logo
Новая газета. Балтия
КОЛОНКАОбщество

Переезд из Санкт-Петербурга в Нарву — «Друзья говорили: вы с ума сошли?»

Есть ли жизнь в «столице бабушек»? Да, и она покруче, чем в Петербурге!

Филипп Мостоцкий, корреспондент в Нарве

Нарва. Фото: Филипп Мостоцкий

Мы давно полюбили Эстонию. Ездили сюда по максимуму на все праздники и каникулы. Потом получили пятилетнюю визу и даже провели два Новых года в «скучной Нарве».

Я навсегда запомню эти сборы. Последние годы мы отправлялись из Петербурга первого числа. Первого января в 8.00 утра. Ровно в тот момент, когда по запорошённой снегом блевотине вперемешку с конфетти в центре Петербурга шагал с дежурства понурый участковый полицейский.

Дорога шла по деревням Ленинградской области. Мы чертили своими зимними шинами первый снежный узор наступившего года. Приезжали в Нарву первого января, преодолев границу без пробок, падали в съёмной квартире и читали сообщения друзей: «Вы с ума сошли? Ехать на праздники в Нарву?!». Вставали, выглядывали в окно: напротив такая же хрущёвка. А дальше — следующая. Вереница хрущёвок с окончанием в виде железнодорожного тупика. Отличное место!

Это была очень странная любовь. Ровно год назад мы переехали в Нарву. Осень 2021 года. Жена поступила в Нарвский колледж Тартуского университета. Странное решение. Когда она увидела рекламу о наборе студентов, я первый сказал: «Надо поступать и уезжать». Я повторял это, как мантру, мне казалось, что так нужно. Как маньяк, я каждый день твердил, пытался развеять малейшие сомнения: «Всё будет нормально». В голове крутилось одно: «Нужно уезжать».

Тогда ещё иногда казалось, что в России всё хорошо, есть детсады, школы, круг общения, родные и близкие. Нет войны. Зачем куда-то ехать? И тем не менее, изменения в обществе происходили. Живое пространство для свободы и творчества потихонечку прихватывало чёрным льдом.

Мы переехали в Эстонию в сентябре прошлого года. Стояла нежная, солнечная осень. Никакого эмигрантского кризиса не случилось. Мы знали страну. Да и переехали в её самый русскоязычный город. Для более чем 90% населения Нарвы русский язык родной. Многие знакомые так и не поняли нашего шага.

«В Питере Эрмитаж, культура. Странно решение», — рассуждали они. Спустя год с удивлением понял, что жизнь в пятидесятитысячном эстонском городе мне оказалась милее, чем в пятимиллионном российском. А разница, между прочим, в 100 раз.

Нарва. Фото: Филипп Мостоцкий

Пожалуй, начну с безопасности. За прожитый год в Нарве мы ни разу не столкнулись с проявлением агрессии, хамства, попытками грабежа или насилия. Все забытые вещи чудесным образом оказывались там, где они и были забыты. Здесь первоклассники ходят в школу сами и это считается нормой. Теоретически самым серьезным источником опасности являются местные пьяницы, оперирующие бесчисленными пластиковыми бутылками с дешёвой бурдой и сидящие, как правило, на скамейках у торговых центров с отрешёнными лицами. Иногда кому-то из них становится скучно и он тоскливо орёт. Часто матом. Через пять минут приезжает полиция. Пьяницу приводят в чувство. Очень вежливо, но настойчиво просят не нарушать порядок.

В Петербурге мы не отпускали одного на прогулку даже 10-летнего ребенка, всегда отвозили в школу и забирали. Новости о драках, убийствах, изнасилованиях и грабежах заполняют утреннюю ленту новостей любого СМИ северной столицы. Безопасных районов там нет: есть нехорошие типа Невского и относительно терпимые вроде Приморского. В нашей парадной в центре Петербурга регулярно спал бомж, валялись шприцы, по праздникам обязательно били стекла и лица. К исходу новогодних праздников на лестничной клетке можно было запросто снять бюджетный ужастик.

Сравним экологию. И здесь Нарва тоже обыгрывает Петербург по всем статьям. Город зелёный, пробок нет, есть кусочек облагороженного леса, где можно бегать и дышать сосновым воздухом. Воздух в Нарве чистый и от этого находиться в квартире не хочется. Каждую свободную минуту стараешься провести на улице.

В Петербурге экология кошмарная. Хотя если смотреть официальные источники, качество воздуха почти всегда близко к норме. Самым серьёзным источником загрязнения давно стал транспорт. Ни один район пятимиллионного города не может похвастаться отсутствием заторов. Когда подъезжаешь к Петербургу со стороны Северо-Запада по Западному скоростному диаметру, почти всегда хорошо виден тяжелый желтый смог над центром. Мы жили в относительно благополучном Василеостровском районе, продуваемом морскими ветрами, но и там окна в квартире покрывались черной копотью за пару-тройку недель. Хуже всего, когда летом случалось несколько безветренных дней и выхлопные газы не рассеивались.

Возьмём такой критерий, как удобство городской среды. И здесь Нарва опять разбивает Петербург в пух и прах. Мы жили на Васильевском острове, а на работу нужно было ездить в соседний район. Путь длиной в 8 километров занимал у меня 50 минут, если ехать на трамвае. И примерно 40-45 минут, если выбирать обычный не электрический самокат. На машине тоже можно было, но парковку в утренние часы точно быстро не найти, можно было кружить вокруг офиса полчаса в бесплодных попытках найти свободное место для автомобиля.

Даже в пределах одного района отвезти ребёнка из школы на кружок — полчаса времени минимум. А потом столько же обратно. Если в Петербурге человеку нужно ехать по делам в другой конец города и вернуться обратно, закладывать на это можно примерно половину рабочего дня, а если не повезёт, то весь. Путь на дачу по вечно стоящему шоссе иногда занимал у меня 4-5 часов, и это всего 100 километров пути! Времени хронически не хватало, оно бездарно расходовалось на то, чтобы добраться из точки А в точку Б.

Если вы видите в Нарве улыбающегося человека за рулём автомобиля, то это скорее всего петербуржец. После северной столицы в Нарве отдыхаешь от расстояний. Город можно легко пересечь минут за пять неспешной езды. Выезжаешь, чтобы забрать ребёнка из школы, минут за пять. Целую неделю ездишь с горящей лампой, сигнализирующей о пустом бензобаке, а топливо никак не кончится! А можно в принципе и вообще забыть об автомобиле. По пятницам часов в пять вечера у нас в Нарве на Таллинском шоссе образуется «пробка» из желающих доехать до торгового центра Fama. «Пробка» из 15 машин. Местные нервничают из-за того, что им приходится торчать на одном месте в течение пары лишних минут, чтобы повернуть налево. Водители из Петербурга, глядя на это зрелище, смеются, вспоминая о пробках в северном мегаполисе.

То же самое можно сказать и о стиле вождения. Мне кто-то сказал, что в Эстонии ездят слишком лихо. До сих пор думаю, что он имел в виду. В Петербурге стрессовые ситуации на дороге возникали раз в пять минут. Один подрезает, другой мчит 100 километров в час по оживлённой городской улице, третий поворачивает налево не из своего ряда. За год жизни в Нарве я сэкономил столько нервных клеток, что хватит еще на одну полноценную жизнь!

Особенно радует, что длинные поездки, например, в Таллинн, можно планировать с точностью до минуты. Потому что по шоссе все едут 90 километров в час с небольшими вариациями — кто-то чуть медленнее, кто-то немного побыстрее. После эстонско-российской границы шоссе сразу же превращается в полигон, где проходят гонки на выживание. Езда по извилистой трассе сквозь тёмные деревни, обгоны плетущихся уазиков и «Газелей», похожа на хоррор-квест с непредсказуемым финалом.

Нарва. Фото: Филипп Мостоцкий

А теперь пора деактивировать главный козырь моих оппонентов, которые считают, что культурная жизнь в Петербурге гораздо богаче и интереснее, чем в Нарве. С этим сложно не согласиться. Количество музеев, театров, дворцов и других учреждений в городе на Неве действительно запредельное. Что уж тут с Нарвой сравнивать, где есть замок, художественная галерея, театральный центр ну и еще пара объектов с культурно-развлекательной составляющей.

Но прожив год в Нарве, мы с удивлением поняли, что наша культурная жизнь здесь стала богаче, чем в Петербурге. Во-первых, мы не ожидали, что в 50-тысячном городе происходит столько событий. Летом даже есть выбор, куда пойти — на рок-концерт или фестиваль электронной музыки. А всё потому что в Петербурге любой культурный поход сопряжен с вечными транспортными проблемами и даже в выходные дни выбраться куда-то бывает сложно. Помимо пробок и отсутствия парковок, всюду очереди и никуда не попасть. Даже тех культурных пространств, что имеются, не хватает на многомиллионную агломерацию. Поэтому чаще всего вместо того чтобы куда-то поехать в субботу, ты выбираешь альтернативу — подольше поспать и поваляться на диване, прийти в себя после сумасшедшей рабочей недели.

В Нарве мы не пропускаем ни одного события, поскольку добраться до любого места можно за 10-15 минут неспешным шагом.

Приятно поражает и уровень организации массовых гуляний. Особенно нам запомнились Дни Нарвы в июне: яркое шествие, рок-концерт в недавно разбитом парке EV100, ларёчки со снедью и пивом, дружелюбная атмосфера и непривычная чистота вокруг, несмотря на то, что на небольшом пятачке реально гуляло полгорода.

Российская пропаганда ехидно называет страны Балтии «прибалтийскими вымиратами», указывая на демографические проблемы. Нарва в этом смысле — характерный пример. В городе, рассчитанном изначально на 100 тысяч человек, сейчас живёт 50. В основном это бабушки с тележками.

«Папа, а почему в Нарве так много бабушек?», — спросила меня маленькая дочь. «Наверное, потому что Нарва — это их столица», — ответил я.

Но кто сказал, что малонаселённость — это плохо? В огромных магазинах днём стоит звенящая тишина. Приходишь на почту, там три окошка и во всех трёх окошках сидит по работнику, а посетителей нет. Широкие скверы и бульвары — и все они твои!

Зимой можно идти по улице километр и не встретить ни одной живой души. После таких муравейников, как Петербург, здесь отдыхаешь душой и по-настоящему расслабляешься. Тут ещё поискать нужно человека, чтобы случайно наступить ему на ногу.

Нарва. Фото: Филипп Мостоцкий

Не могу не насадить вишенку на макушку нарвского торта. И это жилищно-коммунальное хозяйство города. В Петербурге лопнувшие трубы, сгоревшая проводка, огромные сосульки — будничные спутники горожан, доставляющие немало беспокойства. В Нарве тяжёлая, снежная зима 2021/2022 была пройдена образцово-показательно. Я не шучу, кажется, город даже ставили в пример, сравнивая с Таллинном. Ни разу в нашей квартире не было холодно из-за коммунальной аварии. Батареи топят ровно так, как нужно, в соответствии с обстановкой за окном без всяких перетопов и недотопов. В Петербурге батареи жарили нещадно весной при плюс 10 за окном и на пятый или шестой звонок с просьбой исправить ситуацию сантехник дядя Толя выходил из запоя и шёл подкручивать подвальные коммуникации. Вручную, конечно, а как ещё?

Улицы в Нарве убирались одинаково хорошо после любого аномального снегопада, а я до сих пор помню давнюю традицию, когда на нашей маленькой улочке в центре Петербурга водители вручную освобождали свои авто от снежного плена, чтобы утром выехать на работу.

Конечно, у мегаполиса есть свои преимущества: больше возможностей для работы, образования, построения карьеры. Но для многих из нас комфортная жизнь в небольших городах может стать приятной неожиданностью. Речь, конечно, об Эстонии, а не о России, где города-миллионники хотя бы отчасти, но живут в 21-м веке, а провинция безнадежно застряла где-то в 19-м.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.