Сюжеты · Общество

«Оставаться в стороне кажется невозможным»

Накануне митинга «Русский голос против войны» в Риге прошла мастерская плаката

Мария Кугель, корреспондент в Риге
Мария Кугель, корреспондент в Риге

Фото из соцсети Любови Анченко

23 апреля в Риге у памятника Свободы пройдет митинг в поддержку Украины под лозунгом «Русский голос против войны». Для каждого желающего выйти на эту акцию со своей картинкой или высказыванием в руках россиянка Любовь Анчева организовала мастерскую плаката. Ее участники рассказали, почему для них важно открыто выступить против войны. 

Люба Анчева — уроженка Коломны. В родном городе она создала компанию крупномасштабных картонных декораций ILoveKarton и оформляла крупные массовые мероприятия. Во время пандемии она вышла замуж за латыша и переехала в Латвию.

Незадолго до акции она опубликовала в Facebook пост: «Рижане, буду рада каждому, кто придет и сделает свой плакат к митингу 23 апреля. Мне чувствуется это важным — организовать открытую мастерскую, оснащенную всем необходимым для изготовления плакатов. Пусть русский голос против войны будет заметен. Будем звучать как можем».

Мы зашли в мастерскую на Сколас, 2 и увидели множество людей, режущих картон и с удовольствием водящих по нему кисточками. Вот истории некоторых из них, рассказанные ими самими.

Люба, хозяйка мастерской

Когда война началась, Марис, мой муж, сказал: «Слушай, когда я в Китае жил, познакомился с девушкой. Она, по-моему, под Киевом живет, украинка точно. Я ей напишу, что готов помочь, а если ответит, будем думать, как». Я ответила: «Конечно, по-другому и нельзя». У меня самой, например, нет в Украине друзей, о которых я бы точно знала, что они собираются бежать оттуда, но я бы поступила так же.

Он ей написал, сказал, что, действительно, они с мамой бегут, и скоро он поедет их встречать. Отправился в Варшаву. И когда вернулся, рассказал, что был в шоке от того, какое количество людей там собралось. Так у нас дома поселились украинцы: девушка Алена, моя ровесница, ее мама — Наташа, которая последние годы работала няней в киевских семьях, и их смешной шпиц, облысевший после кастрации. Я подготовила им комнату нашей дочки, объяснила ей, что сейчас мы какое-то время будем необычно жить: наши гости поживут в ее комнате, а мы будем вместе с Марисом жить в одной комнате. Поставили там ей классный диван, сделали «шалаш».

Самым страшным для меня было встретиться с ними глазами. С людьми, горе которым принесла моя страна. И вот они приехали, мы все обнялись, я увидела их заплаканные, очень измученные лица. Больше двух суток они были в дороге, и то им повезло не стоять долгими часами в пробках и очередях. Они сказали, что все всё понимают. И у нас получилась дружба как бы трех народов — мой муж-латыш, я — русская, и девушка из Украины. И началась жизнь, необычная, но классная, с украинскими борщами, просто божественными, Алена чудесно готовит. Ее мама устроилась на работу мыть посуду, а несколько дней назад уехала снова работать няней в семье, которая из Киева бежала на Кипр.

Тема войны обсуждалась у нас дома каждый день. Мы с ними вечерами смотрели новости, звонили их папе и брату Леше, которые остались и служат в теробороне. Страшно мне стало, когда они рассказали, что им велели закупить противогазы, потому что там боялись газовой атаки, они пошли, а противогазов не оказалось. Мы созвонились в последний день перед отъездом Наташи на Кипр, и Леша крикнул в камеру: «Родненькие, привет!» И я удивилась, как эти люди стали мне правда родными. Когда мы провожали Наташу, мы даже заплакали.

Любовь Анчева, фото из соцсетей

Когда я узнала, что организуется митинг «Русский голос против войны», я поняла, что хочу сделать что-то, что умею делать хорошо. Я не особо могу быть волонтером, но могу предоставить людям мастерскую, потому что знаю, как иногда хочется что-то нарисовать, но ты же не будешь себе закупать для этого материалы, ходить искать краски. Может быть, ты купишь гуашь, она плохо ложится, или акварель, она вообще выглядит бледно. И я решила сказать людям: «Приходите, здесь все есть для вас».

Когда Наташа уезжала, я нарисовала картинку: двух обнимающихся девушек, одна одетая в цвета украинского флага, как будто это я и Наташа, и нам грустно и хочется держаться вместе, пока вокруг полыхают пожары и происходит горе. Я выложила ее в Фейсбуке и написала пост, и очень многие откликнулись. У меня были материалы, но я подумала, что их не хватит, и написала [живущему в Риге российскому венчурному инвестору] Константину Синюшину, не знает ли он, у кого можно попросить небольшое количество денег на краски, кисти, ножи, картон, клеенки и так далее. Константин ответил, что может помочь, потому что это хорошая идея. Все получилось организовать за пару дней.

Когда начали приходить люди, я поняла, что это прямо воздух для меня, это мои единомышленники. Мне одна знакомая из Москвы написала:

«Конечно, легко тебе высказываться, когда ты в безопасности. Знай рисуй себе картиночки». Я понимаю, что так думают многие. Говорят, что в этом нет смысла, никто нас не увидит. Но для меня в этом есть смысл. Я не могу стоять в стороне.

Я спросила у бывшего мужа, который остался в России: «Если бы у тебя была возможность выйти на митинг, не сев на 15 суток или больше, то с какой фразой ты бы пошел?» .

Он попросил меня написать на картоне: «Какие-то люди отобрали у меня мой флаг и убивают под ним людей в соседней стране».

Подруги тоже прислали мне свои фразы. А вдруг смысл именно в том, чтобы мои друзья в России с моей помощью тоже могли как-то высказаться и знать, что кто-то донесет их мысль? Потому, что в России все, ты выходишь с платежной карточкой «Мир», и это тоже, оказывается, уже нельзя.

Еще мне важно, что тут я знакомлюсь с классными людьми, у каждого из них своя история. Кто-то бежал из Беларуси, кто-то из Украины, кто-то из России. Вдруг мы познакомимся и придумаем проект с глубоким смыслом? Есть инструмент, все мы тут, и у всех нас есть потребность что-то делать. Приходят ребята, которые сутками волонтерят в центрах, и здесь могут почувствовать, что жизнь есть. К тому же, возюкать по картону акриловой красочкой — это очень приятно!

Здесь стоят не очень большие плакаты, которые каждый автор собирается нести сам. Но у организаторов есть план: во время акции, если будет хорошая погода, мы постелим большую клеенку, поставим банки с краской и разложим большие листы картона, чтобы люди там, проникшись атмосферой массового мероприятия, могли бы высказаться и потом отнести эти листы к посольству России.

Фото из соцсети Любови Анченко

Злата, художница из Киева, подала в Латвии прошение об убежище

Я приехала из Украины с мамой в Латвию еще до начала войны. Мы просто вместе путешествовали и оказались, можно сказать, в заложниках ситуации: у нас не было возможности вернуться обратно. Мы должны были лететь домой в Киев 25 февраля, но все перелеты отменили.

Там остались родственники, друзья. Папа не может сейчас уехать, потому что он призывного возраста. Дедушка с бабушкой у меня совсем пожилые, им почти 90 лет, они остались без присмотра. Сейчас уже возобновили движение в Киеве, так что папа может к ним хотя бы ездить помогать, а до этого не представляю, как они справлялись. Папа ходил несколько раз пешком, при этом от нашего дома до их дома километров двадцать.

А насчет того, что мы здесь… Конечно, в начале войны я, как и все украинцы, была очень негативно настроена к России в целом, не разделяя людей на тех, кто, скажем так, поддерживает правильное мнение, и на тех, кто поддерживает войну.

Но сейчас я живу в лагере для беженцев в Муцениеки, там есть ребята из России. Это чудесные люди, которые прекрасно понимают, что происходит, и противостоят этому. Они же не так просто выехали из своей страны и стали беженцами. Они категорически не поддерживают политику своей страны, как и все люди из России, с которыми я здесь общалась. Это здорово, и я чувствую поддержку, но ситуация сложна. Я не хочу рисовать ничего жестокого, потому что понимаю, что бессмысленно обвинять целый народ.

Я знаю украинский, но мой родной язык русский, я ходила в русскую школу и поэтому тоже могу здесь высказать негативное отношение к войне с помощью искусства. У меня вся семья украинцы, но тоже разговаривают по-русски. Мне не очень близка эта позиция, что носители русского языка виноваты в войне, язык не может определять человека. Чуть ли не половина Латвии тоже говорит на русском языке, от этого они не становятся автоматически плохими людьми. Все определяют взгляды.

Фото из соцсети Любови Анченко

Станислав, белорусский беженец

Я из Беларуси. Последние пять лет жил в Питере. Там мы с моей девушкой Верой выражали активную позицию по поводу событий 2020 года, произошедших в Беларуси после президентских выборов. Сейчас мы из России приехали в Латвию как беженцы. У нас два кота, поэтому путь был нелегкий. Мы нашли автобусную компанию, которая разрешает брать котов в салон. Ехали из Питера в Таллин, потом в Ригу. Не каждый перевозчик возит котов, поэтому у нас был сложный маршрут через Валгу с пересадкой. Поездка растянулась на несколько дней.

Вера нашла информацию, что здесь рисуют плакаты. Мы хотим тоже поучаствовать в мероприятии. У Веры есть какие-то задумки, а я пока не знаю, что хочу нарисовать.

Фото из соцсети Любови Анченко

Женя, студентка из России, соорганизатор митинга «Русский голос против войны»

Я из России, из Архангельска. Я приехала сюда на учебу несколько лет назад, сейчас учусь в магистратуре в Рижском техническом университете, на гуманитарном факультете. Мы работаем вместе с Любой в этой мастерской. Я недавно присоединилась к команде, мы дружим. Нас всех сплотило желание создать какие-то пространства безопасности, пространства микроудовольствий, которые возникают в дружбе, потому что сейчас это очень важно, и каждый должен помогать тем, что он делать способен.

Дома я не была политически активна, хотя ходила голосовать с тех пор, как мне исполнилось 18 лет. На президентских выборах голосовала за Ксению Собчак. Но активных действий никогда не предпринимала, потому что в целом мне в моем маленьком мире жилось достаточно комфортно. Я задумывалась обо всех этих вещах больше концептуально, в теории, что-то читала. Но поскольку лично меня это не касалось, я не чувствовала порыва.

Когда началась война, я была в России. Там 24 февраля в Санкт-Петербурге я сходила на свой первый в жизни митинг. Сейчас 23 апреля будет второй. Просто сейчас беспредел дошел до такого масштаба, что оставаться в стороне мне кажется невозможным.

#Латвия
Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.