Сюжеты · Политика

Кто в Латвии российский агент?

Мария Кугель, корреспондент в Риге
Мария Кугель, корреспондент в Риге

Фото: Эдуард Колик, Новая газета — Балтия

Министр обороны Латвии Артис Пабрикс назвал российского независимого журналиста Леонида Рагозина, давшего интервью общественному латвийскому телеканалу LTV7, российским агентом и предложил лишить все общественные СМИ финансирования. Пытаемся разобраться, на чем основываются эти обвинения.

29 марта программа «ТЧК» латвийского общественного телеканала LTV7 проинтервьюировала несколько российских независимых журналистов, базирующихся в Латвии, об их отношении к российско-украинской войне. Гостем студии стал россиянин Леонид Рагозин, бывший корреспондент и продюсер BBC, корреспондент и редактор журнала «Русский Newsweek», пишущий по-английски для Bloomberg, Time, Washington Post, Guardian, Al Jazeera, Politico, Lonely Planet. Сам Леонид себя не называет российским журналистом, потому что всю жизнь работал на западные СМИ.

1 апреля министр обороны Артис Пабрикс разместил в своем Twitter-аккаунте письмо, адресованное обоим регуляторам — Совету по общественным электронным СМИ (СОЭСМИ), надзирающему за общественными СМИ, и Национальному совету по электронным СМИ (НСЭСМИ), ответственному за коммерческие медиа. Глава латвийского оборонного ведомства просил проверить LTV7, который, по его мнению, в упомянутой передаче дал высказаться в своем эфире возможному агенту влияния России. Якобы тот транслирует российские пропагандистские нарративы, не дающие русскоязычному зрителю доступа к объективной информации.

«Можем ли мы представить себе, чтобы во время Второй Мировой войны британские медиа интервьюировали агентов нацистской Германии?» — вопрошал министр.

На основании этого Артис Пабрикс выражает сомнение в необходимости финансирования общественных СМИ. О каких именно нарративах идет речь, он не объяснил. Тем более это осталось непонятным любому зрителю передачи, который мог убедиться, что Леонид Рагозин однозначно осуждает российское вторжение в Украину. Однако многие латышские пользователи соцсетей, согласные с утверждениями Артиса Пабрикса, обрушились на журналиста с обвинениями.

Министр обороны Латвии Артис Пабрикс

СОЭСМИ заявил: информацией о том, что Рагозин — возможный агент кремлевского влияния, совет не располагает, а если таковая есть у Минобороны, было бы желательно ее получить. Кроме того, регулятор отметил, что не имеет права вмешиваться в работу редакций, и они сами решают, кого интервьюировать. НСЭСМИ начал дело об административном нарушении.

В недоумении остался и сам герой этой истории Леонид Рагозин. В разговоре с нами он предположил, что вся эта история произошла из-за статьи «Дно Междуморья», которую он написал для расследовательского портала Re:Baltica. Она вышла в 2019 году и была посвящена связям парламентской партии «Национальное объединение» с британскими и украинскими неонацистами.

Леонид Рагозин. Фото из соцсетей

«Я писал до этого про Азовское движение и, в принципе, о крайне правых в Украине, независимо от Латвии — объясняет Леонид. — Я начал ими заниматься, потому что меня интересовали российские неонацисты, и я за ними следил еще в России, а потом заметил довольно знаменательный феномен переезда существенных фигур в Украину и их важную, возможно, даже ключевую роль в создании Азовского движения в 2014 году, в самом начале войны, на той стадии, когда они называли себя «черными человечками».

Это было связано с фигурой Сергея Коротких, ближайшего друга самого знаменитого российского неонациста Максима Марцинкевича, «Тесака». Это абсолютно однозначная фигура, человек из Беларуси. Там он был близок к группам белорусских силовиков, занимавшихся убийствами оппонентов Лукашенко в конце 1990-х годов. Его ближайший друг и родственник — единственный человек, который сидит в Беларуси в тюрьме за эти убийства. Коротких также состоял в ячейке Русского национального единства (РНЕ), империалистической фашистской организации, которая выступала за восстановление Российской империи.

Меня также интересовали люди из организации БОРН, которая убивала антифашистов и иммигрантов в России. Многие люди, связанные с национал-социалистической платформой, с БОРН и другими ультраправыми российскими группами оказались в Украине и конкретно в Азовском движении».

Рагозин объясняет, что Азовское движение нельзя назвать узко-националистическим, и оно даже не совсем украинское. Речь скорее идет об объединении людей с крайне правыми взглядами по всей Европе и создании «Нового порядка» не в отдельно взятой Украине или России, а по всей Европе.

«Они очень любят выражение «Панъевропа», — отмечает журналист, — Кого нельзя обвинить в «русофобии», это полк «Азов». Движение, сам полк и политические организации, связанные с ним, по большей части русскоязычные: я имею в виду в повседневном общении, а не в официальных заявлениях. Коротких — «министр экономики» Азовского движения. Он занимается их бизнесами».

Речь идет об идеологическом ядре движения, которое, в основном, объединено вокруг партии «Национальный корпус», говорит Рагозин, который годами наблюдал за пабликами, повседневной жизнью его членов, отслеживал комментарии.

Он говорит: «Неправильно привязываться к используемым ими официальным брендам, поскольку они существуют для отвода глаз, в основном, чтобы отделить полк «Азов» от «Национального корпуса» и других организаций, связанных с движением, с «Национальной дружиной», разными ветеранскими организациями. Отношения между членами движения гораздо более неформальные. ««Азовское движение» — термин, за который меня и других исследователей крайне правых часто критикуют, но он не придуман мной или нами, это их самоназвание. Ключевое слово здесь «движение». Хиппи [в СССР] себя называли «системой», а люди в неонацистской среде себя называют коротким словом «движ». Это понятие выросло из субкультуры болельщиков, из музыкальной и политической культуры неонацистов в России и Украине, которые до войны были практически неотделимы друг от друга».

Полк «Азов», Мариуполь, 2019 год

Поводом для статьи в Re:Baltica послужила дружба отдельных представителей Национального объединения Латвии, среди которых был его парламентский секретарь, с самой радикальной частью Азовского движения.

После статьи к Леониду Рагозину в этих кругах приклеился ярлык «руки Кремля». Не только Нацобъединение, но и все политики, тяготеющие к правой части политического спектра, предъявили ему счеты.

«Национальное объединение пыталось всеми способами опротестовать эту статью, жаловаться в разные органы, и во всех латвийских органах, которые этим занимаются, они получили отказ, — рассказывает Рагозин, — Это произошло три года назад, и с тех пор ничего не изменилось.

Латвийское журналистское объединение, латвийские регуляторы, службы безопасности не нашли в этой статье чего-либо подрывного, никакой фальсификации и дезинформации. Статья основана на реальных фактах. Поэтому это такая затянувшаяся месть, которая дискредитирует и этих людей, и латвийскую власть, особенно когда к этому присоединяются такие высокопоставленные официальные лица, как министр обороны».

Неонацистская ориентация Азовского движения — признанный факт. Его политическое крыло признано американской аналитической организацией Freedom House экстремистской организацией, а Конгресс США запретил поставки вооружений полку «Азов» и в 2019 году даже безуспешно попытался объявить его «террористической организацией». В течение многих лет «Азов» поддерживал контакты с ультраправыми движениями за рубежом, в частности, в Германии.

Но реальность сложнее идеологических схем. С началом российского вторжения полк встал на защиту украинской независимости. Именно «Азов», базировавшийся в Мариуполе, стал основной силой в защите города от российской осады.

А вот еще один факт: Сергей Коротких передал в редакцию «Медузы» видео, которые его боевая группа снимала для обнаружения позиций российских войск во время оккупации Бучи. Благодаря этому свидетельству удалось доказать, что массовые убийства гражданских лиц в Буче, ужаснувшие мир, были совершены россиянами.

«Медуза» отмечает, что Коротких заинтересованное лицо в этой истории: его группу и его лично российские пропагандистские СМИ обвинили в этих убийствах. Якобы они совершили их 31 марта или 1 апреля после ухода россиян. Поэтому журналисты особенно тщательно проверили записи.

Фото: Глава ЕК Урсула фон дер Ляйен посещает Бучу

Впрочем, действительно ли вышеупомянутое интервью послужило причиной для обвинений Артиса Пабрикса в адрес Леонида Рагозина, а если нет, то что конкретно вызвало его возмущение, можно лишь гадать.

«По-моему, Артис Пабрикс абсолютно голословен», — говорит Рагозин.

«Мне вообще трудно давать комментарии, когда я сталкиваюсь с иррациональными нарративами. Что мне это больше всего напоминает? Путина, Симонян, Соловьева, людей из Кремля и кремлевской пропаганды. Людей, которые делают совершенно безапелляционные заявления о том, что вся Украина или вся Латвия — это нацисты. Здесь все то же самое, только с обратным знаком. По сути, я думаю, что это одно и то же явление, очень опасное для всех стран Восточной Европы — путинизация. Ну ладно, можно термин смягчить, особенно сейчас, когда Путин совершил все эти жуткие военные преступления в Украине, и назвать его «орбанизацией». Но сути это не меняет. Это разные оттенки одного и того же».

Журналист признается, что психологически эти нападки сильно на него влияют: «Эти люди пытаются разрушить мою жизнь, в частности, жизнь в Латвии, выдвигая требования о депортации, о каких-то санкциях, о том, что нужно обратиться в госбезопасность по поводу я не понимаю чего.

Пабрикс называет меня возможным агентом Кремлевского влияния. И я, и другие люди писали ему в Твиттер, что он, наверное, не смотрел интервью, но он заявил, что смотрел. Я задал ему прямой вопрос: «Могли бы вы указать примеры кремлевских нарративов, чтобы я другие журналисты не использовали это в будущем?». И попросил какие-то ссылки на законодательство, которое эти случаи описывают. Пока не получил ответа».

Такую же просьбу мы отправили лично господину Пабриксу в мессенджер Facebook и в пресс-службу министерства: «В вашем письме вы указываете, что господин Рагозин «высказал мнение, которое практически один в один повторяется в российских пропагандистских СМИ». Не могли бы вы предоставить нам конкретную цитату и объяснить, какой кремлевский нарратив она отражает?»

Сам господин министр нам не ответил. После долгой переписки нам удалось получить ответ из пресс-службы:

«При написании статьи о письме министра обороны НСЭСМИ и СОЭСМИ рекомендуем использовать информацию, уже доступную в публичном пространстве».

#Латвия
Директор Avatud Ühendus INFORMBUREAU — Мария Епифанова. Главный редактор «Новой газеты — Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.