Новая русская иммиграция
Фото: Мария Епифанова

Новая русская иммиграция

4 июля 2016 20:02 / Общество / Теги: Латвия / Города: Рига

В Риге прошла дискуссия о проблемах и перспективах россиян, перебирающихся из России в Латвию.

Вечером в понедельник в Риге прошла дискуссионная программа «Новая русская иммиграция» — совместный проект «Радио Свобода» и «Новой газеты — Балтия», дискуссию модерировала Елена Фанайлова. Тему про так называемую новую русскую иммиграцию выбрали неслучайно. Во-первых, поток эмигрантов — будь то политические беженцы или бизнес-мигранты — из России неуклонно растет, и страны Балтии — «близкая Европа» — часто становятся новым домом. Во-вторых, в Латвии активно обсуждается законодательство, регулирующее жизнь мигрантов: широкий протест вызвал законопроект о пяти тысячах евро за продление «инвесторского вида на жительство».

Участниками дискуссии стали иммигранты из России, обустроившиеся в Латвии.

Александр Солодов приехал в Ригу два с половиной года назад. Рассказал, что последней каплей стали слова директора частной школы, где учился его ребенок. Директор, по рассказам Александра, сказал примерно следующее: «На своей территории я могу делать, что хочу, даже если это противоречит закону». «Я решил переехать в страну, где уважают закон», — говорит Александр. В Москве он занимался экономическим консалтингом, теперь продолжает дистанционно, к тому же преподает математику в русской школе в Риге. «Мне кажется, моя нынешняя жизнь более осмысленна, — говорит он. — В ней появились новые грани».

По Москве Александр особо не скучает, хоть и прожил там двадцать лет. «Мне здесь комфортнее с точки зрения жизни, климата, как ни странно, природы, продуктов, — говорит он. — А благодаря Скайпу я не чувствую, что далеко от тех людей, с которыми я хочу общаться».

Мария Шумихина переехала в Ригу вместе с мужем — в поисках «более предсказуемого будущего». Говорит, что выбирали из нескольких стран, но в Ригу влюбились сразу.  Хотя решиться все равно было непросто. «Ты прожил достаточно долгую жизнь в Москве, у тебя есть свои люди, так называемый социальный капитал. А здесь приходится заново это нарабатывать», — говорит Мария. Она, кстати, по профессии психоаналитической коуч, так что об эмоциональных издержках переезда может говорить и по собственному опыту, и по профессиональному — Мария работает с иммигрантами, помогает адаптироваться.

А вот Павел Переверзев говорит, что уехал «почти случайно» — побывал в Риге, и здесь понравилось. Параллельно в России условия стали ухудшаться. Павел продолжает здесь свой бизнес — работает на русском и английском языках.

«Налоги здесь выше, не скрою, но платить их хочется — ты понимаешь, за что их платишь, — рассуждает Павел. — Мне чуть-чуть не хватает объема рынка, но у этого есть обратная очень положительная сторона. Любой понимает, что количество клиентов не безгранично, невозможно бесконечно впаривать, что угодно: все работают на репутацию».

Антон Лысенков, главный редактор русскоязычного портала, говорит, что «не столько уехал в Латвию, сколько из нее не вернулся». Сначала была служебная командировка, а потом — решил остаться.

Мария Шумихина и Павел Переверзев рассказали о своей борьбе с поправками о пяти тысячах за продление ВНЖ: пару месяцев назад они создали инициативную группу «Новые латвийцы». В результате свою позицию «новым латвийцам» удалось донести до депутатов сейма: закон приняли в измененной редакции, правила игры для иммигрантов смягчили. Правда, речь идет о тех, кто приобрел недвижимость до сентября 2014 года, — остальные под действие закона попадают.

«Мне как предпринимателю понятны экономические аргументы, — объясняет Павел Переверзев. — Представим себе, что 40% инвесторов, которых коснется закон, решат, что содержание недвижимости здесь стало слишком дорого. Цена на недвижимость резко упадет, за ней — ипотечный рынок. Снижение цен — это падение рынка. Падение рынка — это всегда плохо».

Коснулись во время дискуссии еще одной болезненной темы — конфликта граждан и неграждан, в котором так называемые «новые русские иммигранты» часто оказываются на стороне граждан, чем сильно раздражают неграждан. Уезжают-то, как правило, те, кому в России не так комфортно, а значит, Латвию (и иногда латвийскую власть) они «любят чуть больше, чем нужно». А позиция гражданина (в данном случае — не по формальному статусу, а по принципу происхождения), по словам журналиста Вадима Радионова, часто другая: я хочу и могу критиковать свою власть.

К тому же «новые иммигранты» готовы интегрироваться, учить язык, сдавать экзамен — хотят как можно скорее стать частью общества. А вот латвийские неграждане, которые родились и прожили здесь всю жизнь, часто недоумевают: почему они вообще должны кому-то что-то доказывать? И такое рвение «новых иммигрантов» вполне может их раздражать.

Обсудили еще один тренд — популярность лозунга «пора валить». Мария Шумихина считает, что это свидетельство небезопасности жизни в российском обществе — как желание ребенка сбежать из семьи, где есть насилие. Павел Переверзев вспоминает, как еще пару лет назад обсуждал вариант отъезда с московскими друзьями: говорит, что уехать хотят почти 100 процентов. «В России не работает судебная система, — так он видит одну из главных угроз. — Любой несправедливый закон, любой произвол можно оспорить, если есть судебная система. А если ее нет, это бесперспективняк».

Кстати, проблема эмиграции — не только про Россию, но и про Латвию. Численность населения снижается, и приток мигрантов все равно не способен восполнить этот пробел.
Мария Шумихина выразила мнение, что нельзя сравнивать рабочую миграцию внутри Евросоюза с эмиграцией из России, а ведущая дискуссии Елена Фанайлова подсказала еще одну причину, по которой уезжают из России — политический режим. И в этом тоже заключается отличие Латвии и России.

Дискуссия продлилась почти два часа — было много и споров, и вопросов, и мнений. А cаму программу можно будет посмотреть в записи на сайте «Радио свобода» в конце июля. 

2 комментария:

Хорошо поговорили!
Относительно новой волны эмиграции Антон Лысенков весьма оптимистичен:

— Все хотят интегрироваться, все хотят учить язык. Вновь прибывшие хотят влиться в латышское общество. У них нет такого серьезного 20-летнего сентимента, как у «всегда здесь бывших». Гражданство здесь получить не составляет никакого труда.

=================================================================
И отчего же такая масса неграждан?

от нежелания учить латышский язык

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.