«Возвращаться к докризисному уровню мы будем еще долго»

«Возвращаться к докризисному уровню мы будем еще долго»

Как власти балтийских стран помогают малому бизнесу и индивидуальным предпринимателям
16 апреля 2020 09:14 / Экономика / Теги: кризис, Латвия, Литва, экономика, Эстония

После объявления карантина, вызванного пандемией коронавируса, правительства стран Балтии приняли меры поддержки для бизнеса. Однако на деле воспользоваться государственной поддержкой могут не все: в системах всех трех стран Балтии есть свои подводные камни. Разбираемся, на какую помощь от государства в Литве, Латвии и Эстонии может претендовать малый бизнес и индивидуальные предприниматели.

Литва

В Литве поддержкой государства в условиях коронавируса могут воспользоваться как крупные компании, так и малый бизнес, и люди с патентами на индивидуальную деятельность. Основные меры, которые приняла Литва, — компенсации зарплат, налоговые каникулы и выплаты самозанятым в размере 257 евро в месяц.

Налоговая служба Литвы опубликовала список компаний, которые могут претендовать на помощь от государства. В список вошли компании, деятельность которых была затронута ограничительными мерами в связи с коронавирусом. Попавшие в список компании автоматические освобождаются от налоговых сборов и процентов по задолженностям в период с 16 марта и на протяжении еще двух месяцев после окончания чрезвычайной ситуации. После этого у компаний будет еще два месяца, чтобы выплатить налоги и задолженности без процентов.

Если компания не попала в список, необходимо подать заявление с объяснением, как бизнес пострадал от ограничительных мер. Если заявление будет удовлетворено, государство поможет.

Такие же меры поддержки предусмотрены для людей, ведущих индивидуальную деятельность. Кроме того, самозанятые люди могут претендовать на государственную субсидию в размере 257 евро.

В группу самозанятых в Литве входит и часть малого бизнеса:

 

  • индивидуальные предприниматели;

 

  • члены небольших сообществ;

 

  • полноправные члены полных обществ и обществ с ограниченной ответственностью;

 

  • лица, занимающиеся индивидуальной деятельностью (юристы, помощники адвокатов, нотариусы, судебные приставы, лица с лицензиями на ведение бизнеса);

 

  • лица, занимающиеся индивидуальной сельскохозяйственной деятельностью;

 

  • лица, получающие доходы в соответствии с соглашениями об авторских правах или доходы от спортивной или исполнительской деятельности;

 

  • владельцы бизнес-лицензий (за исключением бизнес-лицензии на аренду помещений).

 

Однако они не смогут претендовать на компенсации, если их деятельность была зарегистрирована позднее, чем за 3 месяца до начала карантина. Выплата неактуальна и тем, кто помимо индивидуальной деятельности работает по найму. Выплатой не может воспользоваться юридическое лицо, находящееся в процессе банкротства или ликвидации.

Работодатели могут претендовать на так называемый «грант работодателю» — государство готово выплачивать 60% от зарплат сотрудников, которые вынуждены были уйти на простой (но не более 607 евро). Оставшуюся часть зарплаты должен платить работодатель. У этой программы есть условие — работодатель обязан сохранить рабочее место в течение трех месяцев после карантина. Претендовать на помощь могут работодатели из частного сектора, не находящиеся в процессе ликвидации или банкротства.

Еще один момент: если ответственные лица компании в последний год были оштрафованы за нелегальное трудоустройство, нарушение порядка приема на работу иностранцев, нарушение трудового законодательства или правил техники безопасности и охраны труда, выплата предоставляться не будет.

 

«Выплату самозанятым я получила за половину марта»

Живущая в Паланге Юлия Жислина работает переводчиком. Кроме того у нее есть патент на сдачу квартир в краткосрочную аренду. В апреле Юлия подала заявку на получение выплаты для самозанятых в размере 257 евро. После обработки заявки Юлия получила на счет 130 евро.

«257 евро — это выплата самозанятым. Как я понимаю, я получила за половину марта.

Это смешно. Мои расходы превышают две тысячи. Эти мои квартиры себя содержали, даже в несезон — сколько-то приносили даже квартира в Паланге. Все-таки приезжают, хоть на выходные. В Вильнюсе квартиры работали постоянно, это столица, туда едут.

В Паланге наши власти сейчас запретили краткосрочную аренду: люди-то хотели приехать из Вильнюса. Но здесь страшно боятся, что, если люди приедут из Вильнюса, они непременно привезут заразу и всех перезаразят. И поэтому эту опцию закрыли. Я тоже закрыла свои свободные даты, я человек законопослушный

Переводы тоже сократились. Они считают, судя по всему, что эта деятельность не пострадала, но эта деятельность очень пострадала. Я живу в маленьком городе. Ко мне приходят с заказами частные люди, которые едут за границу, приехали из-за границы — им надо перевести частные документы. У меня литовский, русский, английский и другие языки, потому что я с другими переводчиками тоже сотрудничаю. Сейчас они не приходят: никто никуда не едет, деятельности никакой нет, да и вообще — кто ко мне сейчас пойдет, люди сидят по домам. Какие-то единичные заказы есть, что-то еще с марта, но это единичные случаи. Было порядка 700 евро в месяц — сейчас этого, конечно, нет. Сейчас вот у меня на столе 45 евро — вот это то, что сейчас мне свалилось.

У меня проценты по кредиту 262 евро. Немножко доложу от переводов — и заплачу свои проценты», — рассказывает Юлия Жислина.

«В Литве государство достаточно хорошо среагировало»

Гражданин Литвы Виктор Воронцов работает в сфере строительства и говорит, что пока его бизнес не слишком затронут.

«Объекты идут, мы продолжаем продавать, продолжаем работать, фуры с завода из Германии едут, клиенты заказывают, самое главное — клиенты платят.

У нас единственный провал: есть небольшая часть бизнеса, которая связана с ивентами. На следующий день после объявления карантина все наши клиенты там прислали письма с просьбой как-то отсрочить платежи, потому что что денег у них просто нет. Что касается промышленности и строительства — все пока идет нормально.

Я реалист. Как реально государство может помочь компании, которая сдает в аренду сцены и трибуны? Оно может помочь только прямыми дотациями. Но государство никогда не сделает таких дотаций.

Но я считаю, что в Литве государство достаточно хорошо среагировало. Что мы как бизнес уже использовали? Мы использовали отсрочку в оплате налогов. Это огромная, просто огромная помощь. И подали заявку на получение субсидий, потому что мы оставили на работе только трех человек из 15. Заполнили все бумаги, послали государству.

То, что государство сделало сейчас, оно сделало для всех: любой бизнес может не платить налоги с зарплаты и подать заявку на получение субсидий, если у тебя простой. Это очень хорошая поддержка.

Сейчас ситуация нормальная, но мы понимаем, что это инерция. В будущем мы точно почувствуем, что экономика останавливается. Помощь обязательно нужна — может, не столько нашему бизнесу, сколько самозанятым, малому бизнесу», — рассказывает Виктор Воронцов.

 

Латвия

Правительство Латвии во время карантина разработало ряд поддерживающих мер для компаний, вынужденных отправить сотрудников на простой, и для самозанятых лиц.

Простаивающим компаниям государство готово компенсировать зарплаты работникам в определенных отраслях в размере до 75%, (не более 700 евро) в случае, если работодатель не обеспечивает сотрудника работой.

Претендовать на помощь в период простоя не могут компании, которые не предоставили в Службу госдоходов налоговые декларации и годовые отчеты за 12 месяцев до возникновения кризиса.

Помощь не смогут получить компании, налоговая задолженность которых по состоянию на день подачи заявления превышает тысячу евро — такие компании сначала должны продлить срок выплаты долга и достичь соглашения со Службой Госдоходов.

Помощь не будет предоставлена компаниям, которые в последние два года приостанавливали экономическую деятельность или были исключены из реестра налогоплательщиков. Помощь не получат и те компании, в отношении которых в день подачи заявления есть действующее производство о неплатежеспособности. Кроме этого, помощь не предоставляется компаниям, которые в предыдущие 6 месяцев, в среднем, выплачивали менее 200 евро в месяц в виде налогов.

На помощь от государства могут рассчитывать микропредприятия и самозанятые люди.

Сумма выплаты пособия по простоям для налогоплательщиков микропредприятий составляет 50% от среднего дохода экономической деятельности за последние два закрытых квартала — но не более 700 евро. Для плательщиков общего налогового режима и получателей доходов за авторские права — в размере 75% от доходов, с которых уплачены взносы за последние закрытые два квартала (вторая половина 2019 года), но не более 700 евро в месяц.

Претендовать на получение пособия не могут самозанятые люди, которые в то же время являются наемными работниками. Пособие не выплатят тем,  у кого среднемесячные платежи в налоговую во второй половине 2019 года были менее 20 евро. Если у самозанятого лица есть задолженность по налогам свыше 1000 евро, пособие по простою также выплачиваться не будет.

 

«Пособие за простой моя компания в итоге не смогла получить»

Гостиничный бизнес одним из первых принял на себя удар нового кризиса. После объявления режима Чрезвычайного положения авиосообщение прекратилось, Латвия закрыла границы, без туристов Рижские отели стали закрываться один из другим. Одна из крупных гостиниц — «Hotel Roma» — продержалась дольше остальных.

Этим отелем и рестораном 7 лет управляет бывшая министр внутренних дел Латвии Линда Мурниеце. С началом пандемии Covid-19 экс-министр заявила, что ее отель и ресторан будет открыт для местных жителей, например, тех, кому нужно находиться на карантине.

Мурциеце заявила, что ее персонал готов к работе в таких условиях, а в случае необходимости она сама будет обслуживать клиентов отеля. Номера предлагали по символической цене — 15 евро в сутки. Желающих нашлось слишком мало, в отеле удалось занять всего пять номеров из 88.  В конце концов номера гостиницы были законсервированы, а сам отель закрыт.

В «Hotel Roma» работают 50 человек, Линда Мурниеце надеялась, что удастся получить от государства пособие для сотрудников. Но из-за небольших долгов по налогам отель не смог претендовать на помощь от государства. О проблемах с налоговой Линда Мурниеце публично рассказала в соцсетях — оказалось, что с подобными проблемами столкнулись многие предприниматели, особенно те, кто получает «сезонную прибыль». Отели активно зарабатывают в летний сезон, с мая по октябрь, потом туристов практически нет, гостиницы живут за счет накоплений, ждут новых туристов в апреле и тогда же рассчитываются с государством по налогам. В этом году туристический сезон в апреле не наступил, отели остались без денег и с долгами, из-за которых теперь не могут претендовать на помощь от государства.

«Мне надоело беспокоиться и постоянно думать о плохом. Пособие за простой моя компания в итоге не смогла получить. Почти всех работников пришлось уволить. Пока остаемся только я и бармен, значит, мы можем работать. Выставим террасу на улице, расстояние между столиками два метра, за каждым столиком могут сидеть два человека. У нас есть перчатки, средства дезинфекции, свежий воздух. Юридически мы имеем на это право, мы очень хотим этого. И надеемся скоро вернуться к нормальной жизни. Знаю, что мы ничего не заработаем, но мы будем открыты для тех, кто соскучился по посиделкам на свежем воздухе с бокалом в руке», — написала Линда Мурниеце уже после закрытия отеля.

 

Эстония

В Эстонии государство готово компенсировать 70% от зарплаты работников компаниям (но не более 1000 евро), деятельность которых пострадала из-за карантина. Для этого компания должна соответствовать двум условиям из трех:

  • оборот или доход работодателя в том месяце, за который подается ходатайство о компенсации, снизился по крайней мере на 30% по сравнению с оборотом или доходом того же месяца прошлого года;
     
  • работодатель не может дать работу в согласованном объеме по крайней мере 30% работников; 
     
  • работодатель снизил по крайней мере 30% работников заработную плату не менее чем на 30% или до размера минимальной зарплаты. 

На компенсации могут претендовать компании как публичного, так и частного сектора. Если работодатель сократит работника в том же месяце, за который получит компенсацию, полученные средства придется вернуть.

В Эстонии с предоставленных в качестве компенсации средств взимаются все налоги и сборы. У работника есть право получить компенсацию за два месяца в течение трехмесячного периода.

В общей сложности, от Кассы страхования от безработицы и работодателя работник сможет получать не менее минимальной зарплаты — минимум 584 евро. Если из-за работы с частичной занятостью работник получал зарплату в размере меньше минимальной, то у него сохраняется прежний доход.

Помимо этого, с 1 марта по 1 мая налоговая страны не начисляет проценты с налоговой задолженности. Государство внесет за предпринимателей авансовые платежи по социальному налогу за первый квартал этого года.

По данным на 12 апреля, компенсации на выплату зарплат получили более 3900 компаний. Самая крупная компенсация была назначена компании Kaubamaja AS — 281 164 евро на зарплаты 329 сотрудников. Самая маленькая компенсация — для компаний KSBeautyStudio OÜ и Mittetulundusühing Hiiumaa Kogukonnateenused — по 48 евро для одного работника.

Меры поддержки предлагает также фонд Kredex. Фонд выступит поручителем по кредитам компаний — максимальная сумма поручительства KredEx составляет 5 млн евро.

 

 «Возвращаться к докризисному уровню будем еще долго»

Управляющий отелем «Ингер» в Нарве Владимир Изотов рассказывает, что сейчас в гостинице работает только один этаж — это около 10% заполняемости. «Ингер» — самый большой отель Нарвы, который работает порядка 14 лет. Сейчас в отеле на 84 номера ночуют порядка 10 человек — в основном, рабочие, которые вне зависимости от карантина приезжают в город по работе. В отеле работают 34 человека.

«Этот год мы прогнозировали как один из рекордных за нашу историю, которая насчитывает уже порядка 14 лет, — рассказывает Владимир. — Предварительные бронирования давали основания для очень положительных прогнозов — порядка 15-20% прироста оборотных средств по сравнению с прошлым годом. Но 12 марта это все кардинально поменялось. Сейчас все бронирования отменяются даже на июнь, не говоря уже о марте, апреле и мае. Наш город находится на границе с Россией, соответственно, у нас очень много туристов в активный сезон — это транзитные туристы, которые едут в Россию. Ситуация с российской границей сейчас непонятна никому — я думаю, что она будет открываться одной из последних. В марте оборот отеля упал на 65% — при том, что 13 дней марта мы отработали в стандартном режиме.

Нашим правительством выработано три условия для поддержки на выплату зарплат в размере 70%. Двум из трех ты должен соответствовать. Мы попадаем по всем трем критериям под эту программу. Воспользоваться ей можно только в двух месяцах из трех: в марте, апреле или мае. Наше предприятие решило получить компенсации на апрель и май, так что нам еще предстоит подать заявку. Мы никого не сократили и не уволили. Весь наш персонал занят делами отеля и ресторана — отмываем стены, красим. Например, наш шеф-повар переквалифицировался в маляра, официанты — в горничных. Так что сейчас тренд на рабочую силу будет на универсального работника — того, кто может выполнять несколько функций.

Что касается длительности. Два месяца из трех — это было предложено еще на первой неделе начала кризиса. Никто не знает, что будет дальше, тем более на первой неделе никто не понимал, как будет развиваться ситуация. Но было необходимо принять очень быстрое решение для того, чтобы убрать напряженность и не довести безработицу до уровня 15-20%. Так что решение правительства мы приняли с благодарностью, можно сказать. Но, с другой стороны, те же самые 150 евро, который работодатель должен заплатить, чтобы его работник получил оставшиеся 70% от государства, еще нужно заработать. Если мы берем отель, где работают 200 человек, то достаточно приличную сумму надо отдать на зарплаты даже с учетом компенсации. При этом если ты полностью остановил деятельность, то эти деньги тоже нужно искать — скорее всего займом.

Возвращаться к докризисному уровню мы будем еще долго. У туристического бизнеса есть специфика: мы живем активным сезоном — летним периодом, где-то май-сентябрь. Лето мы потеряли, дай бог, за зиму что-то наверстаем, откроются границы, уйдет эта пандемия. Тогда будет возможность продавать период. Докризисного времени мы не увидим еще долго, но более-менее ситуация может выровняться к следующему лету».

Яна Лешкович, Мария Епифанова, Мария Андреева

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.