Сюжеты · Общество

«Я не верил, что в двадцать первом веке может начаться война»

История семьи, бежавшей из Мелитополя в Эстонию

Виктор Баранов
Виктор Баранов

Фото из личного архива

Слава и его жена Таня встретили войну в Мелитополе, где провели два месяца. Полторы недели семья находится в Эстонии, Слава уже даже нашел работу. «Но даже в Эстонии я не чувствую себя в безопасности», — признается он.

«Мы подумали, что это землетрясение»

Слава из Беларуси, он приехал в Украину еще три года назад по работе. Пожив тут, он решил, что хочет остаться. Свое желание он мотивировал тем, что в Беларуси для молодого человека «нет ни работы, ни перспектив».

Слава познакомился с украинкой Таней. Вскоре молодые стали вместе жить, работать, а уже через год поженились. Слава работал администратором в ресторане, жила семья в Киеве. Пара даже завела себе домашнего любимца — хорька по имени Миша.

Когда начали появляться новости о стягивании российских войск к границам Украины, у Славы и в мыслях не было войны.

«Я не воспринимал эти новости всерьез. Как минимум потому, что у меня в голове было представление, что невозможно в 21 веке вот так вот нагло напасть на чужую страну, оккупировать территорию, издеваться над людьми. Я в такое не верил, не думал, что такое возможно в наше время», — говорит молодой человек.

За два дня до начала войны пара поехала к родителям Тани в Мелитополь. Они собирали быть там два дня. Остановились в семье Таниного брата. В день, когда пара собиралась в Киев, российские войска начали обстрел украинских городов.

«Проснулись мы где-то в пять утра. Наш небольшой двухэтажный дом ходил ходуном, окна тряслись. Мыслей о том, что это война, вообще не было. Мы подумали, что это землетрясение. Но в интернете быстро написали, что это Россия напала на Украину. Мыслей было просто ноль. Танин брат показал нам, где в доме несущая стена, возле которой можно сидеть. Там мы и встретили войну», — вспоминает Слава.

Жизнь в оккупации

Российские войска вошли в Мелитополь уже на второй день войны. Выезжать из города паре было страшно.

Сильных городских боев в Мелитополе не было, но с территории города российская армия запускала ракеты. По словам Славы, российские войска запускали ракеты, а позже сами же их сбивали. Все это делалось в целях пропаганды, чтобы показать, как российская армия защищает мирных жителей от обстрелов со стороны Украины. Однако не все ракеты удавалось сбить и некоторые из них попадали в жилые дома (проверить эту информацию в условиях войны не представляется возможным — В.Б.).

Позже, передвигаясь по городу, Слава видел как российские «Грады» вели огонь прямо с окраины жилых кварталов Мелитополя.

Первые дни семья спускалась в подвал напротив своего дома. Спали на куртках и одеялах. Из еды было только, что оставалось дома, но есть особо не хотелось. Через несколько дней они решили вернуться в квартиру, так как в подвале была слишком большая сырость. Кровати поставили прямо около несущей стены, где все вместе и спали.

Первую неделю в городе процветало мародерство, как со стороны российских военных, так и со стороны «неблагопорядочных украинцев», как их называет Слава. Взламывали аптеки и магазины техники. Мародерство не прекращалось даже днем, а ночью происходило с удвоенной силой.

Через неделю оккупацию в городе стали собираться «добропорядочные украинцы». Они стали следить за порядком и пресекать мародерство. Чуть позже российская армия стала пресекать эти патрули, но в городе к тому моменту уже все было разворовано, так что мародерство само сошло на нет.

Город функционировал с перебоями. Слава рассказывает, что газ, электричество и, вода чаще отсутствовали. Продукты можно было купить только на продуктовых складах, сами магазины начали работать через пару недель, запускали туда только по 10 человек и только через черный ход. По всему городу открылось много стихийных рынков, где люди продавали продукты, выращенные у себя.

Связь и интернет перекрыли почти сразу же. На одном из городских мостов ловил один из операторов связи, но приходилось по 15 минут ждать, чтобы отправить одно сообщение.

В городе проходили митинги. Местные жители выходили на улицы с украинскими флагами, протестуя против российской оккупации.

«Митинги были и мы с Таней на них ходили. Колонна была очень большая. Так сильно как в Херсоне нас не давили. Если в Херсоне они чуть приподнимали дула автоматов и стреляли практически стреляли в головы, то у нас такого не было. Военные угрожали, что будут стрелять, но не стреляли. Светошумовые гранаты использовали, но вот стрельбы не было», — говорит Слава.

Первые попытки выбраться

В оккупированном Мелитополе Слава с женой прожили около двух месяцев. Были организованы гуманитарные коридоры, но ехать по первым из них паре было страшно: в интернете было много историй о том, как колонны попадали под обстрелы.

В следующий гуманитарный коридор супруги решили попробовать выбраться из города. Каждый день утром они приезжали на автовокзал с чемоданами и ждали автобусы, но те все не приезжали. Только на четвертый день приехало 6 из 12 обещанных автобусов. Мест на всех, разумеется, не хватало.

Многие жители города приезжали на автовокзал на своих автомобилях — они надеялись выехать из города вместе с организованными автобусами. Слава и Таня договорились с одним из водителей, чтобы он взял их с собой. Уже на вокзале к горожанам обратился один из организаторов эвакуации. Он сказал, что ехать на своей машине может быть небезопасно, их могут обстрелять, а такую ответственность они на себя брать не могут. Водитель, Слава и Таня решили в этот раз не рисковать.

Но с тем гуманитарным коридором решили поехать брат Тани вместе со своими женой и детьми. Около суток они стояли на российском блокпосту. Когда все же проехали, почти сразу российские солдаты стали стрелять в сторону украинского блокпоста. В машину брата Тани пули не попали, но две машины, ехавшие за ними, остановились. Одна из них загорелась.

«После этого мы точно решили уезжать»

Слава и Таня остались на какое-то время в городе, но находится там дольше им было страшно.

«Расскажу про самый страшный момент, после которого мы решили точно уехать. В теллеграм-каналах Мелитополя стала появляться информация о том, что российские солдаты заходят в квартиры и остаются там на ночь. Жителей они могут выгнать. В одну из ночей прямо рядом с нашим домом остановилась группа российских военных, они светили фонариками в окна домов поблизости. И тут в нашу дверь кто-то начал яростно стучать и дергать за ручку. Я даже побежал и схватил какой-то нож на кухне. Через минуты две стучать перестали, но страшно было очень. Тогда мы решили, что надо обязательно выбираться из города».

В городе стали появляться своеобразные «проводники». Жители из своих машин формировали колонны, а проводники, взяв перед этим оплату в 100 долларов с каждой машины, выводили автоколонну из города окружными путями и проселочными дорогами. Слава допускает, что такие люди находятся в сговоре с российскими военными. На одном из блокпостов он видел, как проводник записывал в блокнот то, что нужно привезти российским военным. Там были фонарики, зажигалки, сигареты и алкоголь.

За время дороги до Запорожья колонна проехала семнадцать-восемнадцать российских блокпостов. На пятнадцати из них у каждого человека в колонне проверяли телефоны. Смотрели все: мессенджеры, историю браузера и даже заметки. Понравившиеся вещи солдаты могли просто забрать.

«Видел, как один солдат забрал у ребенка кепку. Забрал ее не напрямую, просто стоял, говорил «что-то мне жарко стоять в каске, дай-ка кепку померять». Ну и ему отдали эту кепку», — вспоминает Слава.

На каждом блокпосту мужчинам говорили раздеваться. Особенно рассматривали татуировки. Потом осматривали машины. Если там был алкоголь или еда, то их забирали.

«Физическую силу они не применяли, но очень издевались морально. Вот чтобы вообразить это, представьте обычных гопников в подворотне. Только тут гопники еще и вооружены автоматами. Были моменты, когда им кто-то что-то не отдавал, они передергивали затвор в автомате, чтобы напугать, ну а потом забирали, что они хотели», — рассказывает молодой человек.

Когда колонна проходила последний российский блокпост, началась стрельба. Стреляли в сторону украинских военных. Как только стрельба прекратилась, колонна поехала. Проезжать пришлось прямо над противотанковыми минами, разложенными на дороге.

«Украинский блокпост появился совсем неожиданно. Мы едем и тут видим украинский флаг. И стоят украинские военные с желтыми повязками. Это был такой эмоциональный взрыв. Все начинают плакать, этот украинский военный тоже начал плакать», — делится Слава.

Десять минут украинские солдаты проверяли паспорта всех людей, после чего колонна поехала в Запорожье.

«Даже в Эстонии я не чувствую себя в безопасности»


Сейчас Слава с женой находятся в Эстонии. Здесь у пары есть знакомый, который помог с поиском работы и приютил у себя дома. Слава работает поваром в небольшом ресторане Таллинна.

«Приехать в Эстонию тоже было небольшим испытанием. Сначала польские, потом эстонские пограничники нас, особенно меня, долго допрашивали. Думаю, что меня пропустили только потому, что у меня жена украинка. Но когда приехали на территорию Эстонии, нам очень быстро оформили все документы. Уже через 2 дня дали нам разрешение работать», — рассказывает Слава.

Слава и Таня, фото из личного архива

По его словам, работу найти было не так просто. «Оказалось, что какая-то часть эстонцев плохо относятся к таким, как мы. Писали даже какие-то угрозы в мессенджерах. Но на личное общение это не распространяется. Все это только в интернете. На работе никаких проблем у меня с этим нет», — говорит он.

Но молодая семья все равно очень благодарна за помощь, которую им оказывают в новой стране: продукты и одежда, возможность бесплатного проезда. После окончания войны молодые люди хотят вернуться в Украину.

«Я чувствую себя в Украине каким-то родным и полезным. Хочу туда очень вернуться», — признается Слава. Он не берется прогнозировать, когда закончится война:

«Если в первые дни я еще думал, что война продлится пару дней, то сейчас совсем не знаю. Казалось, что месяц, два мы потерпим, все это пройдет и мы сможем вернуться к нормальной жизни, к нормальной работе. Сейчас я думаю, что это все будет намного дольше, чем хотелось бы. Как я говорил, я не ожидал, что в 21-м веке может начаться война. Теперь даже тут, в Эстонии, я не чувствую себя в безопасности».

Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.