logo
Новая газета. Балтия
ИнтервьюКультура

Даугавпилсский театр в новом сезоне покажет три премьеры

Интервью с руководителем театра Олегом Шапошниковым

Евгения Шерменева, культурный обозреватель

Олег Шапошников. Фото: Гатис Тимофеев

Даугавпилсский театр покажет три премьеры: «Латышские истории ужасов», «Особая порода» и «Спридитис».

Когда и как проходит открытие сезона в Даугавпилсе?

Как в этом смысле говорить о театре? У нас ведь две стороны медали — закулисная и публичная. Конечно, для зрителя, которому важна публичная сторона, и который является вашей, медиа, аудиторией, все началось 4 сентября, когда был показан первый спектакль. Для нас новый сезон начался после отпуска 1 августа. Открытие в первые выходные сентября для нас не очень типично, потому что мы привыкли учитывать привычки наших зрителей, которые первую половину сентября еще проводят за городом. Однако в этом году мы решили попробовать изменить афишу, потому что во вторую неделю сентября мы едем на фестиваль в Литву, и будем показывать спектакль, который решили поэтому сначала сыграть дома. И мы не ожидали, что так удачно будет продан зал на наш первый спектакль, в воскресный день, даже учитывая, что это не спектакль большой формы. Такая реакция наших зрителей может наш театр изменить графики работы, мы можем и в будущем начинать работу пораньше.

Тогда расскажите подробнее и про фестиваль, и про спектакль, который вы там показываете.

Спектакль с названием «В начале было…» с не очень характерной для театрального спектакля судьбой: он не был изначально в планах театра, это было наше экспериментальное веяние. У нас есть студенческий курс при театре, где обучаются и те актеры, которые так или иначе уже задействованы в театре, большей частью те, кто занят в танцевальной труппе, и для того, чтобы они могли совершенствоваться в мастерстве, мы пригласили их в этот курс. Изначально это была курсовая работа, и по примеру, который нам подсказала щукинская школа (высшее учебное учреждение при театре имени Вахтангова в Москве), мы хотели сделать спектакль, но не думали, что он будет показан более двух-трех раз.

Основа спектакля — это самостоятельные учебные работы в формате этюдов. Как правило, этот этап актерского образования остается неизвестным зрителю. Но щукинская школа периодически собирает из таких работ спектакли и показывает несколько раз для тех зрителей, которые интересуются театром, и мы решили пойти по этому пути.

Спектакль «В начале было». Фото с фестиваля Trans/misijos Balticum

И когда мы начали собирать работы, чтобы показать публике, то оказалось, что мы получили мощный и интересный спектакль, что-то гораздо большее, чем просто показ студенческих работ. У набора самостоятельных работ появилось общее высказывание. Мы его три раза показали на публике и осознали, что он востребован.

Теперь это уже спектакль, в нем не очень много текста, хотя актеры говорят на разных языках, звучит и латышская, и русская, и польская и латышская речь, а для гастролей в Литву мы подготовили и литовский эпизод. Мы оставили спектакль в репертуаре. А еще и фестиваль «Трансмиссия» в городе Тракае пригласил нас, мы отправили несколько работ в видеоформате, и организаторы сами выбрали именно этот спектакль. Что подтвердило качество этого спектакля.

Сколько в новом сезоне у вас названий в репертуаре? Сколько спектаклей перешли из предыдущих сезонов, премьер последних лет, и какие будут новые постановки в ближайшее время?

Я бы определил период «ближайшего времени» до конца календарного года, хорошо? Пока что, поскольку репертуар у нас достаточно большой, но спектакли мы играем редко, в лучшем случае раз в месяц, количество показов не очень большое, зато длинная жизнь во времени. Исходя из нашей тактики в планировании репертуара, все спектакли прошлого сезона перекочевывают в новый. Тем более, что много спектаклей из-за пандемических ограничений не могли быть достойно представлены зрителям, и даже не сыграно полноценно.

Спекталь «Рай», режиссер Олег Шапошников. Фото: Джейна Саулите

Да, сейчас многие театры выходят с тем, что накопили за два года пандемии, и нужно все это богатство показывать наконец-то зрителем.

Поэтому нам нечего и вычеркнуть из репертуара, он будет только добавлен премьерами до конца календарного года. Посмотрим, что еще принесет эта осень, и строит точные планы сложно, все мы уже привыкли к ограничениям.

У нас запланировано три премьеры. Первая и ближайшая, в первых числах октября, Георгий Сурков, которого мы считаем своим режиссером, возвращается в наш театр.

Мы два года вели переговоры с ним, но опять-таки пандемия не давала возможности окончательно определиться с работой. Но за это время с наших с ним переговорах, наверное, уже четыре названия сменилось. И вот наконец весной мы договорились, и его предложение, которое мы поддержали с удовольствием, это инсценировка сборника рассказов «Латышские истории ужасов».Наверное, почти сказки, но страшные, какие все мы читали в детстве, страшилки. Почему мне показалось, что это интересно? Для нас это вызов, первая попытка работать с подобным материалом. У такого материала есть глубинное воздействие на архетипичные точки в любом из нас, и очень часто психологическая разрядка нужна человеку, а такие истории являются той самой почвой для разгрузки стрессового состояния. Мы ведь последние три года живем в бессменном состоянии стресса по разным причинам, и я надеюсь, что наш новый спектакль станет помощью для наших зрителей.

Этот спектакль вы будете играть на латышском языке?

Да, эти истории латышские и на латышском.

Вторая премьера какая будет?

Я в связи с этой работой всегда вспоминаю Рижский русский театр, который взял в правило знакомить латышских классиков литературы с русскоязычной аудиторией, и мы тоже пошли по этому пути, в некоторой степени, просветительскому. Мы решили тоже сделать такой проект, и впереди нас ждет спектакль по пьесе латышского драматурга Гунара Приеде, пьеса в оригинале называется «Голубая» (это название породы коровы), у нас он будет идти с названием «Особая порода», пьеса была написана в советское время, но проблемы в ней поднимаются вечные.

Разговор идет о коммуникации, общении между людьми, а точнее — о невозможности высказаться. Это во многом отражает психотип советского человека — невозможность сказать то, что думаешь, все хранить в себе, стыдно в чем — то признаваться, и не существовало психотерапии, например. На мой взгляд, это очень актуальная тематика, семейные проблемы и невозможность их обсудить. Режиссер спектакля Иварс Лусис, который много раз работал с нашим театром, и уже второй год как переехал в наш город, и мне было бы интересно и дальше с ним работать.

Третья премьера — это будет спектакль на латгальском языке, на котором мы тоже часто работаем. Это будет для нас сложная работа, мы планируем выпустить спектакль для детей.

Сложность заключается в том, что латгальским владеют не так много людей, но если знать латышский, то можно понимать латгальский, для детей это сложнее, но нам кажется, что необходимо поддерживать язык, на котором говорят в нашем регионе.

Мы в этом смысле расширяем свою миссию, обращаясь к детской аудитории на латгальском языке. Вопрос в том, как выполнить эту важную для нас задачу, будет решать режиссер, наш актер Марис Корсиетс, который все больше занимается режиссерской работой, и каждый новый поставленный им спектакль доказывает его развитие как режиссера, чему я как руководитель очень рад, что появляются из наших артистов режиссеры. Марис решил, чтобы было понятнее всем на вербальном уровне, нужно взять сказку, которая известна каждому, то есть сюжет, повторяющийся в разных странах. И вот в латышской сказочной культуре есть такая сказка «Спридитис» — по аналогии «Мальчик-с-пальчик», и эту сказку знают все дети, узнаваемая, и мы поставим ее на латгальском. Наш предыдущий опыт был, может быть, не вполне удачным, мы сделали спектакль на латышском языке, и только некоторые персонажи говорили на латгальском. Здесь мы пытаемся нащупать сами разные варианты и будем дальше тогда развивать эту тему.

А сколько у вас в труппе артистов? И какие они? Кто входит вместе с вами в новый сезон?

Труппа у нас небольшая, она разрастается. 34 человека в труппе, в ней очень разные люди — актеры, танцоры и вокалисты. Наш театр не является музыкальным, но мы стремимся к тому, чтобы он был музыкальным, каким он был в 60-е годы ХХ века, известный музыкально-драматический театр, с большой труппой и оркестром. Мы пытаемся реинкарнировать эту модель. Поэтому в труппе появились вокалисты, которых раньше не было, десять танцоров, и актеры драматического театра, из всего 21 человек, это действительно небольшая труппа, особенно для такого большого репертуара. И даже эта труппа у нас не делится, но выбирает приоритет своего родного языка, латышского или русского, и лишь немногие могут одинаково владеть обоими. Но учитывая, что мы играем на трех языках, то труппа конечно, неоднородная. Поэтому мы и хотели бы, чтобы те ребята (а они в основном, молодые артисты), которые причислены к танцевальной группе, могли больше участвовать и в драматических спектаклях, чтобы у них появлялось больше актерских навыков. И это касается не только профессиональных навыков, и но и расширения языкового уровня.

Спекталь «Рай», режиссер Олег Шапошников. Фото: Джейна Саулите

То есть у вас в театре постепенно формируется синтетическая труппа?

Я бы очень хотел, чтобы это случилось в полной мере, и мы тяготеем к таким спектаклям. Я бы еще хотел работать со спектаклями постдраматическими, и мне бы хотелось, чтобы наша труппа могла в таком формате работать.

Мы идем таким путем, но нас немного затормозило время пандемии. И я бы хотел рассказать еще об одном замысле на этот сезон, пока с неопределенной датой. Это будет спектакль, который мы планируем сделать на английском языке, и основой для него будет как раз наш студенческий курс. Так сложилось в прошлом сезоне, что мы сблизились и начали работать с педагогом, актером, Полом Гудвиным, он шекспировед, работает только с шекспировскими текстами.

Это традиционная английская система работы с текстом Шекспира, и мы сделали с ним мастер-классы, и после этого мы решили попробовать двигаться дальше, попробовать работать на английском языке, в традиционной схеме работы, и мы взяли для разминки «Макбета». Для меня было большой неожиданностью увидеть, как много смыслов теряется в переводе, каким бы прекрасным он бы ни был. А когда Пол рассказывает о содержании оригинала текста Шекспира, при детальном разборе пьесы, мы узнаем о настоящей истории великого драматурга. И мы решили пройти этот путь с человеком, который прекрасно знает Шекспира. То есть для нас важно сыграть «настоящего Шескпира», а для этого мы хотим его сыграть на английском. И важно почувствовать ритмику шескпировского стиха, но сам спектакль будет синтетическим, в нем будет много движения, но задача большая и серьезная, и она важна для нас как процесс, процесс образовательный, и мы надеемся, что мы завершим ее к концу учебного года.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.