Сюжеты · Общество

«Следует разделять память о погибших и символы агрессии»

Как Литва решает вопрос с монументами советских времен

Мемориал на кладбище советских воинов в Клайпеде с отбитыми краями звезды. Фото: Jurgita Andriejauskaitė, BNS

Война в Украине ускорила процессы, которые давно зрели в литовском обществе, но долгие годы были законсервированы. В разных частях страны избавляются от советских памятников, которые ассоциируются с оккупацией. Демонтированы монументы в Кедайняй, Каунасе, Мариямполе. А скульптуру в Расейняй, пока решается ее судьба, закрыли ширмой. В Литве застаревшую проблему сравнивают с занозой, которую рано или поздно нужно было достать.

«Эти скульптуры с автоматами как напоминание, что агрессоры никуда не ушли»

Суровые воины с автоматами и ощетинившиеся дулами башни танка, мягко говоря, раздражали многих литовцев, которые оценивают пятьдесят советских лет как время оккупации. Но, чего греха таить, долгие годы болезненного вопроса не касались, не желая ухудшать и без того сложные отношения с Россией.

Однако после вторжения РФ в Украину тема вернулась в общественный дискурс и обрела новую тональность, что привело к конкретным действиям. Теперь едва ли не каждый день сообщается о снятии монументов, десятилетиями стоявших в центре поселков и городов.

Андрюс Тапинас, журналист и общественный деятель, стал одним из тех, кто призывал активно действовать в рамках закона.

— Это символы агрессии и оккупации, от которых мы хотим избавиться, — эмоционально объясняет он позицию. — Кто такой для литовцев воин-освободитель? Что хорошего принес? «Освободил» и остался на пятьдесят лет? А попутно убивал и отправлял наших людей в ссылку? Почему нужно чтить агрессора?

Эти неудобные вопросы он задавал в Facebook, связывался с чиновниками, даже сделал видео «демонтажа» башни танка в Шяуляйском районе. Ролик получился столь удачным, что многие поверили будто памятник снесли в самом деле.

Андрюс Тапинас. Фото: Irmantas Gelūnas/BNS

— С одной стороны сложно было принять, что памятники, которые ассоциируются с советской оккупацией, остаются на литовской земле, хотя мы уже тридцать лет празднуем независимость, — рассуждает наш собеседник. — С другой — логика все же прослеживается. Многие опасались неадекватной реакции России, сопровождаемой обычно артиллерией пропаганды РФ. Мы помним, какой скандал в 2007-м году вызвал переноса Бронзового солдата на Военное кладбище в Таллинне.

Он признает, что украинский контекст повлиял на решительность литовских чиновников и политиков. В особенности после того, как российскому послу было предписано покинуть страну, а генконсульство в Клайпеде закрыли.

Фактически информационная блокада была снята. Это позволило избежать массированных спекуляций и эскалации, которые в другое время обязательно были бы задействованы (дискурс в российской пропаганде присутствует, но не в таких масштабах, как это могло бы быть).

— Сперва я обратился к парламентариям с открытым письмом, которое разместил в Facebook. Многие поддержали: когда, если не сейчас? — рассказывает журналист. — Потом пообщался с министром культуры, позиция которого оказалась солидарной с моей. А вскоре его ведомство внесло изменения в законодательный акт, которые позволяет муниципалитетам самим принимать решение о судьбе памятников.

Делегировав полномочия органам самоуправления, во-первых, существенно упростили процедуру принятия решения о демонтаже памятников. А во-вторых, передали ответственность муниципалитетам, которые лучше знают о настроениях местных жителей.

Теперь местные власти ничего не сковывает. Но в некоторых случаях потребуется экспертная оценка специальной комиссии. В 7 из 60 муниципалитетах Литвы (Вильнюс, Каунас, Клайпеда, Клайпедский район и др.) созданы советы по оценке культурного наследия. Такой же орган существует при Департаменте культурного наследия.


«Что это за любовь к советскому танку, с помощью которого оккупировали Литву?»

В Департаменте культурного наследия говорят, что в Литве зарегистрированы около 240 захоронений советских военнослужащих. Из них 158 занесены в реестр культурных ценностей.

— Позиция департамента заключается в уважительном отношении к захоронениям, — подчеркивает Рита Кунцявичене, руководитель отдела по учету, инвентаризации и регистру культурных ценностей Департамента культурного наследия. — А вот что делать с памятными знаками — убирать или нет, это решают муниципалитеты и советы по оценке культурного наследия, если требуется их заключение.

Солидарная позиция у Андрюса Тапинаса, который подчеркивает, что Литва — цивилизованная страна и не воюет с могилами.


— Многие советские военные памятники установлены над захоронениями, — рассказывает он, — хотя историки высказывают сомнения на этот счет — есть данные, что под некоторыми останков нет.

Вне зависимости от этого даже если монумент военнослужащему с оружием установлен над могилой, это воспринимается как напоминание об оккупации и считается проявлением агрессии.

В литовском законодательстве под запрещенными элементами пропаганды понимают нацистскую и советскую символику. В частности, герб СССР, пятиконечную звезду, эмблемы коммунистических организаций, а также портреты и бюсты тех, кто ответственен за геноцид литовского народа, напоминают в Департаменте культурного наследия.

Эти символы не могут считаться объектами культурного наследия, однако они по-прежнему присутствуют на памятниках советских времен.

— Когда поднялась информационная волна, молодежь с удивлением узнала, сколько в Литве советских памятников, — продолжает Андрюс Тапинас. — Это тоже вынудило муниципалитеты действовать активнее. На недавнем собрании ассоциации органов местного самоуправления мэры неуверенно спрашивали друг друга: а ты что будешь делать? Теперь же процесс сдвинулся. На прошлой неделе в Каунасе демонтировали монумент советскому солдату с автоматом и флагом. Затем аналогичный памятник убрали в Кедайняй, в Паланге муниципалитет принял аналогичное решение.

Взамен демонтированных памятников общественный активист предлагает устанавливать памятные таблички о том, кто покоится в этом месте. Он считает принципиальным разделение памяти о погибших и символы советской агрессии.

— Конечно, сопротивление существует, — признает наш собеседник. — Есть люди, которым эти памятники дороги. С этой точки зрения показательным было заседание органов самоуправления в Шяуляйском районе. Высказывались мнения, мол, нужно «наш танк» оставить. На тот момент видеозапись посмотрели около полусотни человек. Однако после того, как я разместил этот ролик в соцсетях, показатель превысил 60 тысяч и вызвал бурные обсуждения. В комментариях спрашивали, что это за любовь к советскому танку, с помощью которого оккупировали Литву? А теперь преемники Красной армии на чуть более совершенных машинах творят бесчинства в Украине?

Монумент советскому воину в Расейняй закрыли ширмой. Фото: самоуправление города

В открытых обществах, как в странах Балтии, вертикальные связи работают эффективно, и исполнительной власти хочешь — не хочешь приходится реагировать на возмущение избирателей.

— У политиков спрашивают, что сделано по поводу памятников? Собраны ли общественные комиссии? Какие решения приняты? Чем обоснованы? — цитирует негодующих литовцев Андрюс Тапинас. — С одной стороны в соцсетях спрашивают избиратели, с другой — пресса. Еще одним маркером ситуации стали случаи вандализма в отношении советских памятников, что я осуждаю, но это тоже своеобразный показатель того, что время каменных агрессоров с автоматами прошло.

Есть элегантное решение — музей

Сейчас в Литве наблюдается первая волна, когда убирают, как говорит общественный деятель, памятники с явными признаками агрессии.

— Как правило, это монументы, выполненные по одному шаблону — серый воин с автоматом, флагом и пятиконечной звездой на каске, — отмечает Андрюс Тапинас. — С художественной точки зрения они не представляют ценность.

Однако есть памятники, которые относятся к советскому времени, но не обладают признаками пропаганды. Например, барельеф в Неринге, скорбящий в связи с гибелью бойцов стрелковой дивизии (на днях кто-то облил его краской).

— Это тот самый случай, когда нужна экспертная точка зрения. Историки, искусствоведы, художники, вошедшие в совет по оценке культурного наследия, должны определить ценность и значимость таких монументов, — считает наш собеседник.

По его мнению, общественное обсуждение и экспертная оценка неминуемо коснутся всех советских памятников, включая большие мемориалы в Вильнюсе, Клайпеде и других городах.

У литовских органов власти, впрочем, есть элегантный опыт решения проблемы, когда монументы времен СССР отправляют, как например, в парк Грутас в Друскининкае.

Парк Грутас в Друскининкай. Фото: Kęstutis Vanagas, BNS

— В 2015 году были демонтированы четыре скульптурные группы («Учащаяся молодежь», «На страже мира», «Сельское хозяйство» и «Строительство и промышленность»), установленные на Зеленом мосту Вильнюса в советские времена, — приводит пример Рита Кунцявичене. — Особым решением их исключили из перечня охраняемых государством. Некоторое время скульптуры хранились на площадке муниципальной компании. А теперь, насколько я знаю, переданы в один из музеев и будут выставлены как экспонаты советского времени.

Андрюс Тапинас также призывает задуматься о том, что предстоит устанавливать вместо советских памятников, которые будут демонтированы. В некоторых поселках солдат с автоматом был едва ли не единственной достопримечательностью. По мнению журналиста, уместным будет рассмотреть вопрос об увековечении памяти литовских борцов за свободу, коих было немало.

Александр Белоусов

#Литва
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.