logo
Новая газета. Балтия
СюжетыОбщество

Автокефалию православной церкви Латвии даровали депутаты Сейма

Теперь ЛПЦ независима от любой церковной власти вне Латвии

Мария Кугель, корреспондент в Риге

Фото: LETA

Латвийский Сейм принял поправки к Закону о Православной церкви, объявив ее автокефальной. Закон гласит, что ЛПЦ со всеми ее епархиями, приходами и учреждениями полностью самостоятельна и независима от какой-либо церковной власти вне Латвии. То же относится и к ее главе.

Отныне церковь будет зависеть только от Латвийского государства: о назначении и увольнении главы церкви, митрополитов, архиепископов и епископов ЛПЦ письменно информируют канцелярию президента, а та официально сообщает об этих должностных изменениях и рассылает эту информацию учреждениям, ответственным за реестр религиозных организаций.

В аннотации к закону говорится, что это регулирование дает возможность убедиться, соответствует ли лицо, избранное на должность, всем нормативным требованиям и интересам национальной безопасности. До 1 октября церковь должна предоставить в канцелярию президента список всех иерархов, а до 31 октября внести изменения в устав соответственно принятым поправкам.

В мотивировочной части указывается, что уже давно, и особенно после нападения России на Украину, Русская православная церковь (РПЦ) на уровне как церковного руководства, так и клириков оправдывает войну, агрессию и насилие против украинского народа, прославляет и оправдывает совершенные Россией военные преступления.

Также риторика РПЦ уже давно усиливает кремлевскую пропаганду, которая подвергает сомнению государственность, независимость и самостоятельность Украины, а также других стран «ближнего зарубежья», что угрожает национальным интересам Латвии.

Авторы закона придерживаются мнения, что не вмешиваются в вопросы веры и вопросы канонического права. Они сообщают, что ЛПЦ «информирована».

Автором закона является президент Эгил Левитс, который 5 сентября внес поправки в Сейм. Их приняли 8 сентября в двух чтениях, которые прошли одно за другим. Депутаты голосовали почти единогласно: 73 голоса «за», 3 «против», 1 воздержался, несколько членов фракции «Согласия» не участвовали.

Фото: LETA

Все это время церковь молчала. Верующие были в недоумении. Они писали в социальных сетях: «Что это значит для прихожан? Содержание проповеди и посыл прихожанам будет курировать поп с маузером под рясой?». «Наши власти хотят привести Православную Церковь к расколу». «В общем, поставили в жесточайшие рамки по исполнению приказа». «Удивительно, что молчит церковь! Разве государство правомочно диктовать церкви, решать за неё и определять благонадёжность её слуг, что оно планирует делать в будущем?». «Значит, соглашается? А не моральное ли это и духовное предательство?». «Да уж, скоро на должность священника будут утверждать в Сейме». «Проверка на лояльность. Это и есть главный критерий».

Православные удивлялись, что депутаты проголосовали за автокефалию, зная, что такой статус ЛПЦ может дать только материнская церковная структура (РПЦ МП) по просьбе самой Латвийской церкви.

Они обращали внимание, что, согласно конституции, церковь отделена от государства, а та, в свою очередь, не вмешивается в дела церкви. На данный момент ЛПЦ обладает автономией в юрисдикции Московского патриархата — это значит, что она самостоятельна хозяйственно и административно, однако подчиняется Москве в духовных вопросах.

Наконец, 9 сентября на сайте ЛПЦ появилось официальное сообщение, которое, однако, ясности не прибавило: сообщалось, что решение правительства носит юридический, а не канонический характер, а молиться будут по-прежнему.

Правовед и бывший глава Управления по делам религий Ринголдс Балодис считает, что закон эффективен, но антиконституционен. «Если, например, девушка молчит, означает ли это, что сношение происходит по обоюдному согласию? — говорит он, — Или, может быть, происходит изнасилование и девушка молчит из страха, а позже пойдет в полицию? Я прошу прощения за такое грубое сравнение, но то же самое может происходить и с православной церковью. Перед принятием решения от нее не было слышно ничего. И кто может гарантировать, что против государства позже не будет инициирован судебный процесс?».

Правовед и бывший глава Управления по делам религий Ринголдс Балодис. Фото: LETA

Ринголдс Балодис указывает, что проблема шире, чем взаимоотношения государства с одной конфессией. «Допустим, государство завтра решит, что нам не нужны баптисты, пусть будут лютеранами, — рассуждает он, — Это не шутка: после восстановления независимости у нас часть общин отделилась от лютеранской церкви, потому что они были методистами, и в 1940 году советское государство решило, что это же одно и то же, и присоединило их вместе с имуществом к лютеранам. Нынешнее наше правительство по стилю работы, кажется, уже не сильно отличается от российского, которое одних не регистрирует, других закрывает, или от Казахстана, Киргизстана и Таджикистана, где сортируют мусульман на правильных и неправильных».

По мнению религиоведа Александра Солдатова, принятый закон на руку митрополиту Александру. В случае, если бы у ЛПЦ был другой глава, Латвийская церковь «занимала бы более самостоятельную позицию, и, возможно, возник бы какой-то торг с государством. Этого абсолютно не приходится ждать, его [митрополита Александра] положение очень уязвимо со всех сторон.

Он не на Московский патриархат опирается, там его откровенно не любят, и он раздражает руководство. Поэтому его положение гарантируется как раз близостью к латвийским властям. Это его опора.

Никакая дискуссия там невозможна была в принципе». Солдатов считает, что движение ЛПЦ в сторону Константинополя неизбежно.

Митрополит Рижский и всея Латвии Александр. Фото: LETA

Некоторые православные восприняли новость с радостью. Прихожанка одного из рижских храмов рассказала «Новой газете — Балтия»: «Я, конечно, рада отделению от МП РПЦ. И, конечно, понимаю, что пока это на бумаге. И ничего пока внутри Церкви толком не определено. С тех пор, как началась война (а во время служб продолжали неустанно молиться за «патриарха нашего Кирилла»), я перестала ходить на службы, это стало невозможным, было больно до слез. Выступление Эгила Левитса приняла как нечаянную радость. Что дальше?

Думаю, придется ходить по храмам и слушать проповеди. По ним станет ясно, где мое место. Уверена, среди латвийских православных немало таких, как я. Но не большинство.

Мы будем постепенно, органично разделяться. Надеюсь — мирно. Переход в юрисдикцию Константинопольского патриархата посчитала бы подарком судьбы. Я думаю, внутри начнется что-то вроде раскола. Расхождение без громких заявлений. Наверняка опыт покажет, какой священник искренне, с радостью вышел из-под МП РПЦ, а какой — нет. Молва донесет. Проповеди опять же. И люди пойдут туда, куда посчитают нужным — к своему священнику. Надеюсь, обойдется без дрязг и проклятий. Вообще, Церковь не то место, где происходят быстрые радикальные перемены. Но раз уж извне пришло — надеюсь, что-то изменится».

Тем временем, министр юстиции Янис Борданс встретился с митрополитом Рижским и всея Латвии Александром и заверил его, что Латвийское государство продолжит выполнять свою конституционную обязанность по защите свободы убеждений, совести и вероисповедания каждого жителя Латвии. В ходе встречи обсуждался вопрос будущего служения тех священнослужителей ЛПЦ, которые не являются гражданами Латвии (то есть, неграждан), невозвращенного имущества ЛПЦ и аккредитации семинарии.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.