logo
Новая газета. Балтия
Сюжеты · Общество

Мелитополь: три месяца в оккупации

Все, с кем нам удалось связаться, утверждают: единственное, от чего их освободили российские солдаты — это спокойная жизнь, работа и деньги

Максим Пушкарев
Максим Пушкарев

Жители Мелитополя по-разному относятся к новому режиму, но основная часть жителей признает, что жизнь существенно изменилась в худшую сторону. Все, с кем нам удалось пообщаться, говорили о безработице и ухудшении социального положения. Некоторые даже пророссийски настроенные мелитопольцы шепотом готовы признать, что «при Украине было лучше». Мы поговорили с представителями самых разных социальных слоев города, чтобы понять, как на них отразилась жизнь в оккупации.

Все имена героев в этом материале изменены в целях безопасности.

Пенсионеры без пенсии

Пенсионерка Галина перенесла инсульт и не может самостоятельно передвигаться. За ней ухаживает ее дочь. Женщина говорит, что ей всегда приносили пенсию с почты прямо домой. После начала войны украинская власть не имеет возможности доставлять средства в оккупированные города, и пожилая женщина осталась без денег. Украина предоставила возможность оформить пенсионную банковскую карту, однако процесс оказался нелегким. Даже после ее оформления деньги пока Галина получить так и не смогла.

Оккупанты предлагают пенсионерам возможность оформить российскую пенсию, но сначала необходимо выполнить условие — получить паспорт РФ. Иначе никакой помощи ждать не приходится.

Галина человек советской закалки. Она общается на русском языке и в мирное время часто смотрела российские каналы. С момента начала войны признает — не ожидала, что в Кремле могут решиться напасть и начать уничтожать украинские города. Брать российский «аусвайс» ради денег пенсионерка решительно не хочет.

Галина очень надеется, что Мелитополь останется украинским, но рассчитывает на то, что случится это путем мирных переговоров. Пенсионерка опасается возможного контрнаступления ВСУ и бомбежек. Зачастую в момент отступления российские солдаты оставляют после себя выжженую землю и множество убитых мирных, как это было в Буче под Киевом.

Молодежь без перспектив

Сложно приходится молодому поколению. Школьники, по сути, не сумели закончить полноценно учебный год. Украина всех учеников перевела в старшие классы, но как может начаться учебный процесс в сентябре — большой вопрос.

Гауляйтеры попытались заново открыть школы, но столкнулись с сопротивлением учителей. Немногие захотели с ними сотрудничать. Удалось запустить работу лишь нескольких учебных заведений. Однако и это мало помогло. Родители опасаются отправлять своих детей в школы. Несмотря на объединение целого ряда классов, учеников было очень мало.

Еще сложнее студентам. Мелитопольские вузы: Государственный Педагогический университет им Б. Хмельницкого и Таврический агротехнологический университет им Д. Моторного оккупанты объединили в один, и заявили, что он будет иметь федеральное значение в новом регионе России, куда войдет весь захваченный юг Украины.

Фото предоставлены жителями Мелитополя. Их имена мы не раскрываем в целях безопасности

Украинские власти перерегистрировали эти университеты на территории Запорожья и подчеркнули, что студенты сохранят свои места и смогут продолжить обучение в онлайн-режиме. После окончания учебы они получат дипломы государственного образца. Аналогичная ситуация с учениками профильных учебных заведений: лицеев и колледжей.

19-летний студент Евгений, житель Мелитополя, рассказывает, что не знает, как ему учиться дальше. Он первокурсник Харьковского вуза и жил там в общежитии. Перед войной он приехал домой, а теперь выехать из города на территорию, контролируемую Украиной, невозможно. Его вуз организовал онлайн обучение, но из-за того, что оккупанты постоянно глушат связь и ограничивают работу интернета, возможности полноценно участвовать в образовательном процессе нет. Парень с тревогой ожидает окончания лета и не понимает, как для него может начаться новый учебный год.

Женя признается, что эмоционально ему очень тяжело. Многие друзья покинули город, кто самостоятельно, кто целыми семьями.

Для него уехать из города — непосильная финансовая нагрузка. Парень лишь надеется, что этот период не продлится долго, а Украина обязательно освободит захваченные территории.

Тяжелым для молодежи стал и постоянный комендантский час. В мирное время на улицах вечером всегда было многолюдно, особенно в летняя время. Молодые ребята и девушки собирались на городской площади у фонтана, в парке, посещали различные развлекательные заведения. После начала войны жизнь с наступлением темноты замирает. Выходить на улицу без специального пропуска нельзя с 21.00 до 6.00 утра. И это еще можно назвать послаблением, ведь в первые месяцы оккупации комендантский час действовал с 18.00 до 6.00 утра.

В попытке хоть как-то привлечь на свою сторону молодежь назначенные россиянами «власти» заново открыли кинотеатр и организовали бесплатные показы. Однако советский репертуар не вызвал интереса у зрителей.

В последние дни бесплатные сеансы чередуются с платными, где показывают и современные ленты американского и европейского производства. Конечно, разрешения правообладателя за трансляцию никто не спрашивает. Самопровозглашённая власть приписывает себе в заслугу открытие бассейна и ледовой арены, построенных в последние годы перед началом войны. Их посещение платное и у горожан попросту нет на это средств.

Слезы на глазах и у восемнадцатилетней Марии. Она вспоминает начало войны, когда город был под обстрелом войск РФ. Один из снарядов попал частный жилой дом и тяжело ранил ее близкого друга. 19-летний парень получил серьезные ранения и больше недели боролся за жизнь, но, к сожалению, скончался. Жизнь студента с большими перспективами оборвал снаряд, запущенный по приказу Кремля.

Маша задается вопросом: что нужно Путину на их земле и за что умер ее друг? Она не понимает, неужели необъятной России мало ее собственной территории, что нужно захватывать все больше? Сейчас она в Польше. Девушке пришлось бросить все и уехать. Впрочем, она очень надеется на то, что сможет вернуться в родной город и снова встретить близких ей людей.

Фото предоставлены жителями Мелитополя. Их имена мы не раскрываем в целях безопасности

Бизнес: короли и нищие

Непросто и местному бизнесу. Многие предприниматели, которые имели средние и крупные производства, были попросту разграблены. Местные жители стали свидетелями того, как в открытую вывозились комбайны и прочая сельхозтехника с площадок компаний, занимавшихся ее продажей. Фото и видеоматериалы кражи оборудования неоднократно публиковались в местных чатах и пабликах.

У мелкого бизнеса тоже начались проблемы. Ирина занималась продажей одежды. После оккупации возможность привезти новый товар оказалась перекрыта, да и у покупателей просто нет денег на обновление гардероба. Предпринимательница сообщила, что вынуждена была свернуть свою деятельность, так как оккупационная власть потребовала по-новому зарегистрироваться и уже с июня платить налоги в казну России.

Андрей, наоборот, доволен ситуацией. Парень наладил торговлю с Крымом и стал возить оттуда продукты питания, перепродавая их местным торговцам оптом. Он признает, что сперва было очень сложно. На каждом российском блокпосту необходимо «поделиться» деньгами или товарами, чтобы беспрепятственно проехать. Но его доходы при этом стали значительно выше, чем раньше. Однако это скорее исключение из правила, чем норма. Многие магазины в центре города стоят с заколоченными окнами. На других красуется надпись «аренда», однако желающих открыть бизнес нет.

Бюджетники

Алина работает учительницей. Она рассказала, что в ее школе руководство не согласилось на сотрудничество. Еще в самом начале оккупации списки учеников и все личные дела были уничтожены. Официально Украина отправила преподавательский состав в отпуск, продолжая выплачивать зарплату. Однако гауляйтеры уже заявили, что все преподаватели, которые не начнут работать в новом учебном году, будут уволены, а на их место найдут новых. Оккупационные власти посетили ее учебное заведение и изъяли украинские вышиванки, а также литературу о голодоморе и УПА (Украинской повстанческой армии). Алина опасается остаться без средств к существованию, поскольку неизвестно, какой будет ситуация в новом учебном году, который уже не за горами.

Весьма сложно и сотрудникам коммунальных служб. Наш собеседник Игорь признается, что их поставили перед выбором: или увольнение, или получение российского паспорта и выдача социальной помощи в размере 10.000 рублей (около 153 евро). Мужчина подчеркивает, что не горел желанием брать российский документ, но ему нужно как-то кормить свою семью, ведь других средств к существованию нет.

Банковская сфера: рубли и гривны

Сложности возникли с оплатой товаров и услуг в городе. Оплатить расходы картой с момента начала оккупации было практически невозможно. Чтобы обналичить средства в банках, нужно было выстаивать очереди, записываясь за несколько дней. Активно стали процветать «обнальщики», готовые выдать наличные за перевод средств с карты, получая процент от выплаты. Он колеблется от 3 до 10%.

Постепенно в городе вводятся рубли. Первыми их стали принимать новые магазины «Мера», которые оккупационная власть открыла на базе бывших супермаркетов «АТБ», используя их оборудование. Ассортимент магазина наполнили товары из Крыма, цены на некоторую продукцию ниже, чем на рынке, но в сравнении с ценами при Украине, они выше в 2-4 раза.

Фото предоставлены жителями Мелитополя. Их имена мы не раскрываем в целях безопасности

Признание оккупанта

Аркадий рассказал свою историю об интересном диалоге с оккупантом. Мужчину остановили на блокпосте для проверки документов. Человек в военной форме, возрастом около 50 лет, оказался весьма разговорчивым и представился Дмитрием. По его словам, он жил в «ЛДНР». После войны мужчину просто на улице остановили российские военные и поставили перед выбором: или едешь воевать против Украины, или сидишь 8 лет в донецкой тюрьме. Дмитрий признается, что ненавидит Путина, поскольку считает, что тот сломал его жизнь, но считает службу на стороне РФ меньшим злом для себя лично. В донецких тюрьмах заключенные подвергаются физическим пыткам и унижениям. Житель «ЛДНР» искренне не желает зла мелитопольцам и желает скорейшего окончания войны, чтобы вернутся домой к своей семье.

Впрочем, такие случаи единичны. Алексей рассказал историю, которая произошла с его отцом. В первые дни оккупации жители города часто выходили на проукраинские митинги. Потом оккупанты начали их запрещать и разгонять, а активисты стали подвергаться репрессиям. Парень рассказал, как его отец ушел на митинг и не вернулся. В течение нескольких дней поиски были безуспешными, а в военной комендатуре не давали никакой информации. Спустя 5 дней его отца все же отпустили.

Все это время он находился в тесной комнате с другими заключенными. Кормили их один раз в день и регулярно водили на допросы, пытаясь узнать кто организовывает митинги. Оккупанты никак не могли поверить, что в Украине настолько развито гражданское общество, что жители сами организовываются в соцсетях и выходят на протест. Отцу Алексея повезло. Его никто не бил, возможно, из-за пожилого возраста. Однако он утверждает, что слышал звуки издевательств над другими заключенными, допрос которых происходил, по всей видимости, более жестко.

Партизанское движение

В городе активно действуют партизаны, показывая местным жителям, что сопротивление возможно. Регулярно на столбах появляются проукраинские листовки и объявления с призывом к оккупантам сдаваться. Неоднократно в городе при помощи взрывчатки пытались уничтожить представителей оккупационных властей. В ответ на это солдаты лишь усиливают репрессии и удваивают количество проверок и досмотров. Однако подобная активность партизан дает надежду горожанам, что еще не все потеряно.

Реставрация совка и дальнейшие перспективы

Интересно, что в оккупированном городе вовсю наблюдается возврат в прошлое. На улицах развесили красные флаги, а с билбордов напоминают о победе во второй мировой войне. По электронным экранам крутят видеоролики с напоминанием о 220-летии Таврической губернии. Таким образом жителей готовят к созданию очередного анклава по типу «ЛДНР».

Засветилась в Мелитополе и певица Чичерина, ярая поклонница русского мира. Она активно пиарила в своих соцсетях установление дорожного знака на въезде в город с надписью: «Мелитополь — Россия навсегда». Попадаются и весьма странные агитационные плакаты. Так в одном из районов города был замечен билборд с Александром Невским. Какое он имеет отношение к Мелитополю, граждане так и не поняли. Пытаются оккупанты и шутить, разместив плакат с искандерами в боевой готовности и надписью: «Не бойтесь своих комплексов на защите Мелитополя». Вот только от чего они собрались защищать горожан, большой вопрос.

Фото предоставлены жителями Мелитополя. Их имена мы не раскрываем в целях безопасности

Дальнейшие перспективы Мелитополя безрадостны. На момент написания статьи по приблизительным подсчетам город покинули около 50% его жителей, и эта цифра продолжает расти. Так как выехать в сторону Украины практически невозможно и небезопасно из-за постоянных обстрелов, единственным шансом на спасение стал выезд через территорию оккупированного в 2014 году Крыма.

Таким образом мелитопольцы стараются достичь стран Европы, где могут получить помощь и временное убежище. Число выезжающих постоянно растет. Очереди на границе с Крымом растягиваются на десятки километров, а люди ожидают проезда от 8 часов до нескольких суток. При этом особенно тяжело выезжать мужчинам. Они проходят жесткую процедуру фильтрации, которая порой заканчивается весьма плачевно. Неоднократно фиксировались случаи жесткого избиения людей с дальнейшим запретом на въезд. Лишь некоторых после этого все же пропускали.

23-летнему Тарасу не повезло. В его телефоне сотрудники ФСБ обнаружили переписки, где фигурировала фраза «оккупированный город».

Российским спецслужбам не по душе пришлось такое выражение. Тараса отвели в отдельную комнату, где унижали и избивали дубинками, руками и ногами в течение нескольких часов. Однако затем все же пропустили. Мужчина продемонстрировал нам состояние своего тела. Все оно было в багрово-черных кровоподтеках, однако он попросил не публиковать его фотографии в СМИ.

Многие уехавшие считают, что в городе остались лишь коллаборанты и поклонники «русского мира». Это совсем не так. Некоторые граждане не могут уехать из-за отсутствия средств. У других остаются на попечении пожилые родители или больные родственники. Кто-то боится потерять свое имущество, нажитое годами. И эти жители, как и все граждане Украины, надеются на скорейшую деоккупацию и возврат к мирной жизни, но украинские власти признают, что процесс освобождения может затянуться на долгие месяцы.

#война
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.