«Министр Белевич ничего не боится»

«Министр Белевич ничего не боится»

«Новая газета – Балтия» – о подробностях взаимоотношения министра здравоохранения Латвии и Бюро по борьбе с коррупцией
24 февраля 2016 14:47 / Общество / Теги: коррупция, Латвия, правительство / Города: Рига

Глава латвийского минздрава и депутат Гунтис Белевич пришел в политику из аптечного бизнеса и регулярно попадает в поле зрения борцов с коррупцией – по подозрению в использовании служебного положения с целью получения личной выгоды. «Новая газета – Балтия» попыталась выяснить, стоит ли за действиями министра и члена оппозиционной фракции Союза «зеленых» и крестьян реальный конфликт интересов, или он просто неаккуратно ведет дела. 

Парламентская комиссия по мандатам, этике и заявлениям разрешила Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией административно наказать министра здравоохранения и депутата Гунтиса Белевича в связи с несоблюдением ограничений, налагаемых на него законом «Об устранении конфликта интересов в деятельности государственных должностных лиц», сообщила «Новой газете – Балтия» представитель бюро Лаура Душа. «5 ноября прошлого года Сейм по просьбе БПБК поддержал выдачу Гунтиса Белевича для административного наказания за два других нарушения, – заявила Душа, – после этого БПБК приняло решение о наказании по обоим делам. Гунтис Белевич эти решения оспорил, и одно из дел уже дошло до суда».   

О последнем деле «Новая газета – Балтия» уже писала: министр владел долями биотехнологической компании GenEra, которая выигрывала тендеры учреждений, финанасируемых из бюджета, и входил в ее совет. БПБК вменило Белевичу в вину даже не то, что капитальные доли компании принадлежали ему в день подписания договоров, а то, что он не успел избавиться от них  на момент беседы со следователем, то есть, до 16 января этого года. Сам же он доказывал, что подарил актив своему сыну за три месяца до того, 3 ноября прошлого года, и что под соотвествующим документом стоит его подпись.

Оба других дела носят сугубо семейный характер. БПБК оштрафовало министра за то, что он назначил в Консультативный совет по фармацевтике своего сына. Правда, уже через месяц он одумался и назначение отменил, однако бюро сочло, что нарушение имело место. Второй штраф был наложен за дисциплинарное взыскание в отношении директора Государственного агентства лекарств Ингуны Адовичи. Министр вынес взыскание из-за жалобы компаний своего сына Артура Белевича Saules aptieka (оборот в 2014 году 13 млн евро) и Baltacon (оборот в 2014 году 19 млн евро) на то, что ГАЛ организовала утечку коммерческой информации. В прошлом году Служба госдоходов также добилась от Сейма разрешения наказать министра за то, что тот в декларации должностного лица за 2014 год не указал заем в 1 млн евро (опять же, выданный им сыну). Он штраф заплатил и объяснил эту оплошность забывчивостью.

Кроме биотехнологической компании, среди профильных активов Гунтиса Белевича перед парламентскими выборами 2014 года, которые привели его в Сейм, числились три компании: Saules aptieka (две аптеки и оптовый склад), Veselīgas pārtikas institūts и Baltic Pharma Service. Во всех трех он значился членом правления. В двух первых его заменил сын, третью фирму перенял в конце января ее бывший совладелец Раймонд Симанис.

«Он очень хорошо защищается, – делится впечатлениями о министре глава комиссии по этике и председатель подкомиссии по вопросам общественного здоровья Виталий Орлов, – если за дискуссионным столом сидит несколько человек, большую часть времени говорит он, а может занять и все время, если ведущий его не остановит. Когда трудно ответить по существу, находится враг. Меня удивляет то, что успешный предприниматель, у которого есть свой адвокат и команда юристов, допускает такие ошибки. Либо хромает юридическая служба министерства, либо прокалываются советники. Но я как человек, который эту декларацию сам заполняет, не понимаю, как можно в ней что-то забыть указать, если система автоматически выдает все твои активы и пассивы, занимаемые должности, автомобили и недвижимое имущество».

Компания Saules aptieka, которая официально принадлежит сыну министра, в 2014 году судилась с Государственным агентством лекарств еще под руководством самого Гунтиса Белевича, пишет портал расследований  Pietiek.com. «За увольнением госпожи Адовичи действительно тянется определенный шлейф, – признает Виталий Орлов, – она раньше инициировала проверки на его фирме. Правда, срок ее пребывания на этой должности истек, поэтому отказ от ее назначения не был незаконным. Но конфликт между ними вызывает вопросы у всех, кто связан с этим бизнесом. Как и последующая замена Белевичем всего руководства ГАЛ. У министра были к прежнему руководству претензии, насколько они обоснованы, и сможет ли новый аппарат выполнить поставленные задачи, мы сможем выяснить только через год».

По делу Адовичи сейм выдал министра только со второй попытки, и представитель БПБК и средства массовой информации усмотрели в этом политические мотивы. Однако решение депутатов носило скорее технический характер, указывает Виталий Орлов: «Тогда Латвия председательствовала в Евросоюзе, и представитель БПБК назначил собеседование с министром на дату, в которую министр здравоохранения был откоммандирован кабинетом министров в Брюссель. Мы сочли, что бюро должно было согласовать встречу в соответствии с его графиком, и она должна состояться. Господин Белевич дал показания, но переубедить бюро не смог».

В комиссии по этике вопрос по существу не разбирали, объясняет Виталий Орлов: «Сын написал отцу жалобу на директора ГАЛ, и министр принял решение оштрафовать ее на 10% зарплаты, сочтя жалобу справедливой. Но БПБК считает, что в данном случае господин Белевич должен был поставить в известность премьер-министра, Лаймдоту Страуюму, и та уже поручила бы рассмотреть ее госсекретарю, или назначила бы на этот случай и.о. министра. Мне кажется, его желание наказать обидчика было настолько велико, что он пренебрег процедурой».

Аптечный бизнес семьи Белевич, в основном, представляет так называемый параллельный импорт: они продают лекарства, не ввозимые в страну официальными представителями фармпроизводителей, а закупаемые у других дилеров, которые работают легально в странах Евросоюза. Это один из рычагов конкуренции, который позволяет удерживать цены, так как устраняет монополию представительств, говорит Виталий Орлов. В мае прошлого года после нескольких безуспешных попыток и в результате многочасовых дебатов кабмин принял изменения в порядке внесения препарата в список лекарств, стоимость которых компенсируется государством. Процедура для медикаментов, ввезенных в страну «параллельно», была облегчена.

«Но поправки не были революционными! – восклицает Виталий Орлов, – Эта система работает давно, я сам был ее убежденным сторонником, нам удалось ввести ее в закон на основании судебного решения и благодаря давлению Европы, потому что все прямые попытки внедрить принцип, который давно действует в Евросоюзе, тогдашнее руководство минздрава отвергло. После этого «параллельно» ввезенный препарат имел право на внесение в регистр и в список компенсируемых медикаментов только в том случае, если его цена была ниже цены официального представительства не менее чем на 15%. Позже мы убрали и этот барьер».

Белевич, безусловно, был одним из предпринимателей, которые воспользовались изменением в законодательстве. Кроме того, он один из немногих занимался и незарегистрированными медикаментами, запустив в своих аптеках такой механизм: если врач считает, что пациенту необходимо опрделенное лекарство, не продающееся в Латвии, он выписывает рецепт, с которым провизор отправлется в ГАЛ и там получает разрешение на ввоз.

«Однако с момента его вступления в должность в ноябре 2014 года я не видел ни одного нормативного акта, способствующего исключительно бизнесу, которым вместо него продолжает заниматься его сын, – утверждает Виталий Орлов, – На параллельном импорте зарабатывает полтора десятка компаний, и любым изменением в этом направлении пользуются все его конкуренты. К тому же рынок у нас мал, а игроков так много, что если что-то будет принято в интересах господина Белевича или его сына, об этом, безусловно, доложат и премьер-министру, и всем его возможным «доброжелателям». «Единство» внимательно следит за каждым его движением. Ему просто не позволят».

Неоднократные взыскания и их публичный резонанс не помешали Гунтису Белевичу усидеть в кресле во время недавнего правительственного кризиса. «Кто же хочет идти работать в непопулярное ведомство, которому не дают денег? – рассуждает Виталий Орлов, – А он готов, к тому же он не связан с системой напрямую, не врач, и никто из коллег-однокашников, ныне работающих в больнице, не может позвонить ему и надавить на жалость. Он окончил московский вуз, у него в Латвии и однокашников-то нет. Белевич как предприниматель обладает необходимой смелостью, чтобы взяться за разгребание навоза в авгиевых конюшнях латвийского здравоохранения. Этим неблагодарным делом не хотят заниматься те, кто сейчас составлял коалицию: средств мало, а без них в системе практически невозможно добиться позитивных перемен. Поэтому Союз «зеленых» и крестьян не будет добиваться отставки, пока его нарушения не достигнут критической массы. Но, когда это случится, вряд ли однопартийцы станут его защищать – напротив, они с удовольствием отдадут его на растерзание оппонентам».

Большие надежды

Гунтис Белевич позиционирует себя как реформатор, а таковые долго в латвийском правительстве не удерживаются. Может ли воля к переменам сослужить ему дурную службу? Виталий Орлов считает, что до сих пор министр рисковал меньше, чем заявлял об этом: «Пока не вижу реформ. Вообще, в медицине нужны не революционные изменения, а поступательное движение. Он старается привести в порядок структуру, которая находится у него в подчинении, расставляя там своих людей: заменено руководство больницы Страдыня, инфекционная больница снова выделена из Восточного блока».

От нынешнего главы минздрава ждут многого. Во-первых, он обещал запустить портал е-медицины, который отчасти сократит живые очереди в поликлиниках и больницах, и наказать виновных за растрату средств на его создание. «Я думаю, он это сделает, – говорит Виталий Орлов, – раз уж судят его, он должен будет назначить еще более виноватого. И это выполнимая задача, ведь на каждом этапе разработки платформы конкретные люди подписывали приемку-сдачу. В частности, деньги, выделенные на е-журнал, попросту выпустили в трубу. Здесь нити тянутся к «Единству», под которым находился минздрав, и обвинить можно будет политических оппонентов».

Во-вторых, его миссия – решение проблемы с недостатком квот на исследования и лечение. «Если он не выбьет денег, и немалых, у него ничего не выйдет, – говорит Виталий Орлов, – В первый год он мог оправдываться тем, что бюджет сверстали без него, а теперь без существенного увеличения финансирования ему нечего будет предъявить».

Происки врагов

Действительно ли есть силы, которые хотят его смещения? Виталий Орлов считает, что у начинающего министра недоброжелатели найдутся всегда: «Когда он начинает что-то менять, кто-то обязательно остается в проигрыше и пытается преподнести информацию, которой владеет, под неблаговидным ракурсом. А он, надо признать, дает им для этого богатую почву. Но я так понимаю, он ничего не боится».

Гунтис Белевич обвиняет БПБК в том, что оно ведет кампанию его очернения. Кто может стоять за регулярными обвинениями в конфликте интересов: политические противники из коалиции, конкуренты из лобби фармпредставительств? Или те, чей частный бизнес он пресек, добившись от правительства отмены семилетнего договора об аутсорсинге услуг «Скорой помощи» в Риге, о чем он намекал в прессе?

Корреспонденту «Новой газеты – Балтия» министр на этот вопрос отвечать отказался. Он лишь передал через своего советника по вопросам коммуникации Ивету Цыганову, что все три административных взыскания в своем отношении он оспорил, и предложил за подробностями последнего дела обращаться к директору компании GenEra Юрису Штейнбергсу, поскольку сам он уже не имеет к ней никакого отношения. «Все его дела в БПБК ведет один следователь, – делится наблюдениями Виталий Орлов, – и министр, видимо, считает, что он пристрастен. Либо он имеет претензии к руководству бюро, или тем, кто снабжает следователя компроматом. Однако ни на комиссии, ни в кулуарах он не высказывал предположений о том, что у кампании есть заказчик».

По мнению Виталия Орлова, шумный пиар на руку бизнесменам, но часто вредит политикам. «Мне всегда казалось, что если ты что-то нарушил, лучше, чтобы все было тихо, – говорит он. – На моей памяти это первый такой созыв, в котором депутаты приходят и начинают рассказывать, почему они нарушили закон. Оказывается, они не читают законы, не знают, когда он вступает в силу! Люди, которые эти законы принимают. Я им даже говорю: не приходите, лучше мы вас выдадим без дебатов».

Впрочем, публичное аутодафе отменят до конца весенней сессии, надеется Виталий Орлов. Законопроект, лишающий депутатов иммунитета, прошел уже два чтения, и после того, как его одобрят, сообщения о наказаниях депутатов будут просто зачитываться с трибуны во время пленарных заседаний. 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.