СюжетыОбщество

«Площадь в центре Бучи напоминала фото из учебников про блокадный Ленинград»

Жительница Бучи провела две недели в оккупированном городе. Ей удалось выехать к мужу в Литву

Фото: Вокзальная улица Бучи

Татьяна, жительница Бучи, провела две недели в оккупированном городке в пригороде Киева. Эвакуировавшись оттуда в марте в Клайпеду к мужу-литовцу, она до сих пор не может отойти от пережитого и спокойно спать по ночам.

«Если бы мне сказали, какой кошмар начнется дальше в Буче, я бы и сама уехала оттуда в первый же день войны»

«Про начало военного вторжения я узнала от сестры. Она живет в Североморске, в России. Позвонила мне и сказала, мол, у вас взрывы, началась война , — вспоминает Татьяна. — Я опешила. У меня был полнейший шок. Видимо, я очень крепко спала, потому что я тогда утром ничего не услышала».

По словам женщины, Буча сильно опустела в первый день войны. В основном уезжали на машинах с детьми. «Если бы мне сказали какой кошмар начнётся дальше в Буче, я бы и сама уехала оттуда в первый же день войны», — говорит 63-летняя уроженка Конотопа. — В самом начале я просто не могла поверить в то, что начнутся полномасштабные военные действия и удары будут наноситься не только по военной инфраструктуре, но и по гражданской. Я сразу позвонила сыну, он успокаивал меня, сказал, мол, Путин просто пугает, и это точечные удары. Я решила остаться».

«С сыном оказались территориально отрезанными друг от друга»

44-летний сын Татьяны вместе с супругой также проживал в Буче, только в отличие от матери, чья квартира располагается в жилом комплексе «Гранд Бурже», его дом находится в частном секторе. Из-за этого фактически с первых дней войны пенсионерка оказалась территориально отрезанной от собственного сына — передвигаться по городу было опасно для жизни.

«Во время воздушных тревог я и большинство оставшихся в ЖК соседей спускались в наш подвал, который служил нам бомбоубежищем. Однажды я пренебрегла правилами безопасности — с моим больным сердцем тяжело было бегать туда-сюда с 11 этажа и обратно. Тогда где-то вблизи нашего дома как раз сбили ракету. У многих соседей выбило окна ударной волной. Мою маленькую собаку откинуло к дверям. Страх был неописуемый», — вспоминает Татьяна.

Женщина признается, что все происходившее напоминало ей страшный сон, от которого хотелось поскорее проснуться. Хотя спать в сложившейся обстановке и так было практически невозможно. Обстрелы города в основном начинались ночью, а затем усиливались к 5-6 утра.

«От ржавой воды у всех болели желудки, но выхода не было»

«В один из дней исчез свет. Так как у нас отопление и горячая вода подвязаны к электричеству, наступил коллапс. В квартире было около 9-10 градусов тепла, не больше. Февраль, снег, холод, украинская зима в разгаре, а мы спим в ботинках, — рассказывает жительница Бучи. — Вот как приходишь с улицы, так и ложишься спать — зимние ботинки, шапка, сверху шаль, пуховик, три одеяла. Вот так мы спали в квартирах».

В отсутствии света, когда во время воздушных тревог приходилось ночевать в темном холодном бомбоубежище, стало еще хуже.

«Помню лежу в подвале, и думаю, ну точно склеп. Темнота кромешная. И этот нескончаемый грохот, звук градов, все вокруг грохочет и бабахает, ты сам уже промерз до костей. Очень неприятные были ощущения, не могу даже это передать. Однажды подумала, не дай Бог заживо здесь останусь, лучше поднимусь в квартиру. И так многие люди у нас начали подниматься в квартиры, сил не было уже никаких».

Соседи по жилому комплексу, где жила Татьяна, коих на тот момент осталось около 150 человек, соорудили во дворе большой костер, где подогревали воду в большом котле и даже варили суп из запасов тушенки. Благо, жителям удалось организовать подачу воды из скважины.

Фото предоставлено Татьяной

Очистительная система и фильтры не работали из-за отсутствия электричества, вода была буквально рыжего цвета. От нее, по словам Татьяны, у многих болели желудки. Но выхода особо не было.

В то время, как женщина пряталась от снарядов в подвале, ее сын и невестка, не имея в доме даже погреба, вынуждены были пережидать воздушные тревоги в яме у соседа.

«Некоторые соседи сына с невесткой были застрелены. Они пережили огромный стресс, так как видели много ужасных вещей. Сын говорит мне сейчас, что не знает сможет ли когда-нибудь жить дальше в Буче после увиденного и пережитого».

«Русские специально на танках переезжали припаркованные автомобили»

Татьяна рассказала, что когда русские зашли в город, она лично наблюдала картину из окна, как солдаты на БТРах поехали сверху по припаркованным машинам. «Они ехали по дороге, но увидев машины, словно специально, развернулись и поехали на танках по крышам автомобилей. Было такое впечатление, что у них была задача уничтожить все красивое и хорошее, что они встречали на своем пути», — не сдерживает чувств женщина.

Несмотря на тяжелое военное положение, жители Бучи старались во всем помогать друг другу. Когда на улице Вокзальная разбомбили дома в частном секторе и под завалами оказалось много людей, волонтеры позвали на помощь мужчин из жилого комплекса, где жила Татьяна. Очень многие, вернувшись, рассказывали, что их глазам предстало очень страшное зрелище, наблюдать без слез которое было невозможно.

Фото предоставлено Татьяной

«Российские солдаты были обуты как попало»

Татьяна уже много лет замужем за литовцем из Клайпеды — Эдмундасом, который на момент начала войны находился в Литве. Супруг не находил себе места и уговаривал жену как можно скорее любым возможным способом покинуть Бучу и приехать к нему.

Но так как русские не давали организованный «зеленый коридор» для жителей Бучи, такая задача была сродни игре в лотерею. Очень опасную для жизни лотерею.

«В один из дней мы пошли на площадь. В основном женщины и дети. Помню ветер, снег, холодина, я сверху плед накинула. Прождали пять часов. Подъехали эти оккупанты на БТРе. Нам сразу передали по цепочке сообщение от них, чтоб телефонов они ни у кого не видели и чтоб от нас не было никаких провоцирующих выкриков. Потому что в противном случае будут стрелять, сказали, — вспоминает Татьяна. Они стояли и потом очень медленно поехали, наблюдая за людьми.

Я очень хорошо запомнила одного бурята, его потом еще много по телевизору показывали. У него было такое лицо безумное, не могу вам передать. Он улыбался, рот до ушей, от него сквозила какая-то дикость.

Татьяна отметила для себя, что российские солдаты были обуты как попало — кто в туфлях, кто в ботинках, кто в сапогах. «Их четверо сидело на танке. А дуло было повернуто на людей. Я обратила внимание на их разношерстную, если можно так сказать, обувь. Одна женщина рядом в толпе не выдержала и сказала: «Господи, вторая армия мира, им что даже обувь нормальную не могли купить?», — делится воспоминаниями женщина.

Площадь в центре Бучи напомнила мне иллюстрацию из старых учебников по истории «Блокадный Ленинград»

Несмотря на то, что в городе ходили волонтеры, которые помогали нуждающимся в помощи с продуктами и лекарствами, Татьяна понимала, что находиться в подобных условиях больше не может. «Я поняла для себя, что если я не уеду, то просто пропаду здесь, не выживу. Когда все время идет этот звук, грады, взрывы, постоянное напряжение, отсутствие элементарных бытовых условий — это очень действует на психику. С моим больным сердцем нахождение в Буче стало невыносимым», — рассказывает женщина.

На следующий день, проплакав всю ночь, но приняв для себя четкое решение уезжать, Татьяна пошла со своей собачкой на площадь. За спиной у женщины был только маленький рюкзачок, который по ее словам она не снимала: в нем были два паспорта, деньги и сухой корм для собаки.

Фото предоставлено Татьяной

«В какой-то момент эта площадь напомнила мне иллюстрацию из старых учебников по истории «Блокадный Ленинград» — очень много людей, укутанных с головы до ног, кто-то в пледах, кто-то у костра сидел где-то грелся. Мы напоминали людей с этих картинок», — вспоминает украинка.

«По дороге в Киев мы чуть не перевернулись,все в маршрутке кричали и плакали»

На этот раз Татьяне улыбнулась удача — увидев припаркованную маленькую маршрутку желтого цвета, она подошла к ней. Водитель спросил, поедет ли женщина в Киев. Опешив от удивления, Татьяна сразу же села внутрь маршрутки, которая уже через минуту битком забилась женщинами и детьми.

«Мы ехали без всякого сопровождения. Это видимо была личная инициатива водителя помочь людям эвакуироваться в Киев. Он ехал на огромной скорости, на одном из поворотов нас так занесло, что мы чуть не перевернулись. Все очень испугались, кричали и плакали, особенно дети», — делится воспоминаниями Татьяна.

По дороге маршрутка с пассажирами проехала три блокпоста: первый был с русскими военными, остальные два, на подъезде к Киеву — с украинскими. Подъехав к первому блокпосту, водитель строго предупредил всех ни в коем случае не доставать телефоны и ничего не говорить. Даже маленькие дети сидели тихо, словно понимая всю серьёзность ситуации.

«Одна женщина крикнула: «Ну пропустите же нас! Вы же видите, здесь одни женщины и дети»

«Я сидела возле окна, русские очень долго ходили вокруг маршрутки, пристально смотрели, заглядывали в окна. Помню, я тогда подумала, Боже, что это за люди? Кто они? Выражение лиц у них были какие-то нечеловеческие. В их взглядах к нам сквозила ненависть, — не сдерживая чувств, говорит Татьяна. — Они очень долго думали пропускать нас или нет. В какой-то момент одна женщина в сердцах крикнула: «Ну пропустите же нас, вы же видите здесь одни женщины и дети. Тогда они уже там посовещавшись, нехотя отпустили нас».

Прибыв в Киев, все пассажиры очень благодарили водителя, а одна беременная женщина даже целовала ему руки. Татьяна признаётся, что не знает имени этого мужчины, но до сих пор вспоминает его с большой благодарностью. В Варшаве, куда женщина доехала через Львов, Татьяну уже ждал ее супруг. «Муж был шокирован моим состоянием. Говорит, если б ты себя тогда только со стороны увидела», — вспоминает пенсионерка.

«Увидев черные воронки от снарядов вместо домов по дороге в Бучу, плакали всем автобусом»

Сейчас, находясь уже в Клайпеде, Татьяна до сих пор не может прийти в себя и плохо спит по ночам. В мае женщина ездила за документами и вещами в Бучу — тогда город был еще полупустой и не работали даже аптеки.

По дороге в Бучу мы проезжали небольшое село — Горенка. Заехав туда, мы были просто в ужасе от увиденного — от некоторых домов не то что фундамента не осталось, там были просто черные огромные воронки от снарядов. А рядом с этими страшными дырами белым цветом цвели яблони.

Это выглядело, словно борьба жизни и смерти. От такого зрелища стало жутко. Плакали всем автобусом, — в слезах вспоминает Татьяна.

Сейчас женщина не общается со своей родной сестрой, с которой у неё сильно охладели отношения из-за разных политических взглядов на ситуацию в Украине. «У нее гражданство России. Я сказала ей, что паспорт может быть любого цвета, но Родина ведь у тебя одна. Ваши дети спокойно ходят в садики, школы, отдыхают. А наши в это время прячутся по подвалам. Сколько малышей погибло в этой кровавой несправедливой войне», — с большой грустью в голосе подытоживает Татьяна.

По словам женщины, она мечтала встретить старость именно в Буче в купленной квартире вместе с супругом-литовцем, который был просто в восторге от Киева и Украины.

«Я очень люблю Литву, привыкла к ней, ведь мы много лет с мужем жили на две страны. Я благодарна этой прекрасной стране за помощь, за их доброе хорошее отношение к нам, украинцам. Но я очень хочу вернуться в Украину. Там моя Родина. Там осталась моя душа», — завершает свой рассказ Татьяна.

#Литва
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.