Догнать и перегнать Эстонию
Фото: Pixabay.com

Догнать и перегнать Эстонию

27 апреля 2016 17:51 / Экономика / Теги: Эстония / Города: Рига

Сразу два шведских банка, работающих в балтийском регионе, выяснили, что странах Балтии семьям сейчас живется лучше, чем год назад, а лучше всех — эстонским. Банк SEB подготовил новый «Финансовый обзор экономики домашних хозяйств стран Балтии». Swedbank познакомил журналистов с «Исследованием расходов домашних хозяйств балтийских столиц». 

Реальная средняя зарплата выросла, согласно данным SEB, на 7,4% в Латвии, на 6,9% в Эстонии и на 6% в Литве. «Рост зарплат и покупательной способности населения почти одинаков во всех трех балтийских странах, — объяснил «Новой газете – Балтия» эксперт по социальной экономике банка SEB Эдмунд Рудзитис, — инфляция одинаково низка. Таким образом, базовая разница между Эстонией и двумя другими странами, ее уже традиционный отрыв, остается прежним. Такими темпами мы не можем догнать Эстонию».

Литва в прошлом году перешла на евро, и это пошло на пользу: темп роста зарплат сравнялся с латвийским и эстонским, хотя в течение нескольких лет до этого исторического момента доходы литовцев росли медленнее всех в регионе. Потребительский оптимизм литовцев также возрос, а ведь года три-четыре назад они наименее охотно оставляли деньги в магазинах. Здесь сказались два фактора: переход пришелся на период, когда цены на продукты питания и энергоресурсы снижались, и не вызвал обычной для этого процесса инфляции. Кроме того, лит был в три с лишним раза дешевле евро, и номинальные цены резко снизились, что психологически подстегнуло траты. Интересно, что перед введением евро взлетела в связи с инфляционными ожиданиями потребительская активность литовцев, и это почувствовала не только розница, но и рынок недвижимости: люди старались успеть купить квартиры и дома прежде, чем они подорожают. Однако цены, вопреки ожиданиям, не выросли, и притихший было в первые месяцы использования новой валюты рынок во втором полугодии отыграл позиции. Литовцы, не пережившие бума недвижимости в середине 2000-х, торопятся обзавестись собственным жильем.

О сбережениях. Наиболее охотно сохраняют свои сбережения в квадратных метрах эстонцы, а жители Латвии, особенно сильно пострадавшие от лопнувшего в 2008-м «пузыря», «дуют на молоко», однако рынок недвижимости растет во всех трех странах. Финансовые рынки, на которых наиболее активны эстонцы, среди жителей Литвы и Латвии не пользуются популярностью исторически. В Литве развит рынок государственных облигаций, но там доходность упала.  

Объем вкладов населения вырос за год на 7,9% в Литве, на 7,4% в Эстонии и на 6,3% в Латвии и достиг исторического максимума. Нулевая процентная ставка по депозитам  кажется абсурдом, рассуждает Эдмунд Рудзитис, но когда уровень инфляции составляет 0,1%, сбережения на депозитном счету не теряют покупательной способности. В «тучные» годы, когда депозитные вклады «зарабатывали» до 7-8%, инфляция достигала 11%, и реальная ставка оказывалась негативной. Поэтому, в частности, в Латвии объем депозитов рос во всех группах населения, в том числе, и среди людей старше 55 лет. Впрочем, клиенты охотнее держат деньги на рассчетных счетах, признает эксперт. Доля срочных вкладов в банках Балтии год от года снижается, однако общая масса денег на счетах жителей выросла за последний год во всех трех странах на 6-7%. Если сопоставить эти данные с приростом объемов розничной торговли, можно заключить, что люди все полученные деньги не потратили, резюмирует эксперт. Самый большой прирост наблюдался в долгосрочных накоплениях: на третьем пенсионном уровне и в накопительном страховании, причем наиболее активны были жители Латвии. Этому способствуют, с одной стороны, недоверие к государственному соцстрахованию и пенсионной системе, с другой, возможность вернуть налоги на взносы. Однако по общим объемам этого вида сбережений Латвия по-прежнему отстает от соседей.

В Литве и Эстонии растет рынок кредитов, как ипотечных, так и иных, в Латвии он по-прежнему переживает спад. Объем кредитных портфелей увеличился в Эстонии на 1,8%, в Литве на 6,3%. В Латвии уменьшился на 3,2%.

Эдмунд Рудзитис объясняет это так. Рост цен на недвижимость заметно отстает от роста доходов потенциальных заемщиков как в Литве, так и в Латвии, в Эстонии она дорожает быстрее, но все еще дешевле, чем до кризиса.  В Литве степень закредитованности населения, то есть, число ипотечных займов по отношению к общему числу домохозяйств, а также объем кредитной массы по отношению к валовому продукту, значительно ниже, чем в двух других странах Балтии.  Процентные ставки низки. Поэтому литовцы теперь наверстывают упущеное. В Эстонии же большая часть займов была оформлена до того, как раздулся пузырь недвижимости. В банках этой страны займов (любых) с просрочкой платежа более 60 дней насчитывается меньше процента. Больше всего от кризиса пострадала Латвия: количество «плохих» кредитов до сих пор составляет 4-5%.

Политика банков в сфере кредитования тоже различается если не по форме, то в нюансах. В Латвии закон о неплатежеспособности позволяет должнику освободиться от обязательств быстро и легко, чего нет ни в Эстонии, ни в Литве, а дисциплина при оплате любых счетов по непонятной причине традиционно хромает, свидетельствует эксперт. Чем больше негативных факторов влияет на возврат кредита, тем дороже он обходится клиенту, и тем меньшую долю необходимой суммы банк готов одолжить. Получается, что средняя процентная ставка в латвийских банках выше, чем у соседей.

В Латвии также значительно больше людей, которые не могут доказать банку, что их доходы официальны и регулярны. Это касается не только получателей зарплат в конвертах, но и работников микропредприятий, лиц, ведущих хозяйственную деятельность. Размер их заработка, возможно, позволяют оформить лизинг или ипотеку, но его характер не внушает уверенности в его будущей стабильности. Такие клиенты в принципе не квалифицируются как кредитополучатели. В Литве и Эстонии среди общего числа занятых преобладает доля получателей традиционных зарплат. Кроме того, латвийский «закон об отданных ключах», принятый в прошлом году и позволяющий заемщику, неспособному платить банку, отдать ему заложенную недвижимость и освободиться от обязательств, отбросил ипотечный рынок назад. Впрочем, число новых ипотечных займов с прошлого полугодия растет в латвийских банках даже быстрее, чем в Эстонии, хотя и медленнее, чем в Литве. Этому способствует и программа государственных гарантий для семей с детьми, которая позволяет сократить первый взнос в некоторых случаях до 5%. Подобные программы действуют также в Эстонии и Литве.

По объему безналичных денег на счетах у жителей уже который год лидирует Эстония. «В Литве мы прогнозировали резкий прирост после перехода на евро, — рассказывает Эдмунд Рудзитис, — но результат не оправдал ожиданий. В частности, потому, что недостаточно возросло число покупок, совершенных с помощью рассчетных карт. Литовцы по-прежнему расплачиваются в магазине деньгами, снятыми со счета в банкомате. Это объясняется недостаточной распространенностью POS-терминалов в провинции и сельской местности, где проживает почти половина населения страны. Также трудно судить, какие массы наличных литовцы держат дома. По этому показателю Латвия опережала Литву перед введением евро, сейчас мы, наверное, сравнялись. Но в целом доля безналичных расчетов и накоплений во всех трех странах растет».

Хотя расходы базовой группы (продовольствие, жилье и транспорт) в бюджете домашних хозяйств по-прежнему преобладают, розница уже заметила тенденции, внушающие оптимизм, говорит эксперт: жители Балтии стали больше тратить на принадлежности для спорта, электронику, покупают товары, которыми будут пользоваться долго. Кроме того, они больше средств расходуют на развлечения и путешествия. «Не радует рост трат в сфере здравоохранения – сокрушается Эдмунд Рудзитис, — Он объясняется не тем, что люди больше заботятся о здоровье, просто растут цены и падает доступность государственной страховой медицины». В Латвии и в Литве цены выросли и в других сегментах сферы услуг: в парикмахерских, автосервисах, ресторанах и так далее. «Все из-за недостатка конкуренции, — объясняет Рудзитис, — вы же в Литву стричься не поедете».

В трех балтийских филиалах Swedbank провели сравнительное исследование домашних хозяйств в Риге, Таллине и Вильнюсе. «Мы сравнили дороговизну жизни в столицах по трем основным расходным статьям и выяснили, на каких стартовых позициях оказывается семья из четырех человек, двух взрослых и двух детей дошкольного и подросткового возраста, после осуществления затрат на продовольствие, жилье и транспорт, — рассказала «Новой газете – Балтия» эксперт Эвия Кроге. — Проанализировать затраты на продовольствие нам помогла компания Nielsen». Средняя балтийская семья, по версии Swedbank, живет в собственной квартире площадью 70 м2 в нереновированном блочном доме советской постройки, оба взрослых зарабатывают среднюю по столице зарплату и получают государственное пособие на детей. Члены семьи передвигаются только на общественном транспорте и приобретают проездные на месяц, пищу едят только домашнего приготовления.

Исследователям сразу бросилось в глаза, что во всех трех столицах выросла средняя брутто-зарплата. В Риге она (в двойном размере) составляет 1850 евро в месяц, в Таллине — 2404 евро, в Вильнюсе — 1647 евро. Детские пособия в Таллине — 100 евро, в Риге — 34 евро. В Вильнюсе такая семья вообще не получает пособия. При этом именно рижане несут самое тяжкое налоговое бремя – 25% от зарплаты, или 459 евро. Вильнюсцы расстаются в пользу государства с 347 евро, или 21% затплаты. А таллинцы, зарабатывая больше всех, платят самые низкие налоги – 451 евро, или 19% зарплаты. Таким образом, стартовый капитал таллинской семьи составляет 2100 евро (за год подрос на 100 евро), в Риге и Вильнюсе соответственно 1425 евро (плюс 83 евро за год) и 1299 евро (плюс 63 евро за год).

Продовольствие — самая весомая расходная позиция во всех трех балтийских столицах. Вильнюсцы тратят на еду почти четверть своих доходов, рижане 22%. Таллинцы «съедают» 15% доходов, что соответствует среднеевропейскому уровню. Эвия Кроге увидела и позитивный тренд: в 2014 году доля продовольствия в расходах рижан составляла 27%. Наиболее дорога продуктовая корзина — в латвийских торговых сетях : около 320 евро в месяц, в Таллине она стоит 311 евро, в Вильнюсе 310 евро. Несмотря на то, что официальная статистика отрицала наличие инфляции в сфере продуктов питания, аналитики заметили, что в феврале 2016 года, по сравнению с февралем 2015-го, конкретный базовый набор немного подорожал. Еда — это и самая гибкая статья расходов: менее 40% таллинцев, более 40% рижан и почти половина вильнюсцев приобретают продукты питания и товары повседневного спроса по скидочным ценам. Представители компании Nielsen с удивлением обнаружили, что рижане буквально одержимы скидками: 11% респондентов признались, что готовы изменить ради них привычным брендам и магазинам. 

2 комментария:

"Исследователям сразу бросилось в глаза, что во всех трех столицах выросла средняя брутто-зарплата...она (в двойном размере) составляет ... в Таллине — 2404 евро" - НАГЛАЯ ЛОЖЬ!!! - Нет таких средних зарплат в Таллинне. Средняя зарплата - 4 евро в час брутто.

Ладно, уговорили - 4,5

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.