Сюжеты · Общество

Говорю на русском. Буду соотечественником?

Вильнюс, Новая газета — Балтия

В России предложили изменить закон о госполитике в отношении «соотечественников за рубежом». Одним из ключевых условий для получения такого статуса может стать владение русским языком, а связь с гражданством СССР будет исключена из требований. 

Чем оборачивается защита по языковому признаку, хорошо известно на печальном примере Грузии и Украины. Следует ли чего-то опасаться литовцам, латвийцам, эстонцам? Мы поговорили об этом с экспертами, политологами и жителями стран Балтии. 

Изменения в закон о соотечественниках. В чем суть?

На данный момент в России соотечественниками признают лиц и их потомков, «проживающих за пределами территории РФ и относящихся, как правило, к народам, исторически проживающим на территории РФ, а также сделавшим свободный выбор в пользу духовной, культурной и правовой связи с РФ лица, чьи родственники по прямой восходящей линии ранее проживали на территории РФ».

Формулировку «как правило» предлагается убрать и добавить в качестве условия владение русским языком. Связь с гражданством СССР предлагают исключить, так как «за прошедшие после распада СССР 30 лет выросло новое поколение соотечественников, не имевших гражданства СССР».

Также конкретизируется «перечень народов, исторически проживающих на территории России». В него хотят включить русских как «государствообразующий народ», а также украинцев и белорусов, связанных «общностью исторической судьбы и культуры».

Как утверждают инициаторы поправок, это позволит подготовиться к процедуре репатриации и обеспечить упрощенный режим получения гражданства в России.

Однако репутация РФ такова, что многие увидели в этом тревожный сигнал.

Сейчас весь мир наблюдает, к чему приводит «защита русскоязычного населения» в Украине. А ранее с агрессией, которая обосновывалась схожими аргументами, столкнулась Грузия. И это не может не волновать другие страны, граничащие с Россией: готовится законодательная база к аналогичным мерам? Или это некий пропагандистский ход?

«Язык — не единственный признак народа или нации»

По данным переписи населения, в Литве около 5% населения относят себя к русскому нацменьшинству. В Латвии и Эстонии процент русского населения выше — по 24%. Владеют русским языком, конечно, гораздо больше жителей стран Балтии.

В литовском обществе новость о соотечественниках не вызывает особого беспокойства. Многие даже не знают об инициативе российской власти. Такой вывод можно сделать на основании результатов опроса, проведенного нашими корреспондентами в Вильнюсе.

Прохожие, согласившиеся ответить на наши вопросы, воспринимают российскую инициативу скорее с недоумением, чем с тревогой.

— Во-первых, неверно считать соотечественниками выходцев из СССР, в котором жили разные народы, — говорит мужчина, представившийся Пятрасом. — А во-вторых, язык — не единственный признак народа или нации.

Он убежден, что русскоязычному населению стран Балтии ничего не угрожает: «Оно пользуется теми же правами, что и титульные нации. А вот как русские уничтожают русских, хорошо видно на примере Харькова».

Пятрас. Фото: Вадим Замировский, Новая газета — Балтия

Характерно, что многие литовцы владеют несколькими языками, а к русскому относятся как к средству коммуникации, не возводя его в ранг приметы национальной идентичности.

— Чем больше языков знает человек, тем он богаче, — считает Дарюс. — Я говорю на немецком, русском, английском, литовском, и для меня в принципе важно договариваться, а не то, на каком языке это делать.

Дарюс. Фото: Вадим Замировский, Новая газета — Балтия

Похожая точка зрения у Ирины, которая родилась в Литве, а сейчас живет в России: «Человек, владеющий несколькими языками, более толерантен к другим культурам. Как минимум он их изучал и знаком с ними. Дело не в том, что русский язык чем-то не хорош или неприятен, речь идет о политических амбициях».

Ирина. Фото: Вадим Замировский, Новая газета — Балтия

Большинство опрошенных нами вильнюсцев скептически оценивают вероятность того, что поправки в российский закон о соотечественниках могут быть использованы для реальных действий, угрожающих безопасности стран Балтии.

— Пока мы в НАТО, угрозы нет, — рассуждает Довидас. — Я не сомневаюсь, что часть литовцев поддерживают Россию. Почему они не едут туда? Наверное, им тут неплохо живется. Но всерьез опираться на эту часть общества нельзя. В основном это пожилые люди, и их не так много.

Довидас. Фото: Вадим Замировский, Новая газета — Балтия

Один из интересующих нас вопросов — не вызовет ли инициатива с соотечественниками обратного эффекта, когда использование русского языка станут избегать.

— После обретения Литвой независимости популярность русского языка упала, — вспоминает Даниэль. — Тогда закрывали русскоязычные школы. В результате целое поколение людей не понимает по-русски. Но постепенно все вернулось на круги своя потому, что русский язык — это средство общения, распространенное в нашем регионе.

Молодой человек негативно воспринимает попытки правительств регулировать языковой вопрос: «Это разрушает связь между людьми. Не знаю, чего хотят достичь, но это ведет к худшему, а не к лучшему».

Даниэль. Фото: Вадим Замировский, Новая газета — Балтия

Любопытно мнение юноши по имени Никодемас, который рассказывает, что учит русский язык по собственной инициативе, поскольку ему интересна русская культура и в будущем он планирует поехать в Украину и Россию. Парень разделяет пропаганду как политический инструмент и образование: «Не важно, сколько людей говорит на русском. Российское правительство просто ищет повод захватывать территории. Язык тут не при чем».

Никодемас. Фото: Вадим Замировский, Новая газета — Балтия

ДГБ Литвы: «Несмотря на все усилия, России не удалось достичь большинства целей своих программ»

В Департаменте государственной безопасности Литвы, куда редакция направила запрос о комментарии, ответили следующее: «Предлагаемые поправки [в российское законодательство] не предусматривают принципиальных изменений в отношении Литвы.

Россия уже много лет реализует программы для своих соотечественников, направленные на сохранение в Литве закрытой, неинтегрированной русскоязычной общины, лояльной Российской Федерации.

Несмотря на все усилия, России не удалось достичь большинства целей своих программ в Литве. Ярким примером тому являются безуспешные попытки вовлечь молодое поколение русскоязычных в движение русских соотечественников».

«Негатив к русскому языку и России больше вызывают военные действия в Украине, а языковой вопрос вторичен»

Экспертное сообщество подтверждает доводы обычных литовцев и спецслужбы: реальных угроз российская законодательная инициатива не представляет, поскольку скорее направлена на внутреннюю аудиторию РФ и носит идеологические мотивы.

— Нарратив о соотечественниках — это отражение главенствующей линии Кремля, — полагает доцент Вильнюсского университета, автор книги «В окружении пропаганды» Виктор Денисенко. — Нынешний политический режим в России видит себя правопреемником прошлых империй. Однако, считает ли человек себя российским соотечественником или нет, это личное дело каждого. Да, возможно, незначительная часть русскоязычных жителей стран Балтии может воспринять инициативу с энтузиазмом. Но вряд ли это приведет к реальным действиям. Напомню, в свое время Россия объявила программу переселения соотечественников, которая провалилась.

Виктор Денисенко, Facebook

Особенностью нынешней ситуации, когда хотят создать положительный образ РФ и привлечь в страну сторонников, он называет выпячивание языкового фактора.

Может ли это вызвать наоборот отторжение, а не ту цель, которая формально заявлена? Наш собеседник считает, что негатив к русскому языку и России больше вызывают военные действия в Украине, а изменения в законодательстве в этом контексте вторичны.

Эксперт по пропаганде и дезинформации, доцент Видземской высшей школы прикладных наук Солвита Денис-Лиепниеце придерживается аналогичной точки зрения. По ее словам, внутриполитическое законодательство о соотечественниках находится сейчас в тени российской агрессии.

Солвита Денис-Лиепниеце, Baltic Centre for Media Excellence (youtube)

— Экономический кризис в России, о неминуемости которого говорят, повлечет изменения и для мигрантов, которые работают на территории РФ, — говорит она. — Возможно, из-за пропаганды о «снова загнивающем, да еще и угрожающем Западе», кто-то и решиться воспользоваться программой переселения в Россию. Однако пока, как мы видим, РФ стремятся покинуть ее же граждане.

На еще одну важную тенденцию обращает внимание Виктор Денисенко: «В русскоязычных общинах, диаспорах идут дискуссии о том, уместно ли теперь использовать российский триколор. Появился ответ в виде бело-сине-белого полотна, которое все больше укрепляется в качестве альтернативной символики. Его выбирают те, кто отождествляет себя с Россией, но не поддерживает войну».

Оба эксперта сходятся во мнении, что в странах Балтии наблюдается сильная и естественная мобилизация в поддержку Украины. Люди делают пожертвования, собирают гуманитарную помощь, оказывают поддержку беженцам. Все это — отражение реальных настроений в обществе, на которые слабо влияют изменения в российском законодательстве.

«Внутрироссийская пропаганда резонирует с представлениями некоторых групп жителей стран Балтии»

Однако не всегда идеи русского мира вызывали исключительно неприязнь. В странах ближнего (и не только) зарубежья широкой деятельностью отметилась такая организация как Россотрудничество, которая смогла достичь определенных результатов и в странах Балтии.

Например, в Литве и Латвии стали широко отмечаться 9 мая, Дни России и прочие торжественные мероприятия, как правило, приуроченные к советским праздникам.

Одновременно происходила мимикрия русского мира в отдельных сферах. В частности, в культуре. Популяризировали определенных музыкальных исполнителей, писателей, лидеров мнений. А публичные персоны, выступавшие доверенными лицами российских политиков, регулярно гостили на балтийских курортах.

— В дни начала военной агрессии в Украине, на странице фестиваля «Рига-Юрмала» можно было видеть приглашение на концерт с участием Валерия Гергиева, который выступал доверенным лицом Путина, — замечает Солвита Денис-Лиепниеце. — Отмечу, что контракты с Гергиевым после начала войны расторгли мировые площадки, а журналисты-расследователи, обнаружившие его активы, называют Гергиева не иначе как «теневым министром иностранных дел».

Как замечает доцент Видземской высшей школы прикладных наук, маленьких и больших артерий, которые могли бы использоваться Кремлем, было и остается достаточно: «Что-то использовалось для сбора информации, что-то — как площадки для встреч с латвийской элитой, другие мероприятия проводились для специфических целевых аудиторий, как, например, празднование Дня России в парке Вингис в Вильнюсе».

— Для меня наиболее значимой и интересной является именно внутрироссийская пропаганда, — продолжает Солвита Денис-Лиепниеце. — Она, как мы могли видеть по разным исследованиям, резонирует с представлениями некоторых групп жителей стран Балтии. Я не берусь утверждать, что услышав или посмотрев сюжет все понимающие русский язык (причем не обязательно те, у кого русский является родным) как один проникнутся к кремлевским установкам, но определенные культурные коды и ментальные репрезентации могут «смыкаться» в той комбинации, которая будет благотворна для целей Кремля.

Согласно ее выводам, кремлевские коммуникаторы занимаются дегуманизацией и демонизацией условного противника, эксплуатируя разные страхи (риторика Великой Отечественной войны — «фашисты», «гестаповцы», а из относительного нового — «ИГИЛ»).

— Сетки вещания построены так, что после новостных программ, где задается тематический тон, в дискуссионных ток-шоу зрителям фактически индоктринируется как они должны думать о событиях, как понимать их, что чувствовать и как действовать, — обращает внимание эксперт.

«Концепт русского мира и в дальнейшем будет использоваться для мобилизации»

Однако если смотреть на инфополе в целом, то нынешнее влияние российской пропаганды в Литве, Латвии и Эстонии пытаются ограничить, отмечают эксперты.

С этой точки зрения показателен пример организации «Русский мир Литвы», которая явно сбавила обороты.

Ранее на ее сайте регулярно размещались фотоотчеты о масштабных мероприятиях, а теперь новостная повестка ограничивается поздравлениями с праздниками и проведению онлайн-конкурсов. Как будто ресурсы и мотивы резко исчерпали себя.

– С одной стороны это может свидетельствовать о том, что организация осознала, насколько в данный момент токсична идея русского мира, — рассуждает Виктор Денисенко. — С другой могли возникнуть вопросы финансирования. Деятельность российского посольства в Литве в последнее время сильно ограничена. Мне неизвестно, получала ли данная организация какую-то поддержку от Кремля, но исключать этого нельзя.

В то же время, по словам Солвиты Денис-Лиепниеце, публичная деятельность подобных организаций — видимая часть айсберга:

«Частично деятельность не обнародуется, зато отражается в публичных отчетах местных спецслужб. Приведу аналогию с системой RT (пропагандистский российский телеканал ранее известный как Russia Today), созданной для транслированная позиций и интересов России в информационном пространстве. Но пропаганда и попытки воздействия на медийные системы разных стран не ограничивались только RT. Мы можем говорить о том, что в разных странах есть так называемые прокси-каналы, доказать связь с Кремлем которых сложнее, однако они также используются для трансляции заданных нарративов».

Если подытоживать вопрос эффективности российской пропаганды в странах Балтии, то наибольший урон нанесен действиями власти РФ, в очередной раз повторяют эксперты.

— Продвижение национальной культуры является нормальной деятельностью для разных стран, — говорит Виктор Денисенко. — У Германии есть Институт Гёте, у России — пушкинский институт. Губительность русской идеи в том, что из культурной проблемы она превратилась в политическую. Это стало символом агрессии, разрушения. Достаточно посмотреть, что произошло с Мариуполем, куда так рвется русский мир.

Тем не менее, он считает, что российская власть даже в сложные времена будет вкладывать деньги в две сферы — силовые структуры и пропаганду. А концепт русского мира не исчезнет и будет использоваться для патриотической мобилизации, легитимизации действий Кремля, укрепления позиций в информационном поле.

«Россия на законодательном уровне закрепляет тезисы, которые много раз проговаривал Лукашенко»

В российском законе о госполитике отдельно планируется упомянуть украинцев и белорусов, как связанных с «государствообразующим народом общностью исторической судьбы и культуры».

Когда журналисты попросили лидера украинской группы «Океан Ельзи» Святослава Вакарчука прокомментировать российскую инициативу, музыкант призвал белорусов переходить на национальный язык в повседневной жизни. Но насколько это просто?

В Беларуси государственными считаются два языка — белорусский и русский. Однако большинство людей и госСМИ используют русский, преподавание в школах и делопроизводство ведется на нем же.

— Посыл переходить на использование белорусского языка хороший, его можно поддержать, однако это не решение проблемы, — считает белорусский политолог Валерий Карбалевич. — Чтобы перейти на другой язык, нужно проводить соответствующую государственную политику. Решить проблему за счет отдельных активистов и гражданских инициатив невозможно. Ну а государственная политика РБ известна — она антибелорусская, носит пророссийский характер.

Валерий Карбалевич, Facebook

По его мнению, благодаря гражданскому обществу некоторое время удавалось поддерживать этнокультурные процессы в Беларуси. Но чтобы система образования, делопроизводство были переведены на белорусский язык, нужна воля государства.

— Последние годы на защиту языка вставало гражданское общество, которого не было в СССР, — продолжает Валерий Карбалевич. — Формировались белорусскоязычные центры, создавались СМИ. Хотя это поддерживало этнокультурный национализм и влияло на распространенность белорусского языка, но не переломило коренным образом ситуацию. С 2020 года положение сильно ухудшилось — во время политических репрессий гражданское общество было разгромлено и вытеснено из страны.

Что же касается понятия о соотечественниках, которое предлагается закрепить в российском законодательстве, то политолог считает это реализацией концепта о русском мире, который был выдвинут в 2014 году. Он расценивает инициативу как представляющую опасность для суверенитета Украины и Беларуси.

— В текущий момент белорусское общество никак не может влиять на политику, — подчеркивает Валерий Карбалевич. — А власть… Что она может сделать? Лукашенко много раз говорил, что белорусы — такие же россияне. Против чего ему протестовать? Теперь же Россия на законодательном уровне закрепляет тезисы, которые много раз проговаривал Лукашенко.

Александр Белоусов

При поддержке Медиасети

Главный редактор «Новой газеты. Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.