Майроню, 13/Евгений Титов

Литовская епархия не зарабатывает миллионов, ведь тут не Москва. Но и эти кусочки хлеба с маслом терять, ясное дело, не желает. Впрочем, никто и не отбирает. Просто заявление мэра Вильнюса, где упоминался финансовый вопрос, видимо, было уж очень болезненным. В аккурат после этого уважаемый епископ Амвросий и заявил: мол, мы готовы страдать за Христа.

Между тем, приход в Литву Константинопольского патриархата страданий не обещает. В той же Эстонии его приходы работают с 1996 года. В ту пору московские сторонники там точно так же собирали подписи и ходили Крестными ходами, так что технологии отработаны. Тем не менее, сейчас в Эстонии 60 константинопольских приходов, что вдвое больше приходов Московского патриархата. И небо на землю не упало.

Сейчас в интернете идет сбор подписей за учреждение приходов Константинопольского патриархата и в Литве. «В стране сейчас десятки тысяч украинцев, тысячи белорусов, — говорит отец Георгий Сунгайла. — Есть русские, не поддерживающие Москву, есть православные литовцы. Все они имеют право молиться в церкви, которая с Москвой не связана».

От редакции:

В пятницу 20 мая корреспондент «Новой газеты Балтия» отправил епископу Амвросию вопросы, желая опубликовать его позицию по описанным проблемам и фактам. В распоряжение отца Амвросия был предоставлен и сам текст этой статьи — для того, чтобы Литовская епархия могла выразить свое мнение наиболее полно и обстоятельно.

Через неделю, 27 мая, ответа не последовало. Корреспондент вновь связался с епископом Амвросием, и тот посоветовал обращаться к другому священнослужителю, назвав его телефон. Однако по указанному номеру никто не ответил. Таким образом, мы публикуем статью, не получив ответа от Литовской и Виленской епархии в установленный законом срок.

Как только епархия пожелает и ответит, мы с удовольствием опубликуем и этот ответ.

#Литва #религия
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.