logo
Новая газета. Балтия
Истории · Политика

Страны Балтии: Путь в НАТО

Альянс не всегда стремился расширяться, а Россия не всегда была против

Даниил Кривко , корреспондент в Таллинне
Даниил Кривко , корреспондент в Таллинне

Фото: LETA

После распада Советского Союза почти все страны бывшего восточного блока заявили о желании присоединиться к Североатлантическому договору (альянс НАТО). Российские СМИ и сам Кремль неустанно утверждают, что НАТО, обманув Россию, агрессивно расширялся на восток и тем самым создал угрозу на ее границе. Однако история присоединения к НАТО стран Восточной Европы, и особенно стран Балтии, показывает, что Североатлантический альянс совсем не спешил расширяться, а Россия не всегда была против. 

Зачем странам Балтии НАТО?

В первые годы восстановления независимости страны Балтии активно рассуждали о новой концепции безопасности. Порой озвучивались идеи сохранять внеблоковый нейтралитет, подобно Финляндии или Швеции.

Впрочем, никто не забыл, как объявленный перед началом Второй мировой войны нейтралитет стран Балтии был проигнорирован, что привело к оккупации трех стран Советским Союзом и Нацистской Германией.

Поэтому логичным казалось участие в коллективной обороне сильного Североатлантического альянса, в договоре которого особенно привлекательна статья 5:

нападение на одного из членов НАТО рассматривается как нападение на всех членов НАТО.

Новый старт

Первые контакты и попытки сотрудничества между странами Балтии и НАТО начались еще в процессе восстановления независимости. На мадридскую встречу Парламентская ассамблеи НАТО в октября 1991 отправились делегации трех стран Балтии. После встреч с западными политиками им удалось получить статусы наблюдателей при ассамблее.

Президент Ассамблеи Чарли Роуз с руководителями делегаций трех стран Балтии, Мадрид, 1991 г. Фото: NATO Parliamentary Assembly 1955 -2005. 50 Years of Parliamentary Diplomacy

Первый генеральный секретарь НАТО лорд Исмей описал смысл альянса следующим образом: «Цель НАТО — держать Советский Союз вне (Европы), американцев — внутри, а немцев — под (в подчиненном положении)». К началу 90-х основная цель и смысл существования альянса были выполнены на отлично — главный враг попросту больше не существует.

Дальнейшее расширение альянса казалось сомнительным, если не совершенно лишним. С момента своего создания в 1949 году и до момента распада СССР в состав НАТО вошли только 4 новых члена.

По словам политика Карстена Воигта, ставшего впоследствии президентом Парламентской ассамблеи НАТО, он не поддерживал расширение НАТО вплоть до 1992 года, но еще в январе 1991 году предлагал идею ассоциации Альянса со странами Восточной Европы. Так в декабря 1991 года родился Совет североатлантического сотрудничества (ССАС) — первый инструмент и своего рода промежуточный ответ на просьбы стран Восточной Европы о принятии в состав НАТО.

В ССАС приняли участие как страны НАТО, так и бывшие члены Варшавского договора, бывшие республики СССР и еще существовавший на тот момент Советский Союз (во время согласования итогового коммюнике саммита советский посол объявил, что Советский Союз распался, и что теперь он представляет исключительно Российскую Федерацию).

Консультации в рамках ССАС касались проблем оставшихся в наследство от «холодной войны»: вывод российских войск из стран бывшего восточного блока и региональные конфликты, вспыхнувшие на обломках Советского Союза и Югославии.

«Кстати, расходы по проведению мероприятий Совета натовцы взяли на себя. Цель — развивать диалог, но главное — очистить Европу от наследия «холодной войны», искоренить чувство враждебности и недоверия в условиях, когда на континенте все еще сохраняются накопленные массы вооружений и техники.

18 декабря в Брюсселе состоится очередное заседание ССАС на уровне министров иностранных дел, будет обсуждаться план работы на 1993 год. Около половины всех предложений представлены Россией. Мы вполне можем стать свидетелями встречи между нашими военными и натовцами на спортивных полях. Я, например, не исключаю и «танковые ралли» с участием экипажей из разных стран. Ведь если нет вражды, все возможно».

«Аргументы и Факты», 25.11.1992

Тем не менее, несмотря на потепление отношений бывших соперников, политическая нестабильность как у границ России, так и внутри нее самой, не избавила страны Восточной Европы от настороженности к правопреемнице Советского Союза. Августовский, а впоследствии и Октябрьский путч, вызванный российским конституционным кризисом 1993 года, показали уязвимость молодой демократии и риск обратного разворота на советский курс.

Сгоревший фасад Дома советов РФ после штурма, 1993

Более того, на прошедших выборах в Госдуму победу одержала националистическая партия ЛДПР, чей одиозный лидер Владимир Жириновский в своих выступлениях открыто угрожал странам Балтии.

«Прибалтика — это русская земля. Я тебя уничтожу. Я начну захоронение ядерных отходов в приграничной зоне Смоленской области; Семипалатинск (ядерный полигон) будет передан вам. Вы, литовцы, умрете от болезней и радиации. Я уберу россиян и поляков. Я Бог. Я тиран. В Прибалтике не будет ни литовцев, ни латышей, ни эстонцев. Я буду действовать как Гитлер в 1932 году» — заявлял Жириновский.

Воинственные заявления Жириновского позволили аморфному постсоветскому недоверию восточноевропейцев к России оформиться в конкретные лозунги о «возрождении великорусского империализма», дав дополнительные козыри сторонникам скорейшего вступления в НАТО. Кстати, сам лидер ЛДПР накануне саммита в Брюсселе предостерег лидеров НАТО: вступление в блок бывших членов ОВД приведет, мол, к третьей мировой войне против России.

Газета «Коммерсантъ», 11.01.1994

В исследовании американского института Национальной безопасности 1995 года отмечается, что несмотря на улучшение отношений между Россией и странами Балтии, если к власти в России придут ультранационалисты, то все оставшиеся проблемы превратятся в «горячие точки».

Отношения с Россией и сближение с Западом значительно осложняли оставшиеся на территории стран бывшего соцблока войска Российской Федерации, а также военные объекты советской эпохи, например учебный центр атомных подводных лодок Палдиски в Эстонии или радар противоракетной обороны Скрудна-1 в Латвии.

Радиолокационный комплекс раннего обнаружения «Скрудна» в 1995 г. Фото: Laima Gūtmane

Россия хотела сохранить стратегические базы до 2002 года, но бывшие союзники избавлялись от этого наследия при первой возможности. По словам эстонского дипломата Юри Луйка, российские войска на территории стран Балтии были сильнейшей картой в рукаве Москвы, которую в случае чего можно было разыграть для дестабилизации региона. Луйк также считает, что малейшее промедление с выводом российских войск поставило бы крест на интеграции с НАТО.

В странах бывшего соцлагеря локомотивом вступления в НАТО стала созданная в 1991 году Вышеградская группа — объединение Польши, Венгрии и Чехословакии (впоследствии Чехии и Словакии). Главная задача объединения — скорейшая и полная интеграция в европейские структуры, в частности, в систему безопасности.

В письме президенту США Биллу Клинтону от 1993 года президент России Борис Ельцин высказался не против подобного развития событий. Ельцин отметил, что любая возможная интеграция восточноевропейских стран в НАТО не приведет автоматически к тому, что альянс так или иначе повернется против России.

«В Прагу Борис Ельцин прибыл из Варшавы, где накануне вечером выступил на пресс-конференции. На ней он пообещал, что вывод российских войск из Польши будет ускорен на три месяца и завершится к 1 октября. Этот шаг, по всей видимости, должен подкрепить сделанное Ельциным заявление о намерении предоставить бывшему партнеру по Варшавскому договору свободу рук в выборе новых внешнеполитических приоритетов и союзников. Польша, в свою очередь, сразу же обратилась к НАТО с просьбой ускорить ее принятие».

Газета «Коммерсантъ», 27.08.1993

Российские войска покинули Литву в августе 1993 года, Латвию и Эстонию в 1994 году. Меньше чем через год заявление с просьбой о принятии в Североатлантический альянс на имя генерального секретаря НАТО написал в форме открытого письма президент Литвы Альгирдас Бразаускас.

Российские войска покидают Литву. Фото: Р. Юргайтис

По словам тогдашнего посла Латвии в США, реакция на это письмо в Вашингтоне ясно дала понять, что если одна из стран Балтии хочет чего-то достигнуть, то Конгресс одобрит исключительно заявку трех стран Балтии вместе, поэтому действовать им предстояло вместе.

Несмотря на стремления Вышеградской группы и стран Балтии, руководство Западных стран, особенно США, были настроены к идеи расширения скептически.

Первые реальные шаги

Тем не менее, игнорировать просьбы и пронатовские настроения становилось невозможно. В январе 1994 года НАТО объявило, что Альянс открыт для новых членов. Однако вместо немедленного расширения была создана своего рода компромиссная программа «Партнерства ради мира» (ПРМ), приглашение в которую получили все государства-участники ССАС.

Министр иностранных дел Эстонии Юри Луйк подписывает рамочный документ ПРМ. Фото: НАТО

«Партнерство ради мира» — это прежде всего компромисс. Провозглашая конечной целью принятие в НАТО новых членов (формально Россия не исключается из их числа, ибо программа предназначена для всех членов ССАС), программа не содержит конкретных сроков этого процесса. Более того, стремясь продемонстрировать солидарность с позицией Москвы, НАТО, по-видимому, будет сейчас подчеркивать, что расширение блока если и будет проходить, то «эволюционным» путем. Однако следует подчеркнуть, что «Партнерство ради мира» — программа переходная. И в ней, несмотря на все примирительные заявления лидеров НАТО, все же угадывается потенциальный антироссийский заряд. Насколько он реализуется (или не реализуется), будет зависеть в немалой степени и от развития ситуации в России, и от отношений Европы с США.

Газета «Коммерсантъ», 11.01.1994

Результатом программы стала большая формализация механизмов безопасности и серьезных политических обязательств: сохранять демократическое общество, соблюдать принципы международного права, выполнять обязательства устава ООН, международных соглашений о сокращении и контроле над вооружением, воздерживаться от угрозы и применения силы против других государств, не нарушать существующих границ государств, разрешать споры мирным путем.

Вышеградская группа, в особенности Польша, посчитали программу недостаточной и продолжили оказывать давление на Североатлантический альянс. Польский министр иностранных дел Анджей Олеховский дважды посетил Вашингтон перед саммитом НАТО в 1994 году. В разговорах с высшими чиновниками Олеховский рассказывал о вакууме безопасности, который возник после упразднения Варшавского договора. «Если вакуум не заполнит НАТО, то это вновь сделает Россия, как только там возродятся имперские амбиции», — объяснял Олеховский.

Постоянным давлением на высокопоставленных западных чиновников занимались и представители стран Балтии. По словам заместителя Госсекретаря США Строуба Тэлботта, когда в 1996 году стало ясно, что страны Балтии не будут приглашены в НАТО в первой волне расширения, президент Эстонии Леннарт Мери стал появляться в тех городах, где проходили встречи и переговоры по НАТО. Мэри преследовал Тэлботта и постоянно напоминал о последствиях, в случае если его страна будет «продана», как это было во время Ялтинской конференции 1945 года.

«Леннарт Мери был искренне увлечен и непреклонен в этом вопросе» — вспоминал Тэлботт.

Леннарт Мери (справа) и Юри Луйк (в центре) принимают Строуба Тэлботта (слева) на даче в Паслепа. Фото: Арво Тармула

Впрочем, присоединение страны к НАТО — это не вопрос исторической справедливости. По словам советника президента Эстонии по вопросам безопасности Мерле Маигре, аргументы о долге Запада перед странам Балтии никуда не приводили.

В декабре 1994 года НАТО инициирует второй уровень Партнерства ради мира: Процесс планирования и анализа (ППА). Его основная цель заключается в оценке оборонной сферы государства-партнера, с последующим достижением совместимости и соответствия стандартам НАТО для участия в многонациональных тренировочных и миротворческих операциях.

Если более крупные страны Вышеградской группы могли что-то преподнести в плане обороны, то оценка вооруженных сил стран Балтии была удручающей. 

Командующий силами НАТО в Северной Европе сэр Гарри Джонсон отметил, что на момент обретения независимости страны Балтии создавали свои армии «с нуля», а неназванный военный офицер США в отставке оценил боеспособность стран Балтии по десятибалльной шкале на единицу.

Пехотная рота на учениях в Палдиски. Территория, ранее принадлежавшая Советской Армии, 1993 г. Фото: A. Truuväärt, Eesti Teadeteagentuur AS

Модернизация и переоценка вооруженных сил требовала от Литвы, Латвии и Эстонии самостоятельных и быстрых действий. Три молодые страны воспринимались как опасный и нестабильный регион. Изначально страны Запада отказывались продавать странам Балтии оружие и военную технику, например США сняли запрет на продажу оружия в страны Балтии только весной 1994 года.

Чтобы перевести свои вооруженные силы на современную западную доктрину, Эстония и Литва пригласили отставных полковников армии США балтийского происхождения взять командование над своими силами обороны. Ветеран корейской и вьетнамской войны, полковник Александр Эйнсельн возглавил Силы обороны Эстонии в 1993 году. Ветеран вьетнамской войны, полковник Йонас Кронкайтис в 1997 году стал заместителем министра обороны Литвы, а в 1999 году возглавил оборону страны.

Командующий Силами обороны Эстонии Александр Эйнсельн (слева) приветствует председателя военного комитета НАТО Рихарда Винсента, прибывшего с визитом в Эстонию, 1994 г. Фото: A. Truuväärt, Eesti Teadeteagentuur AS (AIS)

По инициативе Александра Эйнсельна в 1994 году военные силы трех стран Балтии сформировали совместный миротворческий батальон BALTBAT, предназначенный для повышения оперативной совместимости своих армий с НАТО. Большую часть вооружения и техники натовского стандарта BALTBAT получил по соглашению от поддержавших инициативу стран НАТО. Международную координацию батальона возглавила Дания.

BALTBAT знакомится с техникой на учениях в Нидерландах, 1994 г. Фото: архив эстонского Киберуправления Сил обороны

Подготовка к вступлению в Альянс

В 1995 году НАТО опубликовало отчет о расширении, в котором Альянс утвердил основу своей открытости, выработал цели расширения и требования к потенциальным членам, которые включали принципы функционирующей демократии, свободной рыночной экономики и развитых сил обороны.

«Россия оправданно испытывает недоверие к начавшейся военно-политической операции — приближению к ее границам. Ведь новые члены НАТО должны иметь инфраструктуры, способные принять натовские войска и ядерные боеголовки в любой момент; иметь совместимые с натовскими средства связи и штабные процедуры. Правда, есть и оговорка — они не обязаны в мирное время размещать на своей территории войска других членов НАТО и ядерное оружие. Однако это и не возбраняется. Всегда могут найтись государственные мужи, которые пожелают иметь иностранные войска на своей территории. Можно легко найти повод или причину для обоснования пребывания войск, допустим, Германии, Бельгии или США на северо-западном берегу Чудского озера. Будь то какие–нибудь учения или призрачные угрозы для безопасности Эстонии. Почему бы и нет?».

Газета «Коммерсантъ», 21.10.1995

По воспоминаниям заместителя помощника госсекретаря США Хизер Конли, в ходе проверок она посетила балтийский регион бесчисленное количество раз.

«Официальные лица США пытались понять, достойна ли защита этих демократий жизней американских солдат?» — говорит Конли.

Для максимальной прозрачности и оперативной отчетности перед структурами НАТО в Эстонии была создана правительственная рабочая группа, которая выпускала всеобъемлющий отчет о реформах демократии, экономики и Сил обороны.

По словам бывшего посла США при НАТО Курта Волкера, страны Балтии оказались лучшими демократическими и экономическими реформаторами, наиболее заинтересованными в создании новых вооруженных сил и готовых поддерживать США на других форумах. И хотя на достижение желаемого требовались годы, необходимые основы уже были заложены.

Важное требование к государству-кандидату заключается в отсутствии территориальных споров с соседями и урегулирования границ. Россия не стала использовать этот принцип в качестве препятствия для стран Балтии.

Пограничные соглашения Эстонии и России были впервые парафированы в ноябре 1996 года, с Латвией и Литвой в 1997 году. «Как ни странно, на фоне общих отношений России с Латвией, Литвой и Эстонией сотрудничество по пограничным вопросам развивается активно и весьма успешно» — заявил заместитель директора — начальник международно-договорного департамента ФПС России генерал-лейтенант Александр Манилов.

В 1995 году согласно резолюции Совета Безопасности ООН под эгидой НАТО началась миротворческая миссия IFOR (впоследствии SFOR) в Боснии, участие в которой могли принять и страны не входящие в НАТО. У стран Балтии появилась возможность показать, что они не только потребители коллективной безопасности, но также способны участвовать в обороне других стран.

SFOR состоял из трех региональных оперативных командований. Многонациональную дивизию SFOR на северном направлении в Тузле сформировали две американские,турецкая, а также российская и скандинаво-польская бригада, в состав которой вошел совместный взвод Литвы, Латвии и Эстонии.

Российский капитан Вячеслав Муратов (слева) и литовский сержант Андрюс Йовайсас (в центре) на российском БТР-80 в лагере Углевик. Фото: PO Иэн Смит, SFOR Informer #99

Военные контингенты трех стран Балтии проходил подготовку к миротворческой миссии по стандартам и доктрине НАТО под руководством лейб-полка датского принца в Виборге. Датская армия также снабжала балтийские контингенты снаряжением, оружием и транспортом.

Сержанты Балтийского взвода. Слева направо: Томас Сикк (Эстония), Хенрик Конгсбак (Дания), Виталиус Кузнецовас (Литва) и Юрис Мункевичс (Латвия), 1997 г. Фото: капитан Халвор Молланд, SFOR Informer #22

В рамках миссии поддержания мира Балтийский взвод занимался патрулированием, контролем вооружения, а также охраной лагерей беженцев и контрольно-пропускных пунктов.

Информационный вестник SFOR Informer отмечал, что несмотря на наличие в подразделениях переводчиков, эстонцам не составляет труда понимать местных «из-за схожести языков» (вероятно, имелось в виду владением русским языком).

Тем не менее, в сентябре 1996 году на встрече с главами военных ведомств североевропейских и балтийских стран министр обороны США Уильям Перри прямо заявил, что страны Балтии еще не способны выполнять обязательства пятой статьи Североатлантического договора, и по этой причине они не войдут в «первую волну» расширения Альянса.

Расширение НАТО или угроза Третьей мировой?

В 1999 году Североатлантический альянс отмечал свое 50-летие. В начале марта в американском городе Индепенденс официальное приглашение в НАТО получили три страны: Польша, Чехия и Венгрия.

«Отношение России к расширению НАТО остается отрицательным. В качестве альтернативы Россия предлагает активизировать работу по созданию такой архитектуры европейской безопасности, которая обеспечила бы интересы всех без исключения государств».

Первый канал, 16 марта 1999

В 1998 году, отвечая на вопрос журналиста об опасности НАТО, Министр иностранных дел Российской Федерации Евгений Примаков заявил: «расширение НАТО — это не военная проблема, это психологическая проблема».

Одновременно с этим обострился конфликт в Косово. Несмотря на дипломатический успех и перемирие, которого добился Борис Ельцин в середине 1998 года, международные наблюдатели продолжали сообщать о югославских атаках и этнических чистках. Вслед за этим НАТО выдвинуло неприемлемое для Югославии мирное соглашение, невыполнение которого стало поводом для боевых действий в конце марта. Россия выступила с резкой критикой и заморозила свои отношения с НАТО.

Бывший советник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский рекомендовал продолжить расширение Альянса в этом же году, но ограничиться приглашением Литвы и Словении, чтобы Кремль не воспринял это как открытую угрозу.

Предложение Бжезинского было отвергнуто. Вместо прямого расширения НАТО, на апрельском саммите Эстония, Литва, Латвия, Албания, Болгария, Северная Македония, Румыния, Словакия и Словения были признаны потенциальными кандидатами на членство в Альянсе. Для этих стран обозначили дорожные карты вступления через План действий по членству (ПДЧ).

В июне отношения России и НАТО накалились до предела. В соответствии с мирным соглашением Сербии и Косово, резолюция Совета Безопасности ООН делила территорию республики Косово на сектора под контролем многонациональных миротворческих бригад НАТО в составе миссии KFOR (англ. Kosovo Force).

В состав бригад вошли и российские миротворцы, однако в создании отдельного независимого сектора с сербским населением под руководством России было отказано из-за опасений, что это может привести к разделу Косово между контролируемым сербами севером и албанским югом.

Россия предприняла попытку помешать этому плану захватив аэропорт «Слатина» в промежутке между отходом сил сербов и прибытием контингента НАТО. Несмотря на приказ вышестоящего командования НАТО взять аэродром силой, командиры на месте ограничились окружением «Слатины», заявив, что не собираются начинать Третью мировую войну.

Инцидент разрешился мирным путем. В результате переговоров Россия получила право независимо от НАТО размещать своих миротворцев в Косово в составе KFOR, но так и не получила контроль над отдельным сектором с сербским населением.

Страны Балтии в очередной раз использовали возможность принять участие в операции вместе с НАТО. Первые миротворцы из Литвы и Эстонии прибыли еще в 1999 году, из Латвии в 2000 году. Литва и Латвия продолжают участие в KFOR по сей день, Эстония завершила свою миссию в 2018 году.

Деревенские дети в Косово встречают эстонский патруль

После окончания бомбардировок Россия возобновила отношения с НАТО. Военный контингент России покинул Косово в 2003 году. Как заявил начальник Генштаба Анатолий Квашнина, у России не осталось реальных интересов на Балканах.

«Российский МИД счел результаты саммита настолько для себя приемлемыми, что Игорь Иванов даже публично заявил, что Москва «намерена заново налаживать доверие в отношениях с НАТО». Это означает, что за свершившимся недавно возвращением в Брюссель военного представителя РФ при НАТО генерала Виктора Заварзина в Москву очень скоро последует возвращение представителя Североатлантического альянса».

ВЕДОМОСТИ, 22 ноября 1999

НАТО уже близко

Летом 2001 года президент США Джордж Буш–младший выступил с речью, которую восприняли как послание: членство стран Балтии в НАТО уже не за горами.

«Каждая европейская нация, которая борется за демократию, свободный рынок и сильную гражданскую культуру, должна быть принята в общий дом Европы. Все новые демократии Европы, от Балтийского до Черного морей и все, что находится между ними, должны иметь такой же шанс на безопасность и свободу и такой же шанс присоединиться к институтам Европы, как и старые европейские демократии. Я верю в членство в НАТО для всех европейских демократий, которые стремятся к этому и готовы разделить ответственность, которую несет НАТО» — заявил Буш–младший.

В ноябре того же года президент России Владимир Путин дал интервью на американском радио National Public Radio. На вопрос ведущего: «возражает ли Россия против принятия трех прибалтийских республик в НАТО» — Путин ответил, что этот вопрос нельзя свести к ответу «да» или «нет».

Владимир Путин в эфире National Public Radio. Скриншот трансляции C-SPAN 2

«НАТО создавалось для противодействия Советскому Союзу. На данный момент угрозы со стороны Советского Союза нет, потому что Советского Союза больше нет. И там, где когда-то был Советский Союз, теперь есть ряд стран, в том числе новая и демократическая Россия. <…> Если мы спросим обывателя, обычного человека, думает ли он, что присоединение Эстонии с ее 1 300 000 человек и Латвии, Литвы к НАТО повысит их уровень безопасности, то скорее всего почти все скажут нет — нет, их вступление в НАТО не повысит их безопасность. Потому что, к сожалению, механическое расширение НАТО не повысит уровень безопасности перед лицом новых угроз — угроз XXI века.

Однако если мы спросим обывателя, считает ли он, что Россия может помочь нейтрализовать возникающие угрозы, опять же, скорее всего, все скажут: «да, Россия может помочь». <…> Россия готова расширять свое сотрудничество с НАТО. И если мы изменим качество отношений, если мы изменим формат отношений между Россией и НАТО, то я думаю, что расширение НАТО перестанет быть проблемой. <…> Мы, конечно, не в том положении, чтобы говорить людям (стран Балтии), что делать. Мы не можем запретить людям совершать определенный выбор, если они хотят повысить безопасность своих стран определенным образом. Но я не думаю, что механическое расширение или укрепление НАТО имеет смысл» — отвечал Владимир Путин.

Существуют мнение, что нейтрально-позитивное отношение президента России к расширению НАТО обусловлено терактом 11 сентября. Перед интервью Путин посетил Граунд-Зеро — место падения башен близнецов Всемирного торгового центра. В ходе интервью Путина, звонившие на радио слушатели много спрашивали о борьбе с терроризмом в России и, кажется, находили общий язык.

11 сентября. Время «показать себя»

Террористическая атака 11 сентября 2001 года трансформировала Североатлантический альянс, позволила странам-кандидатам проявить себя, а также развила отношения НАТО с Россией.

На следующий день после террористических актов Североатлантический совет (главный политический орган принятия решений НАТО) заявил, что теракты относятся к категории «вооруженного нападения» в соответствии с пятой статьей Североатлантического договора.

Самолеты НАТО начали патрулирование воздушного пространства Соединенных Штатов, а военно-морские силы начали контртеррористические действия в районах восточного Средиземноморья.

Получив отказ на выдачу лидера «Аль-Каиды» Усамы бен Ладена, 7 октября власти США начали военную операцию «Несокрушимая свобода» с целью ликвидации структур «Аль-Каиды» и контролировавшего Афганистан «Талибана».

В рамках операции Эстония отправила в Афганистан группу саперов, которая за полгода обезвредила более 1800 взрывных устройств, Литва выделила под командование США 40 солдат на авиабазу Баграм, а Латвия направила группу медиков.

В декабре в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН была создана коалиция Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF), которую возглавило НАТО.

Еще не будучи членами НАТО, Эстония, Латвия и Литва использовали миссию ISAF как способ продемонстрировать свою готовность исполнять статью 5 Североатлантического договора. Литва направила военный контингент в Афганистан в 2002 году, Латвия и Эстония в 2003 году.

Примечательно, что первое в истории применение статьи 5 Североатлантического договора НАТО не имело антироссийского контекста и понятие коллективной безопасности перестало подразумевать исключительно военное противостояние с Россией.

Более того, активную помощь США и НАТО оказала и сама Россия. Для нанесения бомбовых ударов Россия выделила воздушные коридоры на своей территории для авиации Альянса. Россия предоставляла разведывательную информацию, а также расширила военно-техническое сотрудничество с НАТО.

«Сегодня, в дни испытаний для западной цивилизации, у России появился уникальный шанс на деле доказать американцам и европейцам, что она — друг, союзник, партнер и единомышленник. Как полагает комментатор «Известий», именно сейчас закладываются основы нового миропорядка на много лет вперед, формируются и переформируются альянсы. Если Москва сумеет убедить американцев, что мы не противник и не потенциальный источник угрозы, считает наш эксперт, то многие проблемы, которые сегодня кажутся неразрешимыми, будет решать гораздо легче».

Известия, 16 сентября 2001

Финишная прямая

В ноябре 2002 года в Праге на саммите НАТО Латвия, Литва, Эстония, Болгария, Румыния, Словакия и Словения были приглашены на переговоры о присоединении к НАТО.

Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга назвала приглашение «исторической победой», премьер-министр Литвы Альгирдас Бразаускас — результатом многолетних усилий Литвы, а президент Эстонии Арнольд Рюйтель — началом нового этапа в истории его страны.

Из Москвы между тем поступают сигналы самого разного свойства. Министр иностранных дел России Игорь Иванов в интервью британской Times заявил, что Москва более не рассматривает расширение НАТО на восток как угрозу собственным интересам. «[Теперь] у нас один общий враг — глобальный терроризм», — сказал глава российского МИДа.

В рамках Плана действия по членсту кандидатам предстояло выполнить индивидуальные годовые национальные программы с последующей положительной оценкой НАТО.

По словам Юри Луйка, в преддверии Пражского саммита политическая реальность оказалась таковой, что возникали сомнения по поводу других стран-кандидатов, но не стран Балтии. У других кандидатов все еще отмечался высокий уровень коррупции, либо же внутри страны идея присоединения к альянсу не находила должной поддержки.

26 марта 2003 года государства-члены НАТО подписали в Брюсселе протоколы о присоединении к альянсу с семью странами, выполнившими годовые национальные программы ПДЧ с положительной оценкой.

Министр иностранных дел Латвии Сандра Калниете в штаб-квартире НАТО на подписании протокола о присоединении. Фото: НАТО

Отныне Литве, Латвии, Эстония, Румынии, Словакии, Словении и Болгарии предстоял последний шаг — ратификация Североатлантического договора и протоколов присоединения парламентами стран НАТО и стран-кандидатов. Среди членов НАТО первой протоколы ратифицировала Канада. Сейм Латвии ратифицировал договор 26 февраля 2004 года, Сейм Литвы и Рийгикогу — 10 марта.

29 марта 2004 года в Вашингтоне семь премьер-министров церемониально передали правительству США на хранение документы о присоединении к Альянсу. Семь стран-кандидатов стали полноправными членами НАТО.

С этого дня воздушное пространство стран Балтии патрулируют самолеты Североатлантического альянса.

2 апреля в Брюсселе состоялась торжественная церемония принятия семи новых государств-членов в НАТО. Флаги Эстонии, Литвы, Латвии, а также Болгарии, Словении, Словакии, Румынии и Болгарии отныне развиваются перед штаб-квартирой НАТО на постоянной основе.

Флаги семи новых стран-членов демонстрируются генералу главнокомандующему объединенными силами НАТО Джеймсу Л. Джонсу в штаб-квартире Альянса. Фото: НАТО

На прошедшем в июне саммите НАТО в Стамбуле новые члены Североатлантического альянса приняли участие со всеми обязанностями, правами и возможностями.

#Литва #Латвия #Эстония
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.