logo
Новая газета. Балтия
СюжетыОбщество

«Мнение приезжих здесь всерьез не воспринимается»

Многие россияне и белорусы в Латвии могут лишиться виз и видов на жительство. Похоже, что их интересы представлять некому

Мария Кугель , корреспондент в Риге
Мария Кугель , корреспондент в Риге

Митинг «Русский голос против войны» в Риге. Фото: LETA

Министерство внутренних дел Латвии опубликовало законопроект, согласно которому множество россиян и белорусов с временным видом на жительство его лишатся.

Поправки к закону об иммиграции в их нынешнем виде щадят только супругов и близких родственников граждан Латвии, студентов и выпускников вузов, бывших граждан и неграждан, которые обзавелись российским паспортом, а также беженцев и всех, кто находится в стране по соображениям гуманности.

Для всех других категорий граждан России и Беларуси выдача повторных ВНЖ будет остановлена до 30 июня 2023 года.

Это предварительный проект, который еще должно рассмотреть правительство и одобрить Сейм после возвращения с каникул в сентябре. Первичные ВНЖ запретили выдавать уже в апреле.

Инициатива упала адресатам законопроекта как снег на голову, поскольку не вязалась с прежними намерениями властей, высказанными в начале войны. Например, правительство выражало готовность принять российские бэк-офисы международных технологических компаний. Компании начали оформлять документы, но рассмотрение бумаг затянулось, а теперь и вовсе отменилось. Разочарование постигло и нелояльный режиму белорусский технологический бизнес, который Латвия заманивала к себе после событий 2020 года — людям, видимо, придется уехать. Кроме того, согласно поправкам, квалифицированных работников могут лишиться многие латвийские предприятия.

Обладатели инвесторских виз мало того, что будут вынуждены покинуть страну, — они рискуют потерять и имущество, поскольку вместе с ВНЖ лишаться и счетов в латвийских банках и не смогут проводить различные платежи.

Пока единственной политической силой, хоть как-то озабоченной судьбой россиян и белорусов в Латвии, является социал-демократическая партия «Согласие».

«Ко мне обращались и обращаются многие люди, которые очень обеспокоены заявленными поправками, — говорит депутат Сейма от «Согласия» Борис Цилевич, — Думаю, что не только ко мне. Ситуации самые разные, общее то, что ставится под сомнение возможность оставаться жить в Латвии».

Однако непохоже, чтобы представители общин пытались наладить контакт с «Согласием» организованно.

Наш источник в Сейме, пожелавший сохранить анонимность, высказал мнение, что в российской и белорусской диаспорах есть много разных неформальных групп и формальных организаций, «но все они небольшие, никого, кроме своих членов, не представляют, не очень активны и на представительство не претендуют».

Мы решили выяснить, кто представляет россиян и белорусов (настоящих, а не номинальных) в Латвии, пишет письма, ходит от их имени во властные кабинеты, пытается хоть как-то повлиять на законотворчество с целью смягчения их участи.

Недообъяснили

Россиянка Анна Габуния с семьей переехала из России в Латвию шесть лет назад из-за несогласия с политикой российских властей. Изменения в законе ее лично не затронут, поскольку год назад она получила постоянный вид на жительство. Но ей легко представить себе весь ужас людей, которых это затронет.

«Для моих детей латышский — второй родной язык, — говорит Анна, — Они безумно любят Латвию. Как бы я им сказала, что нам нужно уехать?».

Инициатива лишить россиян видов на жительство оказалась для Анны полной неожиданностью. «В начале июня я ходила на фестиваль общения LAMPA, — делится она, — Я достаточно хорошо знаю латышский, мне было интересно участвовать. В палатке МВД проходила интересная деловая игра про иммигрантов, и когда мы ее закончили, я сказала, что вот я такой иммигрант, и я очень благодарна Латвии за прием. И все люди в палатке стали говорить, мол, как мы рады, что вы с нами».

Анна Габуния. Фото из личного архива

В сообществе, объединяющем русскоязычных иммигрантов, Анна человек известный. Она соорганизатор антивоенного движения «Русский голос против войны», возникшего в ответ на нападение России на Украину. Оно включает не только граждан России и Беларуси, но и русскоязычных граждан и неграждан Латвии. У движения два направления деятельности. Первое — организация антивоенных акций. На счету «Русского голоса…» митинг 23 апреля у памятника Свободы и участие в международной протестной акции российских диаспор в разных странах 12 июня. Второе направление — помощь украинским беженцам. Многие члены сообщества дежурят в волонтерском центре Young Folks на автовокзале. Также они собирали деньги на оружие украинской армии, отправляли автомобили.

«До сих пор наше сообщество было абсолютно неполитическим образованием, — признает Анна, — и, к сожалению, какой-то специальной организации, которая занималась бы непосредственно представлением интересов граждан России здесь, в Латвии, нет — по крайней мере, я такой не знаю».

У Анны однако есть идеи, как попытаться повлиять на общественное мнение в Латвии:

«Сейчас, когда такие законодательные предложения возникают, мы понимаем, что про всю нашу антивоенную деятельность латышская часть общества не очень хорошо знает. Возможно, нам нужно организовывать круглые столы, дискуссионные группы с латышской частью общества, чтобы мы могли объяснить, что не представляем угрозу Латвии, что мы не агенты Путина. Наоборот, мы хотим помочь Латвии: среди переехавших много высококлассных специалистов, образованных людей, которые могли бы способствовать развитию экономики, тем более, в такое непростое время».

В частности, в Рижском Обществе святого Луки (занимается реабилитацией бывших заключенных — М. К.) планируется дискуссия о том, как новой русской диаспоре жить в Латвии, чтобы не восприниматься как угроза государственной безопасности.

Не поздно ли для дискуссий? «Понимаете, — объясняет Анна, — в самом начале войны на большом 30-тысячном митинге был единый порыв: кто-то из переехавших рассказывал, как нашел в Латвии новый дом, и выступал президент, сказал, мол, вы, русские, наши. Люди много сделали в поддержку Украины. Мы немного расслабились, решили, что вместе с латышами боремся со злом, с общим врагом. И вдруг пошла такая волна. Мы решили, что, наверное, недоработали, недоговорили. Значит, надо делать это сейчас».

«Русский голос…» также намерен работать над консолидацией латвийского общества.

«Мы понимаем, что у части старого русскоязычно общества своя боль, — рассказывает Анна, — и мы хотели организовать взаимодействие с этой аудиторией по проработке психологических травм, по разъяснению демократических ценностей. Когда мы приглашали спикеров на митинг 23 июня, оказалось, очень трудно пригласить выступить, например, директора русской школы. Я написала во все русские школы, звонила: неужели не найдется какого-то одного учителя, который пришел бы и сказал, что он против этой войны?

И мы поняли, что нужно работать с вот этим старым русскоязычным обществом, которое здесь живет с советских времен. У него есть свои какие-то обиды. Мы об этом, конечно, не очень хорошо знаем.

И мы хотели бы помочь большую часть традиционно здесь живущих русскоязычных перевести на сторону активной поддержки Украины и Латвии, чтобы они по-другому посмотрели на всю эту ситуацию. Чтобы раскол в латышском обществе уменьшился, потому что наша диаспора, в основном, демократически и антипутински настроена. Но пока мы все это разрабатывали, случилось такое обострение ситуации. Не очень понятно, чем оно вызвано, и очень жаль».

Времени нет

Предприниматель Александр Либер занимается визовым консалтингом. Он из Беларуси. Помогал соотечественникам, чувствовавшим себя в опасности на родине, уезжать за границу. В том числе и тем, кто выступал против поддержки режимом Лукашенко российской агрессии в Украине. Сам Александр репатриант «по корням», и у него ПМЖ — на него поправки не распространяются.

«Белорус, который жил при режиме, всегда ожидает чего-то плохого, но того, что поправки коснутся и нас, я не ждал, — признается он, — Я думал, что ограничения коснутся только граждан России, людей с пророссийской позицией, потому что нашему гражданскому обществу после событий 2020 года, да и до этого, в Латвии была оказана масштабная поддержка».

Поддержка не ограничивалась предоставлением статуса беженца, она предполагала рабочие и иные визы в качестве альтернативы. 

«Уже после того, как началась война, нужно было говорить с латвийским консульством об открытии гуманитарных виз, — рассказывает предприниматель, — На тот момент механизм их выдачи там был совсем не отточен, а решение нужно было принимать «прямо сейчас». И при заполнении анкет сотрудники консульства даже иногда предлагали людям в графе «цель поездки» указывать не гуманитарные цели, а туризм. На словах там понимали, что повод гуманитарный. Так мне говорили люди, которые общались непосредственно с консульством. В Латвию выезжало много моих соотечественников, которые живут здесь до сих пор, впитывают демократические ценности этого общества. Они хорошо вписались в общество, живут здесь по нескольку лет преимущественно по рабочим визам. Это айтишники, люди с рабочими специальностями. И сейчас они оказались под ударом. Есть надежда, что поправки смягчат. Но вся трагедия в том, что мы узнаем об этом, скорее всего, уже когда закон будет принят. Практика показывает, что обсуждения законопроектов проходят очень быстро. Да и в принципе маловероятно, что у белорусской диаспоры есть реальные рычаги влияния, чтобы вписаться в какое-то обсуждение».

Нет, по мнению Либера, и спикеров, которые могут от имени диаспоры обращаться к властям. «Для того, чтобы объединиться, нужно время, а его нет» — говорит он.

При этом Александр признает, что многие белорусы хоть и находятся здесь по рабочим визам, не могут вернуться на родину. Да, у них есть возможность запросить международную защиту.

Фото: LETA

«Но в Европе сложно доказать, что за один комментарий на Фейсбуке, который ты оставил в сентябре 2020 года, тебя могут посадить по уголовной статье, — говорит Александр, — Они не вполне понимают, что режим Лукашенко — это не правовое государство, это режим террора. Власти, как правило, не присылают человеку письмо о том, что имеют к нему вопросы. Доказать, что тебя преследуют на родине, ты не можешь, но вот ты пересекаешь границу, приезжаешь домой, и наутро к тебе приходят. И уже потом оповещают, что против тебя будет возбуждено какое-то дело».

Поэтому Александр предполагает, что белорусы, которым Латвия откажет в гостеприимстве, в большинстве не вернутся домой, а будут искать более дружелюбную юрисдикцию.

Указывайте на дверь вежливо

Венчурный инвестор, россиянин Константин Синюшин переехал в Латвию по программе для стартапов Латвийского агентства инвестиций и развития (LIAA). В начале войны он помогал технологическим компаниям, ведущим трансграничный бизнес, эвакуировать российские офисы.

Синюшин попадает под поправки. «ВНЖ по стартап-программе выдавался на три года, по истечению этого срока он мог быть продлен уже по общему основанию как для члена правления коммерческой организации, — объясняет Константин, — Трехлетний срок у меня истекает в ноябре». Поскольку слово «впервые» из предыдущих, апрельских поправок теперь убрали, на повторный ВНЖ он рассчитывать не может.

Константин Синюшин. Фото из личного архива.

«Я здесь инвестировал примерно три миллиона евро, — говорит предприниматель, — Источник моих денег на протяжении многих лет никак не связан с Россией. И это легко проверить. Поэтому и непонятно, зачем от них в Латвии отказываться. Еще легче проверяется и доказывается моя антипутинская позиция, из-за которой, в том числе, мне нельзя вернутся назад, поскольку здесь я привык про нее говорить открыто и честно».

Константин Синюшин привел в Латвию петербуржское предприятие Fixar, которое производит беспилотники. На сегодняшний день оно оценивается примерно в 60 млн евро. В Латвии оно развилось, укоренилось и теперь в нем работают две трети местных сотрудников.

«Мы не можем насильно перемещать бизнес: ни уволить их по какой-то прихоти, ни заставить переехать, — сетует Константин, — Этот вопрос будет коллективно обсуждаться. Я сам бы с удовольствием никуда не уезжал. Но с высокой вероятностью большей части приезжих сотрудников тоже не продлят визы».

По словам Синюшина, эта проблема затронет все бизнесы, нанимавшие квалифицированный персонал из России и Беларуси.

«Можно по-разному относиться к российским гражданам, — подчеркивает он, — но надо иметь в виду, что здесь Россия была единственным источником квалифицированных кадров — вряд ли можно рассчитывать, что на местные зарплаты сюда поедут такие специалисты из Германии, Франции или Великобритании».

Синюшин удивлен, что подобные законопроекты могут появляться в латвийском публичном пространстве без обсуждения с профильными экспертами. Даже если в итоге дискуссии в парламенте самые острые углы этого законопроекта будут нивелированы, несколько недель стресса, в котором пребывает экономически активное население — это, по его мнению, по меньшей мере, коммуникационная ошибка.

«Для примера: если средняя зарплата в Латвии около тысячи евро, то в тех компаниях, куда мы инвестировали — 3 тысячи, — то есть, один наш работник содержит троих. Даже если ты хочешь указать людям на дверь, можно было бы более культурно сформулировать свои намерения».

Кто представляет российское и белорусское стартап-сообщества в латвийских властных кабинетах?

«Давайте будем реалистами: мнения никаких приезжих здесь всерьез не воспринимается политиками, — говорит предприниматель, — Потому, что они не избиратели. Этой проблемой должны озаботиться какие-то местные люди».

Синюшин имеет в виду LIAA и две общественных организации: Ассоциацию стартапов Латвии и Латвийскую сеть бизнес-ангелов.

Наши письма не читают

Председателем совета директоров Латвийской сети бизнес-ангелов является белорус Кирилл Голуб. Один этот факт позволяет судить о влиятельности этого человека в венчурной отрасли региона. До того он возглавлял ассоциации бизнес-ангелов в Беларуси и Литве. В августе 2020 года он был задержан как участник протестов и провел несколько дней в печально известной тюрьме в Жодино.

Кирилл подчеркивает, что венчурный бизнес — интернациональный, паспорт в нем играет ничтожную роль. Тем не менее, основание его пребывания в Латвии, куда он переехал в прошлом году, весьма шатко: Голуб находится здесь как сооснователь одного из стартапов, в который он инвестировал, и срок его ВНЖ истекает в конце апреля 2024 года.

«Трактовка поправок с точки зрения правоприменения крайне сложна, — говорит Кирилл Голуб, — Формулировки в них не вполне соотносятся и с буквой, и с духом миграционного закона, в том числе, и изменений, внесенных весной, поэтому они вызвали такой большой конфуз. Их не понимаем ни мы с коллегами, ни даже юристы. Я даже сомневаюсь, что их правильно понимают те люди, которые их предложили. Например, стартап-ВНЖ выдаются на срок до трех лет с ежегодной перерегистрацией. Если запретят перерегистрацию, то это, конечно, означает лишение ВНЖ. Если же мы говорим о том, что нельзя будет продлить так называемую стартап-визу по истечению трехлетнего строка, то государство этого и не обещало. По другим основаниям — да: как члену правления, сотрудника, инвестора собственного бизнеса. Но возможно, что будет новый вид на жительство, выдавать который запретили еще в апреле. Если мы почитаем аннотацию к законопроекту, там прямым текстом указано, что их реализация с большой вероятностью вызовут необходимость покинуть страну часть граждан России и Беларуси, которые в том числе были здесь и по стартап-визам. Видимо, такое намерение рассматривалось авторами».

Кирилл Голуб. Фото из личного архива

По мнению Голуба, в каком бы виде они ни были бы одобрены Сеймом, поправки отрицательно подействуют на настроения, планы и развитие инновационного бизнеса Латвии: для предпринимателя, бизнесмена и инвестора крайне важна уверенность в том, что правила игры не будут меняться внезапно и в худшую сторону.

Впрочем, инвестор не считает, что граждане Беларуси и России, которых законопроект коснется непосредственно, должны и могут что-то предпринять.

Это прерогатива латвийских граждан, которых эти поправки касаются на стратегическом уровне.

Найти, где себя применить, обладатели «неправильных» паспортов смогут, уверен Голуб.

«Насколько я знаю, ни МВД, ни правящая коалиция или правительство к организациям, связанным с инновационными проектами и с бизнесом с вопросами не обращались, — говорит глава латвийских бизнес-ангелов, — Однозначно, мы будем пытаться влиять на ситуацию, поскольку это затрагивает наши экономические и стратегические интересы. Наша организация планирует либо поучаствовать в составлении официального письма, либо подписать письмо, которое будет составлено другими организациями. Не знаю, успеем ли мы это сделать, и будет ли какой-то эффект. Весной, когда принимались предыдущие поправки, наши коллеги из Ассоциации стартапов Латвии представили в правительство большое, подробно аргументированное письмо за подписью многих заметных латвийских игроков этой отрасли. Реакции не было. Теперь мы поняли, что оно не было принято к сведению. Мы, конечно, напишем еще одно, но я почти уверен, что в нынешней ситуации оно тоже не будет рассмотрено».

#Латвия
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.