Захоронение потомков «зайчика»
Фото: Национальный банк РБ

Захоронение потомков «зайчика»

В Белоруссии прошла третья деноминация. Российский рубль теперь стоит 3 белорусские копейки
2 июля 2016 12:25 / Общество / Теги: Белоруссия, деньги / Города: Минск

1 июля белорусы уже назвали «днем D»: в стране прошла третья по счету и самая масштабная в истории независимой Белоруссии деноминация. Предыдущие прощания с нулями проходили в 1994 и 2000 годах.

Во время предыдущей деноминации с национальных купюр убрали три нуля. К этому было не слишком трудно привыкнуть, тем более что новые купюры были точной копией старых, только без лишних нулей. Теперь же белорусские деньги лишились сразу четырех нулей. Десять миллионов превратились в тысячу, десять тысяч в рубль, сто рублей — в копейку. Доллар стоит теперь два рубля, а российский рубль — три копейки. У покупателей  голова идет кругом, бухгалтеры  плачут, представляя, как будут составлять годовые отчеты в разных «системах измерения», банкоматы жрут карточки и зависают, кассиры и продавцы изумленно смотрят на новые деньги и говорят, что им еще такие для сдачи не завезли.

В обращение с 1 июля вводятся семь номиналов банкнот — 5, 10, 20, 50, 100, 200 и 500 рублей — и восемь номиналов монет: 1, 2, 5, 10, 20 и 50 копеек, а также 1 и 2 рубля. К слову, монет белорусская валюта не знала никогда прежде: откуда взяться копейкам, если вокруг миллионы?    

К деноминации страна готовилась, как к войне, и не зря: 1 июля банковская система оказалась парализована. Нацбанк Белоруссии предупреждал белорусов: заранее оплатите телефон, интернет, штрафы, погасите долги по «коммуналке», купите проездные билеты, заправьте машины, снимите наличные, отправьте почтовые переводы:


в день деноминации вы ничего не сможете сделать. Банки 1 июля закрыты, банкоматы с вечера 30 июня не выдают наличных, интернет-банкинг не работает, почта граждан не обслуживает, коммунальные платежи не принимаются.


По поводу банкоматов сотрудники банков все объясняют просто: к вечеру 30 июня их заполнили новыми купюрами, изъяв старые, но поскольку официально новые деньги вводятся в обращение только со следующего дня, на банкоматы повесили объявления «не работает».

Правда, утром банкоматы начали выдавать новые наличные. Но не все: многие белорусы жаловались в социальных сетях на то, что банкомат проглотил карточку и завис, не выдержав непосильной ноши. Зато те, кому повезло обзавестись новыми наличными, получить сдачу могли только «старыми»: в кассах новых купюр, а тем более монет не было («Не завезли», — объясняли кассиры и с интересом рассматривали новые купюры, которыми расплачивались покупатели).

Кассовые аппараты работали по собственному сценарию: к примеру, общая сумма в чеке была подсчитана уже в новом номинале, а покупки по отдельности — в старом. В чеке выходило, что, к примеру, за две покупки стоимостью сто тысяч и двести тысяч общая сумма — 30 рублей. «Я сегодняшний день не переживу, — пожаловалась продавец в гастрономе на углу, — ничего не понимаю».


Некоторые кассовые аппараты не делили на 10 000, а почему-то произвольно добавляли нули, и выходило, что килограмм сосисок стоит 4 с половиной миллиона, то есть больше 200 долларов.


«Белагропромбанк» вообще, судя по всему, умножил все на 10 000 и выдал 1 июля свой курс валют: 1 доллар — 200 000 000 белорусских рублей. Двести миллионов, ну что плохого?

Старые деньги, при виде которых млеют от счастья продавцы и кассиры, будут в обороте до Нового года. С 1 января 2017 года по 31 декабря 2021 года их можно будет обменять на новые в Нацбанке. С 1 января 2022 года они считаются недействительными.

Национальный банк РБ

А все цены до конца года должны быть указаны в двух вариантах: старыми и новыми деньгами. Причем,


старая цена обязательно на зеленой бумажке, новая — на желтой, чтобы всем было веселее.


Впрочем, нам не привыкать к веселью. Национальная белорусская валюта появилась в 1992 году — те самые, с картинками-зверюшками (белка, заяц, бобр, волк, медведь, зубр, рысь, лось), благодаря которым многие до сих пор именно «зайчиком» называют белорусский рубль. Но пока деньги печатали, они успели обесцениться настолько, что правительство приняло решение использовать их по принципу «рубль видишь — десять в уме». То есть к каждому рублю, к каждой купюре нужно было мысленно прибавлять еще один ноль. Выдают зарплату десятирублевой купюрой с волком, а в ведомости расписываешься за сто. Говорят тебе в магазине «с вас пятьдесят рублей», а ты даешь им пятерку — и принимают. Иностранцы никак не могли понять, что это за деньги волшебные, со спрятанными нулями, которых никто не видит, — а белорусы ничего, привыкли.

В августе 1994 года прошла первая деноминация — нарицательную стоимость рубля постановлением правительства уменьшили в десять раз. Но новые купюры не печатали — просто из расчетов наконец исчез этот незримый миру ноль.

Зато 1 января 2000 года, когда в обращении уже появились купюры в пять миллионов, деноминация была вполне «взрослой»: исчезли сразу три нуля, и миллионы превратились в тысячи. Теперь же убираются четыре  нуля — в нынешнем столетии это вторая по масштабу деноминация в мире: только в Зимбабве в 2009 году с национальных купюр убрали 12 нулей. Но почетное второе место — за Белоруссию.

Экономисты утверждают, что фундаментальных основ экономики деноминация на затронет, но цены  повысятся. Во-первых, округление всегда происходит не в пользу потребителя, а в пользу государства. Во-вторых, прямо в день деноминации в Белоруссии подорожали электроэнергия и сигареты. Очень удобно повышать цены именно в моменты коллапса, когда граждане пытаются привыкнуть к новым ценам и новым деньгам: они все равно не успеют понять масштаб подорожаний, занятые новым содержимым старого кошелька.   

Старые деньги будут постепенно изыматься из оборота и уничтожаться. Правда, Нацбанк объясняет, что их будут по мере изъятия спрессовывать в брикеты, а потом эти брикеты захоронят. Сжигать, говорят, нельзя — только хоронить с почестями, потому что, оказывается, при их производстве использовались некие таинственные соединения, которые при горении превращаются в токсичные вещества. Эти ядовитые деньги, которыми мы 15 лет пользовались, можно утилизировать только так же, как радиоактивные отходы, — в специальные могильники. Никто не будет знать, где эта братская могила опасных для жизни отходов. И негде будет поставить памятник белорусской экономике.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close