logo
Новая газета. Балтия
ИнтервьюКультура

Рождество по-латвийски: елки, печенье пипаркукас, голова поросенка, молитвы и песни

Интервью с доцентом теологического факультета Латвийского университета Андрисом Приеде

Андрей Шаврей, культурный обозреватель

Андрис Приеде. Фото: Андрей Шаврей

Рождественские традиции Латвии сформировались через смешение традиций разных религий, а некоторые, возможно, берут начало в язычестве.

Сжигание елок, таскание бревна и свиная голова с картошкой на столе: доцент теологического факультета Латвийского университета, глава кафедры истории церкви и религий Андрис Приеде накануне главного праздника года рассказал нам о рождественских традициях Латвии и их истоках.

Господин Приеде, у Латвии есть свои рождественские традиции?

Хороший вопрос. Стоит поразмышлять вообще, что такое рождественские традиции? Потому что нам следует помнить общие традиции, присущие всей Европе и конфессиональные. И тут случай Латвии, я считаю, уникальный, потому что у нас самые разные религии.

Я лично сам причисляю себя к школе религиозных исследователей, которые отстаивают мнение, что рождественские традиции в Латвии начались еще с язычества, которые входили в противоречие с протестантской реформацией, ливонской традицией, появившейся позднее. Но исследователь религии, профессор Харалдс Биезайс говорил, что как только мы видим в Рождество человека со свечой, то нам сразу надо искать традицию эту в допротестантской традиции, в язычестве. Это связано больше с фольклорной и этнографической традицией, которая перешла в христианство.

Фото: LETA

Если говорить об общем, то нас (католиков, лютеран, православных) объединяют прежде всего христианские традиции. Например, рождественская елка. Но следует помнить, что в старину была важна не только елка, но и особый обряд ее украшения. Этой традицией Латвия, конечно, очень гордится и все время спорит с Эстонией, у кого из двух наших стран эта традиция раньше появилась.

Читайте также

Читайте также

Рождество по-литовски: 12 блюд, игры и гадания, чтобы чуть отвлечься от новостей и поверить в чудо

Да, дружественная Эстония говорит, что рождественская елка появилась прежде всего у них.

Здесь есть нюанс. Латвия говорит, что традиция установки рождественской елки появилась в 1500-е годы, хотя члены общества братства Черноголовых в Таллинне елку сжигали (именно сжигали, а не наряжали, такова была как раз традиция!) еще в 1400-е годы.

В общем, документально неизвестно, Латвия или Эстония родила традицию сжигания рождественской елки.

Но вот о том, кто первым стал наряжать елку, документальные свидетельства имеются — эта традиция пришла к нам из нынешней Германии, из района Эльбы, Рейна, из Лотарингии. Есть свидетельства, что торговля рождественскими елками там началась как раз в конце 1400-х.

И это общая традиция, которая в каких-то странах нынешней Европы появилась раньше, у кого-то позже. Например, интересно, что в Англии только во время королевы Виктории в середине XIX века стала популярна рождественская ель — благодаря свадьбе королевы с принцем Альбертом, который ввел как раз континентальные традиции. И я помню свои студенческие годы, которые пришлись на девяностые годы, я тогда был в Италии, так там протестовали против елки, итальянцы говорили, что это не их традиция, это у Австрии и Германии популярно!

Понятное дело, в Италии же елки не растут, но зато есть пальмы, которыми приветствовали Христа.

Но так или иначе, и в Италии уже появилась эта традиция, во всяком случае, на ее Севере. И в Ватикане на площади Петра каждый год одно из государств Европы дарит Папе Римскому свою елку, которая символизирует духовное единство стран.

И вот в этом смысле Латвия все же выделяется, потому что издревле у нас специфически выделяются три католических региона — это Латгалия, Скайстклане и анклав Суйтов (маленькие городки Алсунга, Юркалне) у Балтийского моря. И у нее есть старинные традиции, которых нет, в свою очередь, у местных лютеран, которые тоже отмечают Рождество.

Но есть общая традиция — украшать свои дома своеобразной сценографией, которая изображает Вифлеемский вертеп, в котором родился Христос.

Рождественский вертеп

И что интересно, православные Латвии, в свою очередь, тоже практикуют традицию установления такой символической сценографии.

У католиков Латвии есть традиция, которая не присуща лютеранам — это преломление хлебов, когда в рождественский вечер в церкви преломляют хлеба и верующие делятся им между собой. И вместе с кусочком хлеба приносят домой немного сена из хлева, которое символизирует тот факт, что Христос родился как раз в хлеву. И именно этих католических традиций придерживается большая часть латвийских эмигрантов, я ездил, среди прочего, и в католическую общину в Швеции, куда привозил и этот божественный хлеб.

В любом случае, главное, что в рождественский вечер все за общим за столом или, приходя к другим, просят прощения за причиненные в течении года обиды. И от всего сердца желают, чтобы с этого вечера Рождества и в течение всего следующего года мы все жили, как положено христианам.

В рождественский вечер обязательно проводится месса — обычно ее проводят именно вечерами, хотя в идеале она должна проводиться в полночь, после которой и садятся за праздничный стол с угощениями, характерными для своего региона.

Фото: LETA

В Латвии что из этого характерно?

Например, у лютеран популярна голова свиньи и особенно ее пятачок — с картошкой.

В латвийской же католической традиции как раз вечером 24 декабря приветствуются рыбные блюда, среди них, предположим, фаршированный карп.

Это необязательное условие — именно рыба, но это все же как раз старинная рождественская традиция. Равно как и торт с использованием маковых семян, например.

Но почему в Латвии на Рождество наиболее популярно печенье «пипаркукас»? Это некоторая замена хлебу?

Это идет с XV века, когда это печенье вешали на рождественскую елку, которая устанавливалась не на один день. И это печенье хранится достаточно долго, так что это было практично. В Италии, кстати, есть аналогия нашему печенью — «пармчеллло», желтый хлеб, в котором используются орехи.

Печенье пипаркукас. Фото: LETA

Но я хочу сказать и о другой традиции. Исследователи европейского музыкального фольклора с удовольствием едут именно в Латвию в экспедиции, чтобы изучать аутентичные музыкальные рождественские традиции, которые в латышском именуются «кекатиес», «гудели» и «чиганос». Причем, последнее не имеет никакого отношения к этнической группе ромов. Это определение времени года, которое продолжается с дня Мартиня и в этот период как раз выпадает и Рождество.

Есть настоятельница из рижской церкви скорбящей Богоматери, ее зовут Венеранда, она из старинной искренне верующей семьи. И вот в ее семье испокон веков практиковалось, что в первое Рождество (24 декабря) надо идти в церковь, а на следующей день надо идти «кекатиес» и «чиганос». То есть петь и развлекаться. Ее дед так и говорил: «Идите, дети, чигонос!».

Например, при этом можно надевать шубу и изображать медведя, можно шубу надевать наоборот, надевать маски. Кто-то при этом изображал, например, смерть. Важно сказать, что эти скорее языческие традиции не против христианских. Их практикуют все же верующие люди. Тут важно, несут ли участники этого действа культ смерти или все же радуются подаренной нам свыше жизни? Или желают все же избавления от страха смерти. Хотя иногда до сих пор идут дискуссии, может ли христианин участвовать, например в церемонии тягания бревна.

Как раз накануне Рождества в Старой Риге отметили эту традицию — тянули большое бревно от Ратуши по улицам Старого города, при этом пели и танцевали.

Хорошо это или плохо — это следует обсуждать на научных конференциях, чтобы радикальные христиане не посчитали тех христиан, которые участвуют в этой церемонии с бревном, язычниками. Мы сами не можем сказать, идет ли эта традиция со средневековых христианских времен, когда берут икону или статуэтку и идут с ними вокруг города.

Таскание бревна — одна из рождественских традиций Латвии. В прошлом каждый хозяин земельного участка в Сочельник должен был протащить по границам собственной земли бревно, чтобы отогнать злых духов.

Или это наследие древних времен, когда латышский крестьянин таким образом протестовал против немецких владельцев и их принудительной лютеранизации? И еще вопрос, не сжигал ли он потом это бревно, как елку, которую тоже сжигали на Рождество? Или сжигал, чтобы просто согреться.

Таскание бревна в Риге, 2022 год. Фото: LETA

Во всяком случае, во время Пасхи мы тоже идем с иконами и изображениями святых вокруг церкви. В Скайсткалне на юге Латвии, например, настоятель Андрейс Мединьш обходит с изображением Девы Марии весь городок раз в месяц, а не только в Рождество или на Пасху.

Фото: Андрей Шаврей

Как раз сейчас был на предрождественском мероприятии, там в сопровождении аккордеона пели «Тихую ночь, святую ночь» на латышском, а потом сразу перешли к народным песням. А характерных именно Рождеству латышских песен много?

Их очень много! Вот вам книга песен, изданная, например, не так уж и давно — всего-навсего в 1898 году. И здесь их восемь сотен и среди них много песен в честь предрождественского времени Адвента и непосредственно Рождества! И их в моем детстве очень часто пели в моей семье на каждое Рождество!

А вообще, у евреев Яхве, у мусульман Аллах, у русских Бог, у латышей Диевс. А у ливов, маленького народа, исконно населявшего Латвию — Юмава. Это все только разные названия единого, интерпретации. Но если каждый народ перевел Библию на свой родной язык, то это уже означает, что это верующие люди. Это главное.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.