Эстония — единственная страна в мире, где во главе страны стоят женщины
Фото: Кая Каллас и Керсти Кальюлайд (канцелярия президента Эстонии)

Эстония — единственная страна в мире, где во главе страны стоят женщины

Но значит ли это, что страна достигла гендерного равенства?
15 февраля 2021 11:45 / Политика / Теги: гендер, Эстония

25 января Рийгикогу привело к присяге новое правительство, сформированное Партией реформ и Центристской партией. Правительство впервые наполовину состоит из женщин. Это можно назвать большим шагом в сторону установления равноправия между мужчинами и женщинами, однако проблема неравноправия до сих пор серьезная.

Новый премьер-министр Кая Каллас, завершая свою речь в парламенте, сказала: «Каково мое основное преимущество перед предшественником Юри Ратасом? Нет, не то, что я женщина. И не то, что половина министров — женщины. Наше преимущество в том, что наш партнер по коалиции — лучше. И по этой причине у меня остается больше сил и времени на службу во благо государства». Реверанс в сторону партнера по коалиции — Центристской партии — возможно, направлен на то, что бы зацементировать договоренности на ближайшие два года до выборов парламента. Однако это не отменяет факт, что впервые в истории Эстонии правительство возглавила женщина и впервые половину правительственных портфелей получили женщины.

Как сказала советник отдела политики равноправия министерства социальных дел Хелен Бийн, сейчас Эстония — это единственная страна в мире, где обе избранных главы государства — президент и премьер-министр — женщины, что несомненно имеет для общества большое значение. «Тот факт, что почти половина министров — женщины — также очень важное событие, которое несомненно направляет нас в сторону гендерного равенства в Эстонии. Здесь также важно отметить, что, по словам премьер-министра Кайи Каллас, стремление к гендерному балансу было сознательным выбором Партии реформ при формировании этого правительства».

Если Керсти Кальюлайд стала президентом страны случайно в результате провальных выборов президента, то Кая Каллас шла к вершине политического Олимпа целенаправленно и долго.

Кая Каллас родилась в Таллинне в 1977 году. После окончания юридического факультета Тартуского университета работала адвокатом. В 2010 году вступила в Партию реформ. Как она тогда сказала, политика интересовала ее с самого детства и она имела возможность наблюдать за ней с довольно близкого расстояния. Ее отце, Сийм Каллас, один из самых известных политиков Эстонии, основатель Партии реформ, был премьер-министром и вице-президентом Еврокомиссии.

Через год после вступления в партию получила личный мандат и стал членом Рийгикогу. В 2013 году ее избрали вице-председателем Партии реформ. В 2014 году, набрав более 21 000 голосов, была избрана в Европарламент. Осенью 2017 года издание Politico выбрало Каю Каллас как самую влиятельную женщину-политика в Брюсселе.

В конце 2017 года председатель Партии реформ Ханно Певкур объявил, что больше не будет баллотироваться на этот пост и в январе 2018 года партию возглавила Кая Каллас. Под ее руководством партия выиграла парламентские выборы 2019 года, однако ей тогда не удалось сформировать правительство. Центристы тогда переиграли реформистов и создали правительство вместе с правыми — Isamaa и EKRE. Но в январе нынешнего года после отставки правительства Юри Ратаса Кая Каллас все-таки добилась своего и возглавила правительство страны.

Несмотря на то, что она первая женщина, взобравшаяся на политическую вершину, в эстонской политике есть и другие примеры успешных политиков-женщин. Одна из них —Марью Лауристин. Родилась в 1940 году в Таллинне, дочь известных деятелей коммунистического движения Йоханнеса и Ольги Лауристин. В 1966 году окончила факультет журналистики и социологии Тартуского университета. В 1988 году вместе с Эдгаром Сависааром создала политическое движение — Народный фронт, сыгравшее ведущую роль в восстановлении независимости Эстонии. Была председателем Социал-демократической партии Эстонии с 1990 по 1995 годы. В первом правительстве Марта Лаара была министром социальных дел. С 1999 по 2003 год была депутатом Рийгикогу.

Другая — ученая астрофизик, член Академии наук Эне Эргмаа в 2003 году стала первой женщиной-спикером Рийгикогу и возглавляла парламент двух созывах. Родилась в 1944 году в Раквере. В 1964 году окончила физический факультет тартуского университета и в 1969 году астрономическое отделение МГУ. В 2002 году вступила в недавно созданную партию Res Publica. Три раза избиралась в парламент. В 2006 году была кандидатом в президенты Эстонии, но проиграла выборы Арнольду Рюйтелю. С 2007 по 2012 год была вице-председателем партии Isamaa ja Respublica. В 2016 году вышла из партии, объяснив это тем, что партия потеряла свое лицо и стала популистской.

«С приходом нового правительства мы переместились с 25 места среди 27 стран-членов Европейского Союза на восьмое место по доле женщин-министров. И теперь мы входим в десятку стран, где в правительстве достигнуто равновесие, то есть министры обоих полов составляют не менее 40%», — сказала Хелен Бийн.

Хотя гендерное равенство достигнуто на уровне высшего руководства страны, равенство между женщинами и мужчинами в политике еще не достигнуто. По словам Бийн, в среднем, в эстонских политических партиях больше женщин, чем мужчин, но женщины составляют лишь треть членов правления политических партий и региональных лидеров, женщины также редко становятся партийными лидерами или заместителями лидеров. В партийных избирательных списках женщин меньше и еще реже они входят в состав советов местных самоуправлений или Рийгикогу (28,6% и 27% соответственно).

«Женщины очень редко становятся мэрами или главами советов местных самоуправлений, и мы наблюдаем ту же тенденцию в государственной политике — женщины редко входят в состав правления Рийгикогу, Эне Эргма была единственной женщиной-спикером, а главы парламентских комиссий и их заместители, в основном, мужчины», — описала ситуацию представитель министерства социальных дел.

Бийн отметила, что в дополнение к вертикальной сегрегации, когда мужчины с большей вероятностью продвигаются на более высокие должности, политика также разделена по горизонтали, то есть женщины и мужчины часто работают в разных сферах. «Женщины чаще возглавляют парламентские комиссии в социальной, образовательной или культурной сферах, аналогичная картина вырисовывается при распределении министерских портфелей. Например, в Эстонии до сих пор не было женщины — министра обороны, а Марис Лаури — первая женщина-министр юстиции. Таким образом, несмотря на то, что правительство, пришедшее к власти в январе, сделало важный шаг в плане представительства женщин в политике, к сожалению, мы еще не можем сказать, что в политике были достигнуты равные возможности для обоих полов», —  подытожила Бийн.

Если в политике все-таки можно говорить о выравнивании возможностей между мужчинами и женщинами, то в других сферах жизни дела обстоят гораздо печальнее.

«Повсеместному распространению гендерного неравенства в эстонском обществе способствует общая низкая осведомленность о проблеме, которая влияет на нашу жизнь и решения. Например, если работодатели, преподаватели, местные или государственные политики и люди, принимающие решения, не видят гендерного неравенства в своей сфере деятельности и не понимают своей роли или ответственности в их решении, быстрое улучшение маловероятно», — считает руководитель по политике гендерного равноправия отдела политики равноправия министерства социальных дел Кятлин Сандер.

Гендерная сегрегация влияет, например, на заработки женщин и мужчин. В 2019 году, по данным департамента статистики Эстонии, гендерный разрыв в зарплатах все еще составлял 17,1%.

«Неравенство между женщинами и мужчинами на рынке труда и в трудовой жизни, включая гендерный разрыв в оплате труда, усугубляет неравенство между женщинами и мужчинами в других сферах жизни. Для большинства людей заработная плата является основным или даже единственным источником дохода, что также влияет на размер пособий и пенсий и качество жизни на протяжении всей жизни человека. Из-за разницы в оплате труда женщины зачастую менее обеспечены в финансовом отношении и зависят от своих партнеров, что затрудняет им прекратить, например, жестокие отношения. Детская бедность также связана с бедностью женщин, поэтому последствия гендерного разрыва в оплате труда передаются следующему поколению», — сказала Сандер.

По показателям гендерного равноправия Эстония одна из последних в ЕС, а гендерный разрыв зарплат в Эстонии по-прежнему является самым высоким в Европе. Но не только разница в зарплатах является проблемой неравноправия.

По мнению Сандер, насилие в отношении женщин — одно из проявлений гендерного неравенства и его наиболее серьезное последствие. «Причины насилия кроются в исторически неравном соотношении сил между мужчинами и женщинами. Искоренение насилия в отношении женщин требует, помимо прочего, устранения гендерного неравенства и дискриминации в отношении женщин».

Согласно данным за прошлый год, Эстония занимает пятое место в ЕС по времени, отведенному на различные занятия. Например, в том, сколько времени женщины и мужчины тратят на домашнюю работу, сколько времени остается на досуг, например, на спорт, как много времени у них идет на волонтерскую работу и благотворительность.

В то же время, если мы посмотрим на данные за 2019 год, то увидим, что женщины чаще и больше мужчин ухаживают за пожилыми или больными родственниками. «Под влиянием традиционных гендерных ролей как в Эстонии, так и в других странах мира основное бремя ухода ложится на женщин, что также отражается на их положении на рынке труда, возможностях карьерного роста и доходах», — считает Сандер.

Уровень трудовой занятости женщин с ребенком до 3 лет в 2019 году составлял 30,5%, уровень трудовой занятости мужчин — 94,7%. Доля мужчин, которые воспользовались родительским отпуском составляла всего 3,4%. Доля мужчин среди получателей родительского пособия увеличилась вдвое за последние 10 лет — в 2019 году она составляла 12,28% от числа получателей родительского пособия, но этот показатель все еще низкий. В 2019 году всего 58% отцов воспользовались возможностью отцовского отпуска продолжительностью в 10 рабочих дней (с 1 июля 2020 года — 30 дней).

Примером гендерного неравенства также является гендерная сегрегация в выборе образования и профессии. Около 40% женщин учатся на медиков, социальных работников, деятелей искусства и филологов. Всего 15,5% мужчин выбирают себе профессии в этих сферах.

«В целом, женщины, как правило, преобладают на рынке труда в тех сферах, которые очень важны для общества, но ценность которых часто не отражается в оплате труда, например, социальная сфера и образование. В то же время мужчины учатся и работают в областях с высоким потенциалом роста и более высокой оплатой, таких как информация и коммуникация. Женщины и мужчины также работают на разных должностях. Мужчин в руководстве по-прежнему значительно больше, чем женщин — 64%», — добавила Сандер.

По словам Сандер, государство может разработать стратегический план, правовую основу для решения проблем гендерного неравенства, способствовать повышению осведомленности, предоставить политикам, людям, принимающим решения, работодателям, знания и навыки, чтобы увидеть и уменьшить неравенство.

Посмотрим как женщины и мужчины в новом правительстве будут решать проблему гендерного неравенства в стране.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.