logo
Новая газета. Балтия
Сюжеты · Общество

Нова Мрiя. Как Харьков возвращается к жизни после осады

Виктор Баранов
Виктор Баранов

Клумба, посвященная ВСУ в центре Харькова. Фото: Харьковзеленстрой

15 мая украинские власти объявили о освобождении Харькова. Второй по численности населения город Украины был одной из основных целей вторжения. Теперь российские войска от него отступили и город постепенно возвращается к жизни. Мы поговорили с волонтерами гуманитарного фонда «Нова мрiя», занимающегося раздачей еды и помощью местным жителям. Они рассказали о том, как город приходит в себя после российской осады. 

Двухмиллионный город. Всего в 38 километрах от российской границы. Война там началась практически сразу. 24 февраля, в самый первый день вторжения, уже к 12:00 1-я гвардейская танковая армия России находилась на окраинах Харькова. Тогда, буквально в последний момент, наступление удалось остановить.

Российская армия брала под свой контроль окраины вокруг Харькова, пыталась войти в город с разных направлений. Несколько раз им это удавалось: пехота без тяжелой техники прорвалась в город, но каждый раз их отбрасывали назад.

Два с половиной месяца город прожил в осаде. Не только в городе, но и в области гуманитарная катастрофа. Нет ни газа, ни воды, ни электричества. Харьковское метро стало городским бомбоубежищем, где жители искали спасения от российских обстрелов.

К 4 марта в Харькове от обстрелов уже погибли 122 мирных жителя, пятеро из которых — дети. Для обстрела города Россия использовала системы залпового огня, кассетные и термобарические боеприпасы. Особенно сильно пострадал север города, там под обстрел попали почти все жилые здания.

И вот российские войска отступили от Харькова. Американский Институт по изучению войны осторожно пишет: «Украина, похоже, выиграла битву за Харьков».

Проблема еды и трудоустройства

«Город и правда начинает медленно оживать. Начали возвращаться люди. Еще, конечно, ничего не закончилось, но люди очень хотят вернуться домой. Открываются парикмахерские, кафе, люди начинают гулять по городу — все это очень здорово».

Так ситуацию в городе описывает Яна, один из волонтеров «Новой Мрii» — гуманитарного фонда, начавшего свою работу 25 февраля, на следующий день после начала войны.

В первую очередь, во время осады стоял вопрос питания и воды. Около сотни волонтеров фонда помогали с пропитанием 25 тысячам харьковчан в неделю. Приоритетом были пенсионеры, люди с грудными детьми, инвалиды.

Фото: Нова Мрiя

Сейчас, по словам Яны, деятельность фонда существенно расширилась. Одним из главных и острых вопросов все еще остается вопрос питания, но теперь фонд задумывается и о вопросах трудоустройства людей, которые постепенно возвращаются в Харьков.

«Когда только началась война, в Харькове совсем перестали работать магазины. Людям просто неоткуда было брать еду, одежду, медикаменты. Это было первостепенной задачей и мы обеспечивали в первую очередь тех, кто не мог себя спасти: это пенсионеры, инвалиды. Но эти три месяца появились другие люди, трудоспособные, они ведь были без работы, не могли себя обеспечивать. А у них тоже маленькие дети, родители, которым нужно помогать. Много людей возвращается в Харьков. Им всем нужно дать возможность снова себя обеспечивать».

А люди действительно возвращаются. По данным Харьковской Городской Военной Администрации, в город вернулись уже около 600 тысяч человек. Ежедневно по железной дороге домой возвращаются по две тысячи человек, и одной из первостепенных задач считается обеспечение всех этих людей жильем.

Самый разрушенный район Харькова — Салтовка. Все дороги в воронках от артиллерийских снарядов, сейчас эти воронки заполнены водой. За по-весеннему зелеными деревьями и цветами стоят полуразрушенные девятиэтажки, почерневшие от постоянных пожаров.

Почти во всех домах района были пожары. Фото: Нова Мрiя

Многие возвращаются в свои разрушенные дома. С верхних этажей доносится звук стекла — люди убирают свои квартиры от мусора и завалов. На окнах появляется полиэтиленовая пленка — люди закрывают свое жилье от ветра. Вокруг домов стоят горшки с зеленью — люди выносят на улицу выжившие в обстрелах цветы и растения.

«Будем заботиться друг о друге»

С первого дня войны люди искали укрытия от российских обстрелов в метро. Взрослые и дети, молодые и старики, с домашними животными и вещами. Люди спали на куртках, приносили матрасы, ставили палатки в стоящих на станциях вагонах. Для многих это было не только укрытие, но и безальтернативное место для жизни: их дома разбомбили и возвращаться было просто некуда.

Точных подсчетов, сколько людей жили в метро нет, но речь идет о десятках тысяч человек.

И вот метрополитен снова работает и перевозит пассажиров. Многие люди боялись покидать свои укрытия, боялись подниматься наверх. Чтобы их успокоить и убедить вернуться, в харьковскую подземку спускался сам мэр.

Многие жили в метро с самого начала войны

«Давайте мы будем заботиться друг о друге. Мы должны стать намного чувствительнее, чем начала войны. Поэтому нам нужно запускать метро, чтобы город снова заработал, чтобы экономика снова заработала», — говорил мэр в разговоре с жителями.

«Часть людей уже сегодня покинула метрополитен. Мы никого насильно, конечно, не убираем из метрополитена. Единственное что, мы должны освобождать наши поезда, потому что там живут люди. На станциях они еще могут жить. Мы подыскиваем им общежития», — сообщил Терехов.

В городе заработал и другой общественный транспорт: автобусы и троллейбусы. После ремонта путей, как можно скорее, городская администрация обещает пустить трамвай. Первые две недели проезд на общественном транспорте будет бесплатным.

В городе снова есть газ, вода и электричество. Военная администрация области рапортует, что жители Индустриального района снова с газом, а на очереди микрорайон Горизонт.

По словам Яны, коммунальные службы в городе работают как часы.

«Я расскажу пример из своего опыта. У моей бабушки разрушился дом. Снаряд попал совсем рядом и ударной волной выбило все оконные рамы, от квартиры почти ничего не осталось. Я позвонила в коммунальное предприятие в ее районе. На следующий день в 8 утра пришли рабочие и вставили новые окна. Это заняло 20 минут, они пришли, все поправили и ушли. Никаких денег они не взяли. И это касается всего. У нас сейчас есть свет, есть тепло, есть горячая вода».

В городе сейчас большой уровень доверия как к мэру и городским властям, так и к власти, находящейся в Киеве. По словам другой волонтерки Анны, в городе сейчас небывалое единомыслие.

«Такого объединения людей я не видела никогда. Все вот сплотились в этот единый порыв. Понимаете, наша жизнь разделилась на до 24 февраля и после. Мы сейчас едины, у нас одинаковые мысли, одинаковые слова. И мы все, конечно, очень любим Украину и хотел, чтобы как можно быстрее наступил мир».

Начинают работать в городе не только городские коммунальные и транспортные службы. Чтобы снова вдохнуть в город жизнь в первый день лета в Харькове даже открыли благотворительную выставку картин. Деньги от их продаж пойдут на помощь солдатам ВСУ и на восстановление города. Символично, что Выставка «Непокоренное искусство» проходит в почти разрушенном здании Галереи «АВЭК».

Выставка проходила в галерее, поврежденной обстрелами 

Шумно 24 часа

Волонтеры «Новой Мрii» говорят о том, что городу предстоит справиться с еще одной сложной задачей, на решении которой могут понадобиться многие десятилетия: психологическое состояние людей.

«Да, фронт отодвинулся от Харькова. Мы рассказываем вам, как город возвращается к жизни, как все начинает функционировать, но ведь война еще не закончена. Мы все еще прифронтовая территория. У нас не бывает тихо. Все еще слышно как идут бои, как стреляет артиллерия», — рассказывает Яна.

По словам волонтеров, харьковчане уже по звуку определяют калибр орудия и откуда ведется огонь. На сирены воздушной тревоги многие жители даже не обращают внимания.

«Особенно трудно слышать это тем, кто вернулся в город. Те, кто находился во время осады в городе, они немного привыкли к этому. А те, кто находился в эвакуации, скажем так, в тишине, им нужно какое-то время на адаптацию. Потому что у нас тихо не бывает. У нас шумно 24 часа».

Многие из тех, кто месяцами жил в метро или в бомбоубежище, теперь просто бояться выходить на улицу. Многие харьковчане бояться курить на открытом пространстве, они специально ищут навес, укрытие, хоть что, чтобы почувствовать себя в безопасности от потенциального обстрела.

Многие специалисты предупреждают, что психологические последствия этой войны будет ощущаться десятилетиями. Евгений Тычковский — психотерапевт из Киева — говорит о том, треть людей могут справиться с травмами самостоятельно, а вот две трети справиться сами не смогут, им понадобится помощь извне.

Одним из самых эффективных способов справиться с такими травмами — это постараться восстановить повседневную рутину. После травмы лучше как можно скорее вернуться к своей привычной жизни. Это поможет минимизировать последствия стресса, снизит уровень тревоги и чувства безысходности. Например, соблюдать режим еды и сна, находить время, чтобы побыть с семьей, находить время для отдыха.

И все же на исправление таких травм могут уйти десятилетия, а иногда они могут остаться навсегда.

«Что в Харькове денацифицировать?»

Война еще не закончилась. Отступив от Харькова, Россия перевела свои силы южнее. Там сейчас развивается битва за Донбасс и предсказать ее исход сейчас не может никто.

Западные военные эксперты предостерегают: пусть и удалось остановить российский блицкриг, пусть и удалось отодвинуть фронт на Донбасс, российский «план максимум» никуда не делся, а говорить о победе еще рано. А это значит, что Харьков еще не в безопасности.

На мой вопрос волонтерам, как в русскоязычном Харькове воспринимают цели «специальной военной операции», девушки отвечают, что кроме определения «удар ножом в спину» другого мнения быть не может.

«Если в твой дом пришла беда. Когда тысячи людей страдают ежедневно. Когда гибнут люди. И старики, и дети. Когда твоя квартира разрушена. Ну как мы можем к этому относится? Как мы можем это назвать?», — говорит Яна.

«Я не понимаю, что здесь в Харькове надо было «денацифицировать». Вот что? Бедные, несчастные люди сидят по подвалам, кто-то погиб. Как у кого еще появляются аргументы, чтобы это еще и оправдать? Страшное преступление против людей. Вот как я это воспринимаю и никак иначе. Мы хотим мира в своей стране и правда за нами», — говорит Анна. 

Как город будет строить отношения со своими российскими соседями в будущем — этот вопрос остается без ответа. Ясно только то, что если барьеры, которые возведены между Харьковом и Россией за эти три месяца и будут когда преодолены, то на это потребуется теперь не одно десятилетие.

Во всем, что происходит сейчас в Украине, девушки винят не только российские власти.

«Я очень благодарна тем людям, которые выходили на протесты против войны. Я понимаю, как в сегодняшних российских реалиях это трудно. Но многие не выходили. Это с их молчаливого согласия Россия делает то, что она хочет. Если все несогласные с войной люди вышли бы на улицы, разве такой поток можно было бы остановить? А мы… Мы хотим жить так, как мы хотим. Потом, когда война закончится, мы отстроим свою страну еще лучше и она будет круче, чем она была».

Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.