logo
Новая газета. Балтия
СюжетыОбщество

Украинские беженцы, живущие на корабле в Таллинне: снять квартиру не позволяют доходы и обстоятельства

Ольга Титова, корреспондент в Таллинне

Фото: Tallink

Когда в марте 2022 года в Эстонию прибыла первая волна украинских беженцев, перед властями встал вопрос, как их разместить дешевле, чем в гостиницах, но все же достаточно комфортно. В начале апреля украинских беженцев в Таллинне начали селить на пассажирском пароме «MS Isabelle». За восемь месяцев на корабле жили более 5 тысяч военных беженцев, основная часть — женщины и дети. Сейчас на пароме остаются около 1,5 тысяч беженцев, 400 из них — дети.

Недавно департамент социального страхования подписал с «Tallink Grupp» новый договор на размещение 2000 беженцев на корабле сроком на полгода с возможностью продлить договор на два месяца.

С Игорем и Ириной, супругами из Мариуполя, находящимися в Таллинне с начала мая и живущими на корабле, мы встретились на Ратушной площади посреди рождественского рынка. Выступал эстонский танцевальный ансамбль, дети фотографировались с Дедом Морозом, в городе царило праздничное настроение. Но Ирина, призналась, что чем радостнее предпраздничная суета, тем острее беженцы ощущают, что остались без дома.

Боялись не то что выехать — даже из дома выйти

Ирине и Игорю по 50 лет, их взрослый сын живет в Киеве. До войны в Мариуполе Игорь работал на одном из заводов группы «Метинвест» — предприятие разбомбили, вряд ли оно подлежит восстановлению. А Ирина держала свой небольшой магазин женской одежды. «К сожалению, все это сгорело», — с горечью говорит она. В Таллинне Ирина уже нашла работу, она сотрудник склада. На работу не жалуется, отношение коллег, по ее словам, очень теплое: подходят, обнимают, выражают солидарность.

Вырваться из зоны военных действий супругам удалось далеко не сразу. В родном городе они пережили самые тяжелые дни — с начала марта и до конца апреля.

— Когда была активная фаза войны, мы все очень боялись выехать. Да что выехать — даже из дома выходить. Сидели в подвале практически все время. А коридоров (имеются в виду гуманитарные коридоры для выезда из города — прим.) почти не было. Один раз мы услышали по радио, что коридор появился, нужно было собраться буквально за два часа. Мы не успели тогда, а наши знакомые уехали», — поясняет Ирина.

По словам Иры, до 2 марта было более или менее спокойно — хотя кое-где на соседних улицах слышались выстрелы.

«Ко 2 марта пропала связь, свет, газ, вода, все, что можно. И так несколько дней подряд. После 8 марта стало чуть поспокойнее. Через несколько дней — опять активная фаза. И так было несколько раз — то дальше, то ближе, то в одном районе, то в другом. Мы жили в Левобережном районе, на левом берегу речки Кальмиус. Мы все очень ждали 24 марта, по радио сказали, что будут переговоры. Надеялись, что в этот день обстрелов не будет, и очень сильно просчитались — именно в этот день обстрелы были очень сильные. Самые сложные дни, когда вот просто ни секунды передышки — ни днем, ни ночью — наступили после 24 марта. Более или менее все успокоилось примерно к 12 апреля. Но выехать мы смогли только 5 мая», — вспоминает Ирина.

Риск был все равно — полной гарантии, что в выезжающие машины не будут стрелять, никто не мог дать. Но супруги решились, взяли вещи, и Игорь сел за руль. С левого берега существовала только одна возможность выезда — через Россию. Этой дорогой они и воспользовались, до самого Таллинна Игорь один вел машину.

Отец Игоря, как многие пожилые люди, не захотел уехать, остался в Мариуполе: «Где жил, там и доживать буду». Родительская квартира уцелела, но мать Игоря скончалась — не от ранений, от переживаний, не выдержало сердце. «Мы до сих пор не знаем, где она похоронена», — вздыхает Ира.

Читайте также

Читайте также

«Ниже третьей палубы — вода»

Часть украинских военных беженцев в Таллинне поселили на корабле

Жизнь на корабле: «тяжеловато, когда вокруг столько народу»

О жизни на корабле Ира и Игорь отзываются в основном положительно:

— После того, как мы жили в Мариуполе, что мы там ели, после невозможности неделями элементарно помыться, условия на корабле показались райскими. Когда немного успокоились, захотелось какого-то своего жилья. Все-таки столько людей, и все разные. Конечно, когда освободили Херсон, все радовались, обнимались. Но тяжеловато, когда вокруг столько народу. Дети шумят, дети есть дети, сложно, когда почти две тысячи человек находятся в одном пространстве.

Дети на корабле Isabelle в Таллинне. Фото: Верховная Рада Украины

Новые знакомые в Таллинне появились, но Игорь и Ира не считают себя особенно компанейскими людьми, к тому же они целыми днями заняты. Ирина работает и учится на курсах эстонского языка, Игорь тоже изучает эстонский и планирует повысить свою водительскую категорию — с той, которая у него есть сейчас (хотя он и доехал автомобиле от Мариуполя до Таллинна), Игорь не сможет работать в Эстонии даже таксистом.

По словам Ирины и Игоря, коллектив корабля доброжелательный, есть возможность получить помощь психологов и соцработников, проходят встречи с социальными консультантами, помогают волонтеры, очень много мероприятий проводится для детей, что Ирина считает большим плюсом. К зимним праздникам корабль украсили.

На вопрос, связывают ли супруги свое будущее с Эстонией, оба отвечают утвердительно: да, мы бы хотели остаться здесь, найти свое жилье.

Но, добавляет Игорь, нынешние доходы не позволяют снять в Таллинне даже самую скромную квартиру — пособие Игоря от биржи труда менее 300 евро, а Ирина получает минимальную зарплату.

— Я понимаю, что нас приняли, какое-то время дали, чтобы прийти в себя, я могу понять и власти, и соцработников, которые говорят нам: дальше уже сами, ребята, — говорит Ира. — Нам никто ничего не должен.

Однако пока возможности что-то изменить они не видят.

Ирина говорит, что она с удовольствием прошла бы психотерапию, но пока она может только иногда общаться с психологами, работающими на корабле. Хотя в Таллинне есть возможности получить бесплатную психологическую помощь, на общение с психологами совсем не остается времени.

Мы прощаемся с Ириной и Игорем у входа на пирс возле сверкающей огнями елочки — дальше людей, не живущих на корабле, не пускают. Желаем друг другу хорошего и, главное, мирного нового года.

Корабль, где расселили украинских беженцев в Таллинне. Фото: Верховная Рада Украины

При расселении на пароме приоритет у тех, кто связан с Таллинном местом работы или учебы

60-летняя Ханна Павленко из Николаева на пароме живет с апреля. Ей очень нравится Таллинн, интересует местная культура: эстонские традиции, мифы, сказки, декоративно-прикладное искусство. На родине Ханна закончила Николаевский филиал Киевского национального университета культуры и искусств, по специальности дизайнер. Работала в Академии детского творчества, преподавала учащимся 5-8 классов декоративно-прикладное искусство. Ее ученики становились лауреатами конкурсов, получали дипломы. Однако все это пришлось оставить: и дом, и учеников, и любимую работу.

Ханна Павленко, фото: соцсети

—Наш педагогический университет им. Сухомлинского, где у моих деток проходили выставки, не знаю уже сколько раз бомбили ракетами, — рассказывает Ханна. — А тогда, весной, в Николаеве заминировали все мосты и берега. Я стала искать возможности эвакуироваться. Узнала, что наш мэр организовывает эвакуацию бесплатно на автобусах. Заполнила анкету. Мне позвонили, все объяснили. Эвакуировали очень организованно. Молодцы! Волонтеры в дороге помогали, кормили и поили бесплатно. В Молдове и в Румынии люди самоотверженно на холоде, в палатках готовили еду беженцам. Дай Бог здоровья всем добрым людям, встретившимся на моём пути. Пишу и плачу, вспоминая. Эти нелюди бомбили даже колонны с надписью «Дети».

В Таллинне Ханна встала на учет в кассу по безработице:

— У меня там замечательный консультант — эстонка. Мне назначили трудовую реабилитацию. Сейчас изучаю эстонский язык на курсах, занятия четыре раза в неделю. У нас чудесный преподаватель! Мне очень нравится учить эстонский язык. Я считаю, что это проявление уважения к людям и к стране, которая нас приняла. Стараюсь говорить на эстонском на улице, в магазине.

Ханна благодарна Эстонии за то, что беженцев здесь приютили.

«Мы живем без бомбежек, обстрелов, сирен. Мне очень нравится Таллинн. Хожу и без конца фотографирую и снимаю на видео. Здесь очень добрые люди, хоть мне и говорили, что эстонцы нелюдимые. Когда узнают, что я украинка, проявляют очень приветливое отношение», — рассказывает женщина.

Мечта Ханны — организовать в Эстонии школу детского творчества, заняться обучением эстонских детей рукоделию и живописи.

Конечно, есть и более серьезные проблемы. У Ханны целый букет болезней: проблемы с сердцем, давлением, астма, повышенный сахар в крови, апноэ. Эстонское здравоохранение она хвалит:

— Мне дали группу инвалидности на 5 лет. Я побывала у многих врачей. На днях была у ортопеда: рука болит. Снимок показал, что у меня отколот кусок кости. Он спрашивает: «Как же вы с такой рукой ходите?» А я, наверное, очень терпеливая. Ортопед назначит платное ультразвуковое обследование. Дороговато, но буду пробовать. Может, найдут способ лечения? Проблемы и с позвоночником. Назначили реабилитолога, физиотерапевта, бассейн. Все это оплачивает касса по безработице. Мне еще дали психолога. Очень приятная женщина. Она плакала, когда я с ней делилась пережитым.

Внутри корабля, где расселяют украинских беженцев. Фото: Наталья Шевченко

По словам Ханны, ей некуда возвращаться, она хотела бы остаться в Эстонии.

— Мне бы хотелось поблагодарить всех добрых людей, встретившихся на моем пути. Огромная благодарность правительству Эстонии и обычным людям, которые так добры и неравнодушны к нам, беженцам. Кто искренне поддерживает нас.

Зачастую Ханне помогали в Эстонии и совершенно незнакомые люди. Одна молодая женщина привезла ей нитки и спицы, другая эстонка однажды оплатила абонемент в бассейн. Волонтеры помогли с одеждой, ведь Ханна приехала в Таллинн с маленьким чемоданчиком, в котором были только старый ноутбук, рушники и вышиванки.

Однако в связи с получением инвалидности у Ханны возникла проблема: людей с ограниченной трудоспособностью не могут долго держать на судне, проживание каждого человека обходится в немалую сумму, поэтому приоритет у тех, кто связан с Таллинном местом работы или учебы.

Социальные работники предлагают женщине переехать с парома в пансионат в сельской местности. Ханна признается, что эта перспектива ее пугает.

Хочется надеяться, что в любом случае женщина получит необходимые процедуры и обследования и сможет продолжить лечение в Таллинне, к тому же место, куда ей предлагают уехать, от Таллинна не так уж далеко. Всем военным беженцам, оформившим статус, разрешен бесплатный проезд по всей Эстонии на электричке и в большинстве пригородных автобусов. Им выдается специальная карточка общественного транспорта.

Департамент социального страхования: Расселение беженцев на пароме оправдало себя

Недавно Департамент социального страхования заключил с «Tallink Grupp» новый договор для временного размещения военных беженцев на пароме. Предложение от предприятия поступило в рамках государственного тендера по поиску мест для временного размещения не менее 2000 военных беженцев.

Генеральный директор Департамента социального страхования Марет Марипуу сказала, что Эстония очень хорошо справляется с задачей по приему беженцев, размещая нуждающихся в помощи в человеческих условиях.

— Расселение беженцев на пароме поначалу вызывало противоречивые чувства. Однако жизнь показала, что это решение оправдало себя. Наше сотрудничество с «Tallink» проходит гладко, на пароме людям обеспечены безопасные условия и имеется хороший доступ к необходимым как детям, так и взрослым услугам, — сказала Марипуу. — Это решение снискало внимание и международной общественности как образцовое. Естественно, корабль не является лучшим местом для долговременного проживания семьи, но как краткосрочный и безопасный вариант предоставления крыши над головой подходит хорошо, — добавила она.

Председатель правления «Tallink Grupp» Пааво Ныгене говорит, что экипаж в течение уже 8 месяцев прикладывает все усилия для того, чтобы бежавшие от ужасов войны граждане Украины чувствовали себя в Эстонии в безопасности и были окружены заботой.

— На протяжении этих месяцев все мы старались сделать необходимые беженцам услуги как можно более доступными, а также предлагать им занятия, которые помогли бы им психологически пережить эти тяжелые времена. Мы рады, что мы сможем продолжить сотрудничество с нашим хорошим партнером в лице Департамента социального страхования, поскольку продолжаем верить, что в нынешних условиях и по сравнению со многими другими вариантами паром является лучшим решением для временного размещения, — добавил он.

Новый договор с «Tallink Grupp» будет подписан на шесть месяцев с возможностью помесячного продления максимально на два месяца.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.