Сюжеты · Общество

В Латвии не говорят с детьми о сексе

​Единой стратегии полового воспитания в стране нет, а число детей, рожденных подростками, одно из самых высоких в Европе

Половое воспитание делает детей гомосексуальными, наносит ущерб морали и приводит к ранним половым отношениям — многие родители в Латвии считают так. Правительственные эксперты опасаются деликатности вопроса и оставляют его на откуп родителям. Школы после нескольких скандалов с недовольными родителями тоже поняли: говорить с детьми на такие темы — себе дороже.

Из-за этого как такового сексуального образования в школах нет: есть только разрозненные правительственные рекомендации и отдельные учителя-волонтеры, которые пытаются говорить со школьниками на сложные темы. При этом в Латвии на 1000 девушек 15-19 лет приходится 15 родов — это один из самых высоких показателей в Европе и среди соседних стран.

Территория молчания

Латвийская система образования переживает активную стадию изменений — в школы внедряется новая система (программа «Школа 2030»), которая нацелена, прежде всего, на развитие компетенций и навыков ребенка, его критического мышления. Однако в новой системе образования практически без внимания остался один из самых спорных для Латвии вопросов — половое воспитание детей: когда, как и кому рассказывать детям об интимных вопросах, включая особенности пубертатного периода, сексуальных отношений и гендерные проблемы в целом.

В 2015 году в Латвии были провозглашены дискуссионные поправки к закону об образовании — так называемые поправки о морали (нравственности). Они обязали учебные учреждения обеспечить нравственное воспитание детей, основанное на изложенных в Сатверстме ценностях — например, таких как брак и семья. По словам исполнительного директора общества «Papardes zieds» Иветы Келле, с тех пор вопросы полового воспитания детей в школах практически не поднимаются. Учителя после нескольких разбирательств относительно заявленных тем уроков, связанных с сексуальным просвещением, перестали обсуждать с детьми все, что может выйти за рамки общепринятого и допустимого.

— Это был такой триггер — лучше не говорить на такие темы, тем более не вписывать их в программы или документы. И сегодня в новой школьной программе вы днем с огнем не найдете хоть каких-то тем о репродуктивном и сексуальном здоровье, — говорит Ивета Келле. — Эксперты министерства образования считают, что это деликатная тема, и в этом вопросе главная роль — у родителей. Но если одни родители могут говорить с детьми о сексуальных вопросах, то другие нет. Последствие этого — отсутствие систематического сексуального образования, у всех детей порой кардинально разные представления по этим вопросам.

Навязывание или информирование?

Поскольку мораль — понятие философское, то в связи с изменчивым характером общественных норм и приоритетов трудно поддается точному юридическому определению. Так, вопрос о нравственности полового воспитания детей разделил общество на тех, кто считает это информированием, необходимым для формирования здоровой и полноценной личности, и тех, кто видит в этой информации навязывание нетрадиционных взглядов на семью, гендерные роли и в целом слишком большое внимание интимной стороне вопроса.

Спустя 6 лет после принятия поправки о морали в школах практически не говорят о волнующих детей вопросах. По словам Иветы Келле, за последние 5 лет общество «Papardes zieds» провело обучение более 500 педагогов методике сексуального воспитания детей. Обучение финансируется либо по программе Европейского социального фонда, либо педагоги проходят курсы за свой счет. Государство подобное повышение квалификации не оплачивает.

Среди таких учителей-энтузиастов — Сольвита Мелне, она преподает биологию в одной из средних школ Риги. Учитель пояснила, что в новой программе вопросы сексуального здоровья вплетены в программу условно. Например, такие темы среди других могут подниматься на уроках физкультуры. Однако выбор остается за педагогом. По словам Сольвиты Мелне, часто учителя уходят от таких тем:

— Был такой кейс, когда учительница латышского языка показала детям один французский фильм, где были геи, и родители написали письмо директору о том, что она не тому учит детей.

Таких кейсов было несколько. После этого все учителя стали очень осторожными, — объясняет Мелне. — Но для детей это очень актуальные вопросы. И какие бы поправки о морали мы не принимали, они все равно будут искать на них ответы. Прежде всего, в интернете, где информация не модерируется, не отбирается и никак детям не поясняется. Они в этом информационном море остаются одни и без весел».

Солвита Мелне

Впрочем, бывают исключения. Например, самоуправление города Лиепаи постоянно отправляет на обучение основам полового воспитания своих педагогов. Там считают принципиально важным поднимать вопросы, связанные с половым развитием, именно в школе.

По наблюдению директора общества «Papardes zieds» Иветы Келле, в Латвии не проводятся исследования об истинном влиянии сексуального воспитания в школах, поэтому приходится ориентироваться на опыт Финляндии и Америки.

Ивета Келле

Там несколько лет изучали влияние образовательной среды на детей: в одних школах не говорили о сексуальном просвещении и проповедовали воздержание, необходимость избегать интимных отношений до брака, в других же, наоборот, в полной мере изучали вопросы развития, тела, отношений, проблемы ранней беременности и заболеваний, передающихся половым путем. Вывод исследования может показаться неожиданным: число ранних беременностей и в той, и в другой группе было примерно одинаковым, единственным отличием было количество перенесших заболевания, передающиеся половым путем, — их было значительно больше в первой группе.

Слишком поздно?

В современной программе обучения вопросы, которые можно было бы отнести к половому воспитанию, поднимаются в средней школе на разных предметах. Программу составляет педагог, поэтому от него зависит, что и как будет подано на уроке и будет ли в принципе подниматься подобная тема. Ивета Келле листает новую программу, в ней достаточно внимания уделено здоровью: в пятом классе, например, говорят о вегетарианстве и здоровой пище, в шестом — об органах и их функциях, в седьмом классе учатся оказывать первую помощь при травмах, в восьмом учатся сохранять здоровье. Впервые тема сексуального и репродуктивного здоровья поднимается в девятом классе. По мнению Келле, это слишком поздно — важно быть рядом с детьми и уметь отвечать на их вопросы в период пубертата, начало которого сегодня приходится у девочек на 8-9 лет, а у мальчиков — на 10-11 лет.

— Это такой возраст, когда все меняется, — говорит она. — У детей миллион вопросов — они неизменны, в каком бы веке мы не жили. Например, девочкам важно узнать, нормально ли, что у них еще не растет грудь или что ей уже 13, а месячных до сих пор нет. Или такой запрос: как сказать маме, что у меня начались месячные? А месячные бывают только один раз в жизни? Это те вопросы, которые нашей организации задают сами дети. Не всегда они могут обсудить это с родителями.

Исследование, проведенное обществом «Papardes zieds» 5 лет назад, показало интересный результат: по мнению родителей, они обстоятельно говорят с детьми о сексуальном развитии, при этом дети заявили о недостатке подобного общения.

— Когда я ездила в школы и говорила с родителями, то поняла, как много взрослых в нашем обществе, кому сложно даже произнести некоторые слова о нашем теле, о сексуальных отношениях, — вспоминает Келле. — Трудно представить, чтобы они могли, например, объяснить ребенку, что такое порнография и как к этому необходимо относиться. При этом у нас полным-полно информации о сексе, она повсюду. Интернет доступен и маленьким детям. Случается, что порнографию дети смотрят даже в садиках, и тут важно понимать, что в этот период у них еще не развито критическое мышление. Они не понимают, что это взрослый контент, что это инсценировано и как вообще это воспринять. По сути, мы оставляем детей с этим один на один.

В этой ситуации детям проще всего искать информацию в интернете, либо обсуждать это со сверстниками — и то, и другое, как правило, не дает всеобъемлющих ответов. К девятому классу, когда наконец-то школа готова поговорить с детьми о сексуальных вопросах, дети, как правило, уже имеют свое представление, и тогда им важны не столько знания о работе тела, сколько разговоры об отношениях. Например, о том, что важно сказать нет, если не хочешь интимных отношений сейчас, и о том, что важно уважать это «нет».

Сольвите Мелне объясняет разницу между домашними и школьными разговорами «об этом». Как правило, о таких темах детей предупреждают заранее — им тоже важно подготовиться к такому волнующему для них разговору.

—За неделю или две до занятия классный руководитель спрашивает детей, какие вопросы для них актуальны, — говорит Солвите Мелне. — Важно, что некоторые темы нужно обсуждать с мальчиками и девочками отдельно, чтобы они комфортно себя чувствовали, особенно в период пубертата. Занятия построены, как правило, на обсуждении готовых ситуаций, которые описывают эти проблемы. Ученики таким образом обсуждают не себя, а условных героев, но при этом проговаривают важные для себя темы и узнают о себе.

По словам Сольвите Мелне, современные родители чаще, чем в 1990-е, берут на себя просвещение детей в вопросах сексуального развития. Однако во многих семьях эта тема остается табуированной. По-прежнему многие родители предпочитают дождаться определенного возраста, чтобы за один день объяснить ребенку суть вещей. Как правило, к такому разговору не готовы ни дети, ни сами родители.

— В отличие от родителей учитель или эксперт высказывает не личное мнение, он подает тему широко, — говорит Сольвите Мелне. — Родительский опыт важен, но в качестве доверительной беседы. Взрослым, как правило, сложно просвещать своих детей в вопросах сексуального воспитания, а детям в период пубертата важно услышать мнение постороннего взрослого человека, который может без стеснения, обстоятельно и свободно разъяснить все сложные для подростка вопросы. И хорошо, если это будет не блогер в Интернете, а специально подготовленный специалист.

Неудобные вопросы

Однако интернет остается главным источником информации для детей по всем аспектам жизни. А в период пандемии коронавируса подчас единственным. В обществе «Papardes zieds» решили не ждать, когда дети придут к ним с вопросами — они сами решили прийти к ним в соцсети, в тик-ток и на другие платформы.

— Мы используем социальные сети, чтобы хоть как-то помочь детям ориентироваться в мире информации о взаимоотношениях людей, — рассказывает Ивета Келле. — Недавно перевели на латышский и русский языки английские мультики. Например, о том, почему дети порой пытаются себя порезать, причинить себе вред. Меня поразили некоторые комментарии детей! Просто сердцу больно. Им это настолько близко, они испытывают сильнейшие эмоциональные боли, но им не к кому с ними пойти и поговорить. Дети просто кричат об этом в Интернете. Кто-то советует поговорить с мамой, но в ответ лишь отчаянное: «С мамой? Как? Ведь это она виновата, что я так делаю.

Она уверена: сексуальное образование — это гораздо больше, чем лекции о здоровье, личной гигиене, вариациях человеческих отношений, это еще и навык правильно работать с информацией, отделять то, что может тебе навредить, научиться выстраивать отношения и осознавать ответственность за них.

На занятиях, которые изредка проводит ее организация в классах, дети постарше интересуются, когда можно начинать половую жизнь, зачем нужна контрацепция и как правильно ее применять, им важно поговорить о СПИДе и заболеваниях, передающихся половым путем.

Детям помладше рассказывают друг о друге: мальчикам — о девочках, а девочкам — о мальчиках. И это позволяет узнать много нового, осознать различия. Гомосексуальность — один из самых популярных запросов среди детей в Латвии. Интерес к этой теме продиктован определенным общественным табуированием. Запретные вопросы, как известно, привлекают особое внимание.

Дети, с которыми удалось поговорить о половом воспитании журналисту «Новой газеты-Балтия», рассказали, что им важно составить собственное представление о геях, трансгендерах или нетрадиционных семьях. Эти темы обсуждаются в детских чатах, в классах, в интернете, несмотря на позиции взрослых. Как правило, дети не настроены столь же категорично против гомосексуальности или любых других отхождений от «общепринятых норм», даже если родители занимают принципиальную позицию в этом вопросе и всячески избегают этих тем или старательно оберегают детей от этой информации. Ивета Келле отмечает, что дети чаще всего реагируют на спорные в обществе темы так же, как их родители, только они более гибки в оценках.

— Им важно услышать мнение постороннего взрослого человека на эту тему, — объясняет Ивета Келле, — услышать его в свободной атмосфере. Но учителя очень боятся об этом говорить, потому что родители в некоторых классах не позволяют обсуждать такие вопросы.

По словам Келле, ее организация не в силах охватить подобными встречами все школы Латвии, к тому же за одно занятие в 1-1,5 часа редко удается обсудить все волнующие вопросы.

Свой устав

Впрочем, это проблема не только Латвии. В 2018 году Федеральный центр санитарного просвещения (BZga) и Международная Федерация планирования семьи (IPPF) провели исследование в 25 странах Европы и Центральной Азии, посвященное половому воспитанию. В итоге пришли к выводу, что только в трех из 25 стран большая часть учителей прошли подготовку по вопросам сексуального образования. Большинство стран ориентируются при разработке политики и стратегии в этом вопросе на Стандарты сексуального образования в Европе, принятые в 2010 году.

В комментариях к ситуации с половым воспитанием в Латвии исследователи отметили и отсутствие специального закона, стратегии в отношении сексуального образования, и национальной учебной программы. «Вместо этого семь различных правительственных постановлений или руководящих принципов предоставляют возможности для сексуального образования, которые могут, но не обязательно должны использоваться. В этих руководящих принципах прямо упоминается развитие «здорового образа жизни», которое может быть истолковано как поддержка сексуального образования, но это зависит от того, как школы реализуют определенные цели и задачи», — подытоживают исследователи.

В документе также отмечено, что в Латвии существует активное противодействие сексуальному образованию, против него выступают консервативные и националистические политические силы, аргументируя это угрозой демографической ситуации страны, «здоровой» концепции семьи, зафиксированы доводы вроде «сексуальное образование учит детей мастурбировать и заниматься сексом с несовершеннолетними», «информация наносит ущерб детской морали, превращает детей в гомосексуалистов» и прочее.

В Европе отметили отсутствие в Латвии центров и клиник, ориентированных на молодых людей, где они могли бы бесплатно пройти тестирование на ИППП и при необходимости лечение, отсутствие доступных и бесплатных противозачаточных средств, в том числе средств экстренной контрацепции. В Европе считают, что доступ молодых людей к гинекологам в Латвии ограничен из-за очередей в рамках государственной системы оказания медицинских услуг. Аборт, хоть и является законным в течение первых 12 недель беременности, не является бесплатным для молодых людей.

Такие разные нормы

Впрочем, ученые отмечают, что в самой Европе, несмотря на Конвенции, хартии и прочие общие документы, провозглашающие ценность знаний о сексуальных отношениях, страны порой не придерживаются столь либеральных принципов. Например, в Италии и Испании также распространена репрессивная модель сексуального воспитания. Там не принято обсуждать процессы полового созревания, венерические заболевания, нетрадиционные формы сексуального поведения. Считается, что подобные знания вызывают у детей желание экспериментировать. Кардинально противоположное мнение сложилось в странах с либеральным подходом к половому воспитанию (Нидерланды, Финляндия, Эстония). Там незыблемо право на самостоятельное и независимое формирование и формулирование морально-сексуальных норм при том, что ответственность за детей так же важна, как и свобода. Семья при этом должна формировать этические установки сексуального поведения, задача образования — уменьшить риск заболеваний, передающихся половым путем, нежелательных беременностей и т.п.

О действенности той или иной модели принято судить по статистике ранних беременностей, подростковых родов и абортов среди девушек от 15 до 19 лет. В Швейцарии и Нидерландах эти показатели самые низкие, при этом там сексуальное образование детей начинается в детском саду с самых простых понятий о человеке и отношениях друг с другом, в младшей школе с детьми говорят о влюбленности и учат осознавать границы своего тела. И аргумент про раннее начало сексуальной жизни у просвещенных европейцев в Нидерландах тоже оказывается несостоятельным. Молодые люди впервые вступают в сексуальные отношения, в среднем, в 18,6 лет. В Финляндии детям в 7-8 лет рассказывают о частях тела, в 9-12 — о сексуальном развитии и репродукции, в 13-15 — о сексуальных отношениях, безопасности, правилах и ценностях. У Эстонии показатель подростковых родов сравним с финским — 6 случаев на 1000 девушек 15-19 лет. В Литве это 10 случаев, а в Латвии 15.

Европа пытается привести свои страны к общему пониманию в сексуальном воспитании, обращая внимание на то, что большинство молодых взрослых людей строят свои сексуальные отношения на принципах, которые были усвоены ими в детстве: «Дети осведомлены о таких отношениях и узнают о них задолго до того, как они начинают действовать в контексте своей сексуальности. Поэтому им необходимы навыки понимания своего тела, отношений и чувств с самого раннего детства». Школа и родители в данном случае выполняют здесь разные задачи. Школа может информировать, а родители занимаются сексуальным образованием с младенчества, когда учат ухаживать за собой, выбирать себе одежду, отношениям с близкими, уважению их и своих личных границ.

Юлия Воробьева

#Латвия
Директор Avatud Ühendus INFORMBUREAU — Мария Епифанова. Главный редактор «Новой газеты — Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.