Балтийское море вымирает. В этом могут быть виноваты российские животноводческие фермы
Фото: На заднем плане — фабрика «Ударник», перед ней навоз с фермы. Фото: Folke Rydén

Балтийское море вымирает. В этом могут быть виноваты российские животноводческие фермы

30 мая 2020 09:13 / Общество / Теги: Балтийские страны, Балтийское море, экология

Животноводческие фермы в Ленинградской области сбрасывают отходы в близлежащие водоемы, а приводит это к вымиранию больших площадей морского дна Балтики, пишет Сoda.

«Это только вершина айсберга», — говорит Грибалев через респиратор, закрывающий нижнюю половину его лица.

Сергей Грибалев — глава ленинградского отделения общественного экологического движения «Альянс Зеленых». До 2019 года движение было политической партией и даже выдвигало кандидатов на выборы в Мосгордуму, а сам Грибалев кроме участия в «Альянсе» входит состоит в Общественном совете при Минприроды России. Но известен он больше как независимый эколог. 

Мы находимся на окраине поселка Победа в Ленинградской Области, в пятидесяти километрах от Санкт-Петербурга. Стоит ужасная вонь. 

Четыре лагуны переполнены тоннами отходов животноводства с местной птицефабрики. Некоторые усеяны гниющими куриными тушками. Эти озера экскрементов, содержащие опасное количества фосфора, производит птицефабрика «Ударник» — одна из крупнейших в области. По данным СПАРК, птицефабрика на 100% принадлежит Гатчинскому комбикормовому заводу, которым владеет группа физлиц, среди которых, например, депутат Заксобрания Ленобласти единоросс Татьяна Бездетко. На сайте компании написано, что «Ударник» был основан в 1970 году в «экологически чистой местности». С тех ферма сбрасывает неотфильтрованные отходы в местную почву — уже около сорока лет.

По оценкам Финского института окружающей среды, в воду попадает от 10 до 20 тонн фосфора в год. Половина оказывается в Балтийском море и в Финском заливе, через который доходит до берегов Эстонии. Оттуда загрязненные воды дальше текут на юг — в сторону Швеции и Польши. 

Загрязнение фосфором приводит к эвтрофикации — когда концентрация минералов и питательных веществ в воде становится настолько высокой, что способствует чрезмерному росту водорослей. Из-за этого кислорода в воде становится меньше, и морские организмы и животные гибнут. Эвтрофикация в Балтийском море привела к образованию «мертвых» участков морского дна, сопоставимых по размеру с территорией Дании. 

Хотя владельцы ударника и утверждают, что «на птицефабрике строго соблюдаются международные стандарты ISO 14001 и ISO 22000, включая HACCP, что гарантирует безопасность производимой пищевой продукции и отражает бережное отношение к окружающей среде», Ленинградская область больше других несет ответственность за загрязнение вод.

Несколько стран Балтики, особенно Финляндия, официально требовали от России уменьшить выбросы фосфора. В последние годы российское правительство поддерживало эту идею, а власти Санкт-Петербурга даже заявляли о сотрудничестве со странами Балтии в разработке стратегий по улучшению экологии. В России 2017 год даже объявили годом экологии, а глава Ленинградской области Александр Дрозденко заявил, что это «послужит делу развития культуры заботы о природе».

Но на деле такой энтузиазм оказался только прикрытием. Корпорации и политики отказывались принимать во внимание тот факт, что выброс огромного количества неочищенных отходов животноводства в российскую почву может привести к загрязнению окружающей среды и в других местах. Вместо того, чтобы решать эту проблему, они попытались дискредитировать работу независимых исследователей, результаты которой противоречат их собственным интересам.

Руководство «Ударника» в разговорах со СМИ отрицает нарушение природоохранного законодательства. Отвечать на вопросы Coda Story в компании отказались. В интервью порталу 47News в 2018 году председатель совета директоров фабрики Николай Чистяков говорил, что  с анализами воды «все в порядке». Тогда на территории Ленинградской области из-за сброса огромного количества птичьего помета в сточные воды произошла экологическая катастрофа.

Эксперты прогнозировали, что зловонный запах будет сохраняться в близлежащих к фабрике поселках еще несколько лет. В разговоре с «Коммерсантом» генеральный директор фабрики Григорий Чистяков утверждал, что его ферма не сливает куриный помет, а хранит его в четырех лагунах площадью 10 тысяч тонн каждая, после чего он перерабатывается в удобрения. 

«А по поводу запаха — он какими-то документами в нашей стране регламентируется? Нет!» — сказал тогда Чистяков журналистам.

Годом ранее «Ударник» уже штрафовали за сброс неочищенных сточных вод. Очистные сооружения, по словам Сергея Грибалева, к тому моменту не работали уже около 10 лет. 

Но «Ударник» — только часть проблемы. Вокруг Санкт-Петербурга находятся как минимум 145 крупных животноводческих, птицеводческих и птицеферм, на каждой из которых обитают около 172 тысяч животных. В Ленинградской области более 10 действующих птицефабрик. По словам исследователей, каждая птицефабрика ежегодно выбрасывает 10 тонн фосфора в Балтийское море.

Отрицание фактов

Сеппо Кнууттила, главный исследователь Финского института окружающей среды, своими глазами видел, что происходит в поселке Победа. Он еще в 2011 году называл Ленинградскую область основным загрязнителем окружающей среды. В 2013 году Кнууттила получил премию Фонда Балтийского моря за обнаружение выбросов с российский заводов, которые в том числе попадали в Финский залив. По словам исследователя, ситуация в Победе — худшее из того, с чем он сталкивался за свою более чем двадцатилетнюю практику. 

«Огромное количество навоза полностью покрывало землю. И это не было похоже на удобрения», — вспоминает ученый.

Кнууттила отслеживает загрязнения в Балтике с 1980-х годов. Он первым начал искать его источники в окрестностях Санкт-Петербурга в 2008 году. 

«Для России это было в новинку, потому что ни у кого не было информации о выбросах крупных животноводческих заводов», — говорит Кнууттила.

Когда он впервые выявил несколько крупных источников загрязнения, Россия отреагировала враждебно. На Кнууттилу набросились российские СМИ, а РИА Новости назвали его «хулиганом и провокатором».

«Необходимо было срочно принимать превентивные меры, но энтузиазма по поводу результатов наших исследований у российских властей не было», — вспоминает он. 

Весной 2011 года, когда Кнууттила изучал выбросы в этом районе, он обнаружил огромную утечку навоза в Ладогу из-за прорыва плотины на Невской птицефабрике. Сначала это стало новостью в Финляндии, а потом и в России. 

«Как только о проблеме узнали российские СМИ, власти больше не могли это скрывать, — говорит Кнууттила. Этим, возможно, и объясняется такое отношение властей ко мне».

По его словам, глава природоохранного ведомства Ленинградской области обвинила ученого во «лжи и клевете на Россию» после того, как он обнародовал детали аварии на плотине. 

После аварии Кнууттила проверил образцы воды и отследил загрязнение по изображениям со спутника. По его оценкам, выбросы фосфора составили от 40 до 50 тонн, большая часть попала в близлежащие водоемы. 

Ни представители Невской птицефабрики, ни власти Ленинградской области не ответили на запросы об интервью. 

Кнууттила продолжил искать источники загрязнения в России, несмотря на препятствия со стороны государства. Но худшее было еще впереди. В начале 2012 года он обнаружил крупнейшую утечку — по 1000 тонн ежегодно, согласно его подсчетам. Выбросы производил завод «Фосфорит» компании «ЕвроХим», который находится на реке Луга в Кингисеппе, городке в 85 километрах от Санкт-Петербурга. 

В апреле 2012 года Сеппо Кнууттила вместе с коллегами из финско-российской группы исследователей брал образцы воды в реке Луга. Уже некоторое время он искал источники выбросов фосфора в реку. Несмотря на то, что сбор проб был согласован российскими и финскими властями заранее, исследователей арестовали. Кнуттиллла допрашивали в отделении полиции шесть часов. По сообщениям СМИ, его подозревали в шпионаже. Компания «ЕвроХим» утверждала, что он без разрешения проник на территорию фабрики. 

Кнуттилла отпустили только под утро. Тогда он и обнаружил, что в отделении у него забрали компьютер со всеми собранными материалами. 

Арест ученого перерос в международный конфликт между Финляндией и Россией. В Российском МИДе Кнууттилу обвинили в проникновении на территорию завода и назвали его действия “неприемлемыми”. Финские власти в свою очередь призвали Россию объяснить задержание эколога. 

В Институте, где  работает ученый, заявили, что его задержание было связано с исследованием незаконных выбросов фосфора в Лугу, которое ранее было опубликовано на сайте Института. Министр окружающей среды Финляндии Вилле Ниинисте даже обращался к главе Минприроды Юрию Трутневу с просьбой вмешаться в ситуацию с загрязнением акватории Финского залива выбросами фосфора. 

Повторно Кнууттила допросили уже на границе с Финляндией. Когда ему наконец удалось вернуться домой, Институт обратился к российским властям с просьбой вернуть компьютер с исследованиями. 

Продолжать работать в России Кнуттилла уже не может, потому что боится ареста. «В России меня ждут неприятности, — говорит сам Кнуттилла. — Даже несмотря на то, что я уже многое исследовал, моя работа в этой стране не окончена. Но если я попытаюсь взять образцы или приблизиться к источнику выбросов, меня, скорее всего, снова арестуют». 

Отрицание и штрафы

«Ударник» и другие животноводческие фермы отравляли землю в Ленинградской области, сливая отходы, еще с советских времен, разрушая экосистему не только российских вод, но Балтийского моря. 

Вкладываться в дорогостоящее строительство очистных сооружений фермам не выгодно. Штрафы от местных природоохранных органов приходят нечасто, так что выгоднее их заплатить, чем что-то менять.

«Выбросы никак не контролируются. Местные надзорные органы хоть и выдвигают обвинения и штрафуют эти фермы, но закрывают глаза на экологические проблемы, которые с каждым годом только ухудшаются», — говорит Сергей Грибалев.

В 2010 году в «Ударнике» сменилось руководство, и новые владельцы обещали поменять политику предприятия. Компания сделала несколько многообещающих шагов для борьбы с загрязнением: в 2013 году она объединилась с финской природоохранной организацией Фондом Джона Нурминена, который занимается защитой Балтийского моря, чтобы минимизировать риски утечек из навозных лагун в окружающую среду.

В итоге запустился совместный финно-шведский проект по установке крупной системы фильтрации, которая позволяет уменьшить количество фосфора, попадающего в Финский залив.

Но Марджукка Порвари, директор проекта по очищению Балтийского моря из Финского Фонда говорит, что «Ударник» установку такой системы себе позволить не мог:

«Проект длился до июня 2017 года, но навоз сбрасывали на протяжении сорока лет, и с тех пор, как мы оттуда уехали, ситуация только усугубилась», — говорит Порвари. 

И все же некоторые продолжают утверждать, что неочищенный навоз не наносит вред окружающей среде. 

«Они ничего плохого не делают, – считает миллиардер Никита Мельников, бывший владелец крупнейшей в России птицефабрики «Синявская». — Важнее контролировать городские сточные воды, чем обращать столько внимания на птицефермы», — сказал Мельников в разговоре с Coda Story.

В «Синявской», которая также находится в Ленинградской области, около 3,58 миллионов куриц-несушек, которые несут более двух миллиардов яиц в год. Всего в 2017 году во всей Ленинградской области курицы на птицефермах снесли более 3,2 миллиардов яиц.

Мельников был владельцем «Синявской» с 2006 по 2016 год, когда активы предприятия перешли представителям агрохолдинга «Русгрэйн». Стоимость сделки оценивалась в 7 миллиардов рублей.  В 2019 году почти 90% акций «Синявской» получил Сбербанк, главный кредитор фабрики последних лет. 

Сейчас миллиардер переквалифицировался в лоббиста и курсирует между владельцами ферм и местными властями. В загрязнении Балтийского моря он предпочитает обвинять Финляндию.

«Птицефабрики не оказывают негативного воздействия на окружающую среду. Почему обвиняют только Россию? Финляндия тоже несет за это ответственность», — заключает Мельников. 

«Я волнуюсь за здоровье своих детей»

Большую часть времени эколог Сергей Грибалев проводит в Победе, изучая загрязнения вокруг поселка. Минивэн, в котором он соорудил лабораторию, похож на машину из фильма «Охотники за привидениями». 

Закончив собирать образцы на свалке возле «Ударника», Грибалев возвращается в минивэн, чтобы провести тесты. 

«Многие боятся, что отравятся или заболеют», — говорит эколог, склонившись над своими исследованиями.

По данным прокуратуры Выборгского района, которая подала иск против «Ударника», компания неоднократно нарушала требования по очистке сточных вод в Победе. Теперь ферме придется строить очистные сооружения. Ущерб, нанесенный окружающей среде, по данным прокуратуры, оценивается примерно в 4,8 миллионов рублей (курс на май 2020).

В 2018 году генеральный директор «Ударника» Григорий Чистяков получил несколько штрафов на сумму от $45 до $450 за выбросы неочищенных сточных вод.

В прокуратуре отказались от комментариев. Чистяков также отказался от интервью и не ответил на письменные вопросы Coda Story. 

В прошлом году местные власти обещали снова построить в Победе очистные сооружения, но из-за бюрократических проволочек проект до сих пор не начали. Его стоимость оценивается в 355 миллионов рублей. Жители говорят, что чиновники перестали реагировать на их жалобы об утечках навоза, из-за которых в поселке стоит зловонный запах, а сточные воды по-прежнему не очищаются. Стройку тем временем перенесли на конец 2021 года. 

«Они не хотят сотрудничать ни с нами, жителями, ни с другими организациями, — говорит местная активистка Надежда Опорова. — Местные власти все устраивает. Коррумпированная птицеферма —основной источник дохода города, поэтому владельцы фермы с властями заодно».

Преследование таких исследователей, как Сеппо Кнууттила, приводят к очень серьезным последствиям. Досконально неизвестно, сколько всего загрязняющих веществ, которые сбрасывают сельскохозяйственные и промышленные объекты, попадает в близлежащие реки и Финский залив. 

«Единственные данные об этом были собраны во время международных проектов, которые прекратились в 2012 году», — говорит Кнууттила.

Он не удивлен тому, что ситуация вокруг «Ударника» с тех пор только ухудшается. 

«Когда за этим никто не следит, ловить нарушителей некому. Властям это или не интересно, или их подкупили, а у компаний нет никакого стимула заботиться об окружающей среде самостоятельно», — говорит ученый. 

Тем временем в Балтийское море продолжает попадать фосфор, хрупкая морская экосистема гибнет, а жители Победы страдают от опасных выбросов. 

Опорова объясняет это так: «Я переехала сюда, чтобы дышать свежим воздухом. Но сейчас не то что воздух, у меня из крана льется коричневая вода, ее невозможно пить, и я очень волнуюсь за здоровье моих детей. И все это — от безразличия владельцев этих ферм». 

Перевод Марины Бочаровой

Источник: Сodastory.com

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.