logo
Новая газета. Балтия
СюжетыПолитика

Новое правительство Латвии более консервативно, чем предыдущее. Но стабильности кабмина это вряд ли угрожает

Кто будет править Латвией следующие четыре года?

Евгений Павлов, корреспондент в Риге

Правительство Латвии/LETA

Спустя почти два с половиной месяца после выборов в 14-й Сейм Латвия обрела новое правительство. Не то что бы совсем новое (премьер и часть министров остались прежними), но все-таки. А это значит, что и в жизни государства, возможно, что-то пойдет по-другому. Что именно — разбиралась «Новая газета — Балтия».

«Муки творчества»

Первый вопрос, который возникает у людей, не сильно посвященных в процесс формирования латвийской власти — почему так долго страна жила без нового Кабинета министров? На самом деле, не так уж и долго — после выборов в 13-й Сейм процесс формирования правительства затянулся более чем на три месяца. Но тогда и коалиция была из пяти политически сил, лидеры которых один за другим проваливали попытки создать дееспособную исполнительную власть. В итоге Кабмин сформировал представитель самой малочисленной партии, прошедшей в Сейм, Кришьянис Кариньш (Новое Единство). И это правительство отработало весь отведенный ему срок, что для Латвии — настоящий рекорд.

Теперь же Кариньш формировал коалицию и Кабинет министров в роли лидера победившей на выборах Сейма партии и получившей наибольшее количество мест в парламенте страны.

Но даже при таком раскладе его первая попытка оказалась неудачной — предложив коалицию из четырех политических сил — «Новое Единство» (НЕ, 26 мест в Сейме), «Объединенный список» (ОС, 15), Национальное объединение (НО, 13) и «Прогрессивные» (10) — он не нашел поддержки у партнеров из ОС и НО, которые не горели желанием работать в одной компании с яркими либералами — «Прогрессивными».

Кришьянису Кариньшу пришлось уступить — коалицию «сообразили на троих», получив перевес над оппозицией в парламенте всего в 4 голоса (54 против 46).

Но и после этого договорный процесс не пошел быстрее — возникли разночтения другого плана. В их основе было разделение министерских портфелей и желание «Объединенного списка» распределить коллективную ответственность коалиционных партий на все сферы народного хозяйства путем создания должностей вице-министров при каждом министерстве (предполагалось, что при министре, представляющем одну партию, будет заместитель от другой). Бывший-будущий премьер долго не мог понять — зачем это надо, поскольку правительство и так несет ответственность за все, что происходит в стране, но, в итоге, снова уступил партнерам.

Смотрите, кто пришел

Надо сказать, что должности вице-министров значатся пока лишь в теории. А вот главы всех министерств назначены и утверждены.

Должность президента министров (так в Латвии официально называется премьер) осталась за Кришьянисом Кариньшем. Его партия, как самая многочисленная в Сейме получила контроль над семью министерствами, которые возглавили Эдгар Ринкевич (МИД), Арвил Ашераденс (Минфин), Анда Чакша (министерство образования и науки), Эвика Силиня (Минблаг), Инесе Либиня-Эгнере (Минюст) и Раймондс Чударс (новое министерство климата и энергетики). Из восьми этих персон лишь трое ранее не были министрами — Э. Силиня, И. Либиня Энгере и Р. Чударс.

У «Объединенного списка» четыре министерства: внутренних дел — Марис Кучинскис, защиты окружающей среды и регионального развития — Марис Спринджукс, здравоохранения — Лига Меньгелсоне и земледелия — Дидзис Шмитс. В «довесок» ОС получил должность спикера Сейма, которую занял Эдвардс Смилтенс. Здесь явный новичок в политике лишь один — Лига Менгельсоне, возглавлявшая несколько лет Латвийскую конфедерацию работодателей. Она даже в выборах не участвовала, но именно ей досталось одно из самых сложных министерств.

Получило свою долю — четыре министерских кресла — и Национальное объединение. Остались при своих должностях с прошлого правительства Илзе Индриксоне и Наурис Пунтулис (минэкономики и минкульт соответственно), предшественник Индриксоне на посту главы министерства экономики Янис Витенбергс получил в правление министерство сообщения, а экс-спикер 13-го Сейма Инара Мурниеце возглавила министерство обороны. Это вторая женщина на этой должности в истории Латвии.

Договор не приговор?

Работать правящие партии намерены основываясь на подписанных ими договоре сотрудничества и правительственной декларации. Первый документ, помимо фраз о приверженности высоким нормам морали и демократическим принципам, а также обязанности следовать единой позиции в вопросах внешней политики и внутренней безопасности, содержит весьма интересный пункт: партии могут голосовать по-разному по нескольким конкретным темам и законопроектам, по которым у них не совпадают мнения. Это касается расширения прав не состоящих в браке супругов, ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье, снижение порога количества голосов для инициирования референдума, изменения избирательной системы Сейма и укрепления концепции семьи.

Правительственная декларация/LETA

Прямо в договоре об этом не говорится, но водораздел в коалиции между либерально-центристским «Новым Единством» и более консервативными «Объединенным списком» и Национальным объединением проходит аккурат по теме, касающейся отношения к ЛГБТ+ сообществу и признания на законодательном уровне однополых союзов.

Может ли это в дальнейшем привести к развалу коалиции?

Политолог и совладелец компании «Mediju tilts» Филипп Раевский, к которому «Новая газета. Балтия» обратилась за комментарием, считает, что нет, так как не наблюдается поддержки прогрессивных законопроектов и со стороны большинства оппозиции в Сейме, а значит расшатать коалицию за счет этих разногласий вряд ли получится.

Предъявите декларацию

– То, что так долго тянулся процесс подписания правительственной декларации, было связано, в первую очередь, с необходимыми договоренностями по бюджету 2023 года, — считает Филипп Раевский. — Думаю, что параллельно шли переговоры не только о приоритетах в декларации, но и о сферах финансирования в бюджете следующего года.

По мнению политолога, больших отличий между текстом правительственной декларации и предвыборными обещаниями коалиционных партий нет. Приоритетом номер один, как и в предвыборный период, стала безопасность. В декларации он отображен вполне конкретно — довести расходы на оборону до 3% от ВВП. И нет сомнений, что, учитывая нынешние геополитические риски, это будет сделано. Важность укрепления внутренней безопасности также не ставится под сомнение. Это значит, что на прибавку в финансировании смогут рассчитывать полиция и спецслужбы.

Еще один приоритет работы нового правительства — образование. Провозглашен курс на введение обязательного среднего образования (сейчас — основное), а также в декларации отмечается, что учебе в высшей школе должна быть достойная альтернатива в виде качественного профессионального образования среднего уровня. Будет продолжена работа над повышением зарплат педагогам, начатая прежним правительством.

То же самое и в здравоохранении, однако здесь не проглядывается особо четких планов.

– Я ожидал более серьезного подхода и активной позиции нового правительства в сфере здравоохранения, — говорит Филипп Раевский. — Впрочем, и обещаниями коалиционные партии особо не разбрасывались, так как они понимают сложности этой сферы. Несколько удивляет персона министра — Лиги Менгельсоне, которая не является политической личностью и никак не связана с подведомственной теперь ей отраслью. Она, конечно, понимает работу правительства, как многолетний социальный партнер со стороны работодателей, но это совсем не то, когда ты становишься министром очень сложной сферы, где необходимы как раз политические навыки.

LETA

Что касается экономического развития, то, по признанию эксперта, в декларации отражены те самые позиции, которые партии выдвигали в своих предвыборных программах. Ничего особо нового здесь нет: упор на развитие инновационного бизнеса, увеличение экспорта, поддержка производства продуктов с высокой добавочной стоимостью. Говорится также об уменьшении госдолга, но не называются конкретные сроки.

Оппозиция — диалог приемлем?

Как выразился Филипп Раевский, впервые за долгие годы в нынешнем Сейме присутствует оппозиция, с которой, в принципе, приемлем диалог. Имеется в виду отсутствие в парламенте всегда ранее обводимой красными линиями крупной фракции партии «Согласие».

Сейчас самая крупная оппозиционная партия — это Союз зеленых и крестьян (СЗК, 16 парламентских мест). Она сохранила за собой оппозиционный статус и по примеру работы предыдущего Сейма можно предположить, что по ряду вопросов с ней возможно сотрудничество коалиционных партий. То же самое (в плане сотрудничества) касается и партии «Прогрессивные» (10 мест), которая в прошлом созыве Сейма представлена не была.

– Конечно, надо понимать, что оппозиционеры не будут безоговорочно поддерживать все предложения правительства, но там все-таки будут точки соприкосновения, и оппозиция, на мой взгляд, будет участвовать в каких-то процессах, которые инициирует правительство, — предполагает политолог. — К тому же премьерское «Новое Единство» вполне сможет рассчитывать на поддержку депутатов от партии «Прогрессиные» — в каких-то вопросах у НЕ определенно будут дополнительные голоса.

Что касается депутатов оппозиционной партии «Стабильности!», которая получила в Сейме 11 депутатских мандатов и позиционирует себя, как политическая сила, представляющая русскоязычное меньшинство, то они, по мнению Филиппа Раевского, будут в парламенте, грубо говоря, в роли «неприкасаемых» и останутся в самой глухой оппозиции без больших перспектив быть услышанными.

Равнение направо!

Нынешний парламент Латвии по своему составу и идеологическим позициям более консервативен чем предыдущий. Это же касается и правящей коалиции — «Объединенный список» более тяготеет к праворадикальному Национальному объединению, нежели к более либеральному «Новому Единству». Политолог это объясняет базовой поддержкой «Объединенного списка» в регионах Латвии, где традиционно сильны консервативные ценности, в отличие от столицы страны. Однако, это не должно стать поводом для беспокойства за стабильность коалиции.

LETA

– Если говорить исключительно про правительство, я бы не взялся утверждать, что оно в нынешнем виде продержится все четыре года, — отмечает Филипп Раевский. — А, если разговор о коалиции, то я не особо вижу других вариантов. Могут меняться лица, даже премьер может смениться, но, скорее всего, коалиция останется такая, какая она есть сейчас. Если, конечно, не произойдет каки-то внутренних расколов в составляющих ее партиях. Но надо учесть, что представители нынешней коалиции более прагматичны и реалистичны и мнее эмоциональны, чем некоторые политические силы, входившие с состав предыдущей коалиции. Поэтому можно надеяться, что здесь эмоции — главное, из-за чего возникает нестабильность — будут сдерживаться.

Политолог при этом уверен, что министры в новом правительстве Кришьяниса Кариньша будут меняться также, как и в предыдущем. Тем более, что, согласно коалиционному договору, премьер наделен единоличной властью отправлять в отставку не справившихся с работой глав министерств.

Впрочем, партнеры по коалиции вправе требовать и отставки самого премьера. А, учитывая, что у власти он находится уже четыре года, такой вариант развития событий вовсе не исключен.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.