logo
Новая газета. Балтия
Интервью · Политика

«Если вы публично одобряете Путина, переезжайте в Россию»

Интервью с министром обороны Латвии Артисом Пабриксом

Денис Кишиневский , корреспондент в Литве
Денис Кишиневский , корреспондент в Литве

Министр обороны Латвии Артис Пабрикс. Фото: LETA

Министр обороны Латвии Артис Пабрикс считает, что толерантность к «путинистам» в Латвии должна быть нулевой и выступает за поставки Украине ракетных комплексов, способных поражать цели на территории России.

Неделю назад на одной из дискуссий, посвященных вопросам обороны страны, вы сделали громкое заявление — толерантность к «путинистам» в Латвии должна быть нулевой. Проясните, пожалуйста, свою позицию.

Мы либерально-демократическое государство. Это определение подразумевает под собой то, что мы терпимо относимся к разным взглядам и мнениям — не так, как в России и в других авторитарных государствах, однако и у нас есть границы. Если вы идете по улице и видите, как какой-то хулиган избивает и грабит прохожего, вы не можете и не должны говорить о том, что вы, мол, толерантно относитесь к праву агрессора на насилие. С таким же успехом можно терпимо относиться и к серийным убийцам, но ведь это ненормально.

Исходя из этого, относиться толерантно к активности и публичным мнениям, которые являются пропутинскими и откровенно пророссийскими, в нынешней ситуации недопустимо. Это идет вразрез с интересами общества, интересами государства и демократии.

Если кто-то в Латвии еще хочет сказать публично, что он поддерживает и одобряет то, что путинские войска творят в Украине, мы должны с максимальной силой идти против таких мнений и таких людей.

Если вам не нравится здесь жить, если демократия вас не удовлетворяет, пожалуйста, езжайте в Россию, где вы сможете громко и с чистой душой одобрять Путина.

Конечно, если речь идет о каких-то частных беседах, где муж, например, говорит жене, что ему нравится то, что Путин делает в Украине, то Бог с ними — это их проблема, но в публичном пространстве этого допускать нельзя.

На Западе сейчас сформировалось две позиции. Одна из них такова: евроатлантическое сообщество должно помогать Украине всем, чем можно, включая вооружения, чтобы та продолжала войну и попыталась сокрушить режим Путина на своей территории. Вторую можно свести к следующему: помощь украинцам необходима, но мы должны пойти на какие-то уступки России, в том числе и территориальные, чтобы война и смерти прекратились. Какой путь правильный?

Во многом позиция различается из-за географии. Страны, которые находятся вдалеке от России, переживают эти события не так остро, как мы. Они не чувствуют всей боли. Нужно понимать, что те общества — французское, немецкое, итальянское и другие — очень хорошо жили на протяжении долгого времени. Там не так высок уровень сопротивляемости, хотя после начала вторжения в Украину мы видим, как меняется общественное мнение в той же Германии во Франции. Мы видим, как люди сами подталкивают свои правительства к более решительным действиям.

С другой стороны, я понимаю, что люди начинают чувствовать усталость, в первую очередь, из-за инфляции. Я понимаю, что странам Африки, например, и той или иной части их населения по большому счету наплевать, кто виноват в развязывании этого конфликта. Для них сейчас важнее не допустить голода, решить этот вопрос как можно скорее. Однако нужно понимать первопричину всех этих невзгод, имя ей — путинская Россия.

Многие хотят просто спокойно жить дальше, но для того, чтобы действительно спокойно жить дальше, нельзя повторить Мюнхенский сговор 1938 года и поддаться агрессору. Украина должна победить, а Россия — проиграть. 

Если этого не случится, мы не можем гарантировать, что в ближайшем будущем война не начнется где-нибудь в другом месте, мы не можем быть уверенными, что эта война не перекинется на нас.

Государства, настаивающие сейчас на уступках, не будут нести потери первыми. Первыми будем мы — страны Балтии, Польша, Восточная и Северная Европа.

Будет ли Латвия настаивать на том, чтобы страны НАТО передали украинцам ракетные комплексы — реактивные системы залпового огня большой дальности, которые способны поражать цели на российской территории?

Конечно. Украина должна получить абсолютно все, что нужно для ее защиты. Ей нужно это для того, чтобы обеспечить возможность вернуть оккупированные территории, которые принадлежат ей по праву.

Вас не смущает, что президент США Джо Байден после долгих дискуссий все же отказался направить в Украину ракетные комплексы, которые могут наносить удары по России, то есть вглубь ее территории?

Это не военный вопрос, а политический. Если украинские войска приблизились к российской границе, например, где-нибудь недалеко от Харькова, они могут стрелять в сторону России и из пистолетов. И пули, соответственно, будут попадать на ее территорию. Означает ли это, что мы должны отнимать пистолеты у украинцев?

Артис Пабрикс. Фото: LETA

Реагируя на столкновения у памятника в Пардаугаве вечером 10 мая, вы заявили, что «Латвия в безопасности и никто ей не угрожает». Ваше мнение не изменилось?

На данный момент Латвия в безопасности. У нас нет информации и данных, которые бы свидетельствовали о том, что Россия готовится внезапно на нас напасть. Те российские войска, которые всегда были у наших границ, сейчас воюют в Украине. Мы, безусловно, предприняли шаги, которые усилили нашу защиту, но все зависит от того, как эта ситуация будет развиваться глобально.

Именно поэтому мы всячески поддерживаем Украину и пытаемся доказать западным государствам, что оказание помощи украинцам должно основываться на формулировке, «чем мы можем помочь Украине?», а не на вопросе «насколько мы хотим ей помочь?».

Если бы каждое государство пропорционально помогало Украине так, как ей помогают Польша или страны Балтии, эта война бы уже закончилась.

29 июня в Мадриде состоится саммит НАТО, на котором будут озвучены какие-то решения по странам восточного фланга. Ключевой вопрос, будет ли увеличен воинский контингент в странах Балтии в целом и в Латвии в частности?

Мы ожидаем увеличения присутствия сил союзников, мы бы хотели, чтобы они были обеспечены всем необходимым с точки зрения экипировки и оборудования, мы бы хотели видеть больше учений, а также более активного участия Соединенных Штатов в этих процессах.

Надеемся, что это произойдет после встречи в Мадриде. Сам по себе саммит — политическое мероприятие. Он задает направление — вектор развития.

Предстоящие два-три года станут для всех нас тем временным отрезком, в ходе которого будет проведена очень серьезная работа. За этот промежуток Латвия должна подготовиться — выполнить задачи, которые позволили бы развернуть на своей территории более крупные силы НАТО. Мы бы хотели, чтобы многонациональный батальон альянса под руководством Канады разросся до бригады.

На саммите будет принята новая концепция НАТО относительно угроз. Очевидно, что внимание ко всем странам восточного фланга будет усилено. Также я с уверенностью могу сказать, что помощь альянса странам Балтии в широком смысле этого слова будет увеличена, но детали и военные нюансы прояснятся уже непосредственно в Мадриде.

Расширение контингента союзников, очевидно, заставит Сейм и правительство пересмотреть оборонный бюджет, увеличить инвестиции в военную инфраструктуру. Какие шаги необходимо предпринять Латвии, чтобы должным образом подготовиться к развертыванию дополнительных сил?

Нам, безусловно, придется проделать большую работу. Мы хотим и планируем открыть новый полигон для наших друзей из альянса. На действующий полигон в Адажи — самый большой в регионе — регулярно приезжают союзники по НАТО, которые проводят учения и соответствующие тренировки. Там, не побоюсь этого слова, настоящая очередь — налицо перегрузка, поэтому нужно обустроить дополнительное пространство.

В ближайшие недели правительство будет принимать решения по поводу нового полигона. Реализация и развитие такого проекта займут несколько лет. Также мы должны обустроить казармы, склады — всю сопутствующую инфраструктуру. Наши друзья должны чувствовать себя комфортно.

Артис Пабрикс на полигоне в Адажи. Фото: LETA

27 мая министры обороны стран Балтии подписали договор об оказании взаимной военной помощи. Как расценивать этот шаг? Справедливо ли говорить, что Литва, Латвия и Эстония пытаются воссоздать Балтийскую Антанту, существовавшую в 30-х годах прошлого века?

Если мы сравниваем особенности сотрудничества между странами Балтии, которые существует сейчас, с тем, как наши государства взаимодействовали в 1930-е годы, с уверенностью могу сказать, что сегодня наш уровень партнерства и кооперации гораздо глубже.

Первое — мы воспринимаем все три балтийские республики в качестве единой операционной территории. Это означает следующее: если одному государству понадобится помощь от других государств, мы можем оперативно — без лишних бюрократических проволочек — пересечь границу со своими войсками, оказав необходимую поддержку друг другу, а после этого уйти обратно. Это очень важно — это значит, что военное планирование во всех трех странах является скоординированным.

Мы являемся одним государством с точки зрения защиты и обороны.

Второе — вместе с нашими коллегами из США мы планируем усилить координирование в области воздушной и морской обороны. Мы видим небо как единое пространство — мы за совместный контроль между союзниками. Когда мы закупим системы ПВО и зенитные ракеты, сможем вывести обороноспособность стран Балтии на новый уровень.

Также у нас бывают совместные закупки вооружений.

Скажу так: если бы в 1930-е годы мы были бы скоординированы так же, как сегодня, то 1939-1940-е годы выглядели бы совсем по-другому.

Что касается комплексных изменений в системе безопасности, чего Латвия ждет от руководства и лидеров ведущих стран НАТО? Развертывания дополнительных сил стран-союзниц, поставок танков и БТР, расширения миссии воздушной полиции НАТО, установки и передачи новых систем ПРО, а может быть, все сразу?

Конечно, этот вопрос не сводится к увеличению одного лишь контингента. Здесь должно быть увеличено присутствие военнослужащих стран НАТО, но для нас важно конструировать сотрудничество на другом уровне. Наш план таков — в будущем батальон следует расширить до бригады. Это бы означало совершенно иное планирование и уровень партнерства союзников с нашими вооруженными силами. Бригада должна быть интегрирована с нашей армией.

Говоря о противовоздушной обороне, у нас пока нет соответствующих систем. Все-таки нужно понимать, что эта вещь очень дорогая, но это не означает, что мы стоим на месте. Все три страны Балтии заинтересованы в ракетной артиллерии. Это, к слову, то, чего хотят и украинцы. Мы в свою очередь хотели бы, чтобы эта артиллерия была не такой, как у России, а высокоточной — способной поражать цели на более дальнем расстоянии.

В ближайшее время мы хотим закупить ракеты для обороны наших портов и моря. Речь идет о ракетах, которые похожи на американские крылатые ракеты «Гарпун».

Ключевая задача, которая стоит перед странами Балтии в случае агрессии — возможность остановить врага и дать ему отпор, пока не прибудут дополнительные силы. Для этого необходимо обеспечить достаточное количество обмундирования, снаряжения и оборудования, чтобы союзникам не пришлось все это везти с собой. Наши склады должны быть заполнены.

Артис Пабрикс. Фото: LETA

Идут ли разговоры на уровне оборонных ведомств Литвы, Латвии и Эстонии о возможности купить израильскую систему противоракетной обороны «Железный купол», которую хотели бы получить украинцы?

В принципе целью каждого государства является создание такой системы обороны. Технически этот купол означает, что мы, страны Балтии, соединяем все три составляющие противовоздушной обороны в одно целое — и радарные системы, и ближнюю оборону, и дальнюю. У Латвии пока есть ЗРК лишь ближнего радиуса и малой дальности. Когда у нас появится больше ракет, способных поражать цели и уничтожать ракеты противника на разных расстояниях, в целом можно будет говорить, что у нас и так появилась система, напоминающая «Железный купол».

Думаю, вы согласитесь, если я скажу, что энергетическая независимость — одна из составляющих обороноспособности. В марте этого года вы заявили, что Латвии следует всерьез задуматься о строительстве АЭС. Чем обусловлена ваша любовь к атомной энергетике?

Я считаю, что Балтийские государства должны развивать атомную энергетику. Во-первых, она чистая. Во-вторых, ученые и энергетики доказывают, что сегодня возможно строить безопасные АЭС — не стоит их бояться.

Мы живем в Северной Европе — на одних солнечных батареях и энергии ветра далеко не уедешь. Кроме того, в обозримом будущем мы, очевидно, будем потреблять больше электроэнергии. У Латвии есть хороший потенциал для развития с точки зрения гидроресурсов, биотоплива, но атомная электростанция позволила бы обеспечить определенный баланс.

В 2012 году, будучи министром обороны, вы сильно сокрушались, что в Литве провалилась идея о строительстве АЭС в Висагинасе.

Строительство АЭС было бы очень полезно для трех государств. Мы бы могли реализовать такой проект в течение шести-семи лет. Знаю, что в Эстонии также об этом думают. Если эстонцы найдут подходящую площадку, считаю, что Латвии тоже было бы разумно инвестировать в этот проект. Безусловно, станция не появится следующей осенью, но, поверьте, если мы действительно захотим построить и запустить АЭС, шесть-семь лет пролетят незаметно.

#Латвия
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.