Далекая война ходит совсем рядом
Фото: иллюстративное фото

Далекая война ходит совсем рядом

9 января 2020 14:46 / Авторские колонки / Теги: военные действия, Иран

Ликвидация иранского генерала Касема Сулеймани внесла небывалую сумятицу во всю ближневосточную политику и стала головной болью для глав мировых держав. Несмотря на то, что Иран кажется очень далекой страной, угроза новой большой войны на Ближнем Востоке не пройдет бесследно для стран Балтии.

Напомним, что президент Трамп принял волевое решение нанести смертельный удар по высокопоставленному иранскому генералу Касему Сулеймани, командующему спецподразделением «Аль-Кудс» Корпуса стражей Исламской Революции (КСИР). На момент атаки один из самых влиятельных людей Ирана находился в соседнем Ираке, где, как заявляет Пентагон, убитый активно работал над планами нападения на американских дипломатов и военных. 

Причин для больших сомнений по поводу этого заявления нет. По сути, Иран уже давно ведет войну с США с помощью военных шиитских формирований, наемников и террористов — эта война идет в Сирии, эта война идет в Йемене, эта война идет против Израиля и против Саудовской Аравии. Ликвидированный генерал-исламист Сулеймани — один из главных идеологов и вершителей этой войны, именно он координировал боевые действия во всем регионе. Иран — республика с имперскими амбициями, государство, стремящееся стать гегемоном, и до сих пор у иранского руководства это неплохо получалось. Влияние на бывшую Месопотамию огромно — после недальновидного свержения американцами суннита Саддама Хусейна (непримиримого врага Ирана) власть в стране перешла к шиитам, которые априори не могут не питать теплых чувств к официальному Тегерану, несмотря на все мнимую дружбу с США. Сегодня мы в этом убедились — маски сброшены. Багдад прямо заявил союзникам: янки гоу хоум — американским военным пришло время покинуть землю Ирака.

Мы раздуваем пожар мировой

Давайте разберемся, что представляет из себя упомянутые стражи. КСИР — это элитные иранские военные формирования с собственными танками, авиацией и даже военной флотилией. Их численность составляет свыше 120 тыс. человек. Корпус так называемых стражей появился в 1979 году, когда в Иране прогремела исламская революция: из светского государства, с многочисленными свободами, одного из самых демократических в регионе, страна превратилась в теократическое государство, где всем заправляют далеко не самые миролюбивые религиозные фанатики. У страны есть президент, правительство, парламент, но вся власть сосредоточена в руках аятоллы Хаменеи — высшего руководителя. Он и главнокомандующий, и верховный цензор, и судья, и отец нации, имеющий право заблокировать любое из решений любой из трех ветвей власти. Он контролирует умы граждан, повелевает рассветами и закатами, определяет всю политику державы. Эдакий Папа Римский по-ирански, наделенный реальной безграничной властью. По сути, Иран — это единственное столь мощное теократическое государство во всем мире. В качестве иных примеров могут служить лишь Ватикан и Тибет, но, благо, ни тот, ни другой не призывают к уничтожению иных стран и не пытаются заполучить ядерную бомбу.

Сегодня КСИР воюет во всем регионе, контролирует террористов «Хамас», «Хезболла», стремясь реализовать проект религиозных республик, где все базируется на исламе и мнении духовенства. Вы спросите, а зачем им это нужно? Ответ прост: корпус стражей —это эдакий Коминтерн, разжигающий пожар мировой революции, только в данном случае не социалистической, а исламской. В самом Иране эта организация выполняет роль национальной гвардии — карательной политической структуры, охраняющей элиты. Стражи подавляют протесты, давят оппозицию, прибегают к крайним мерам против демонстрантов и любых проявлений несогласия с режимом религиозных фанатиков, установивших власть 40 лет назад. Светские власти и нынешний президент менее радикальны в суждениях, но они подчинены воле аятоллы. Ликвидированный генерал Сулеймани был одним из таких карателей, который вышел на международный уровень. Его можно называть по-разному, но формулировка властей США, считающих его международным террористом, также вполне точна.

Штаты нарочно уничтожили иранского командира открыто, объявив об этом и противникам, и союзникам, хотя убивать можно по-разному. Да, американцы поступили жестко, хладнокровно и даже жестоко. Да, они сделали это без санкции Совета безопасности ООН и НАТО, неожиданно подтвердив тем самым правоту Макрона, который накануне без обиняков объявил, что мозг Альянса умер. Да, они сделали это на территории чужой страны, однако критики Вашингтона почему-то забывают, что для Сулеймани Ирак такое же иностранное государство, как и для американцев. Спрашивается, что он делал в Ираке? Очевидно, верный пес исламской революции приехал туда не понежиться на солнце в славном городе Басра, а разрабатывал планы будущих атак, терактов и дальнейшего экспорта вышеупомянутых ценностей исламской революции Ирана.

Война между США и Ираном уже идет в Ираке и в Сирии, оборону против радикального религиозного фанатизма на Ближнем Востоке держит Израиль. Эта война абсолютно реальна, но сочувствующие смерти Сулеймани и руководству Ирана должны понять, что сегодня стреляют на Ближнем Востоке, а завтра эта «священная заварушка» может вновь вспыхнуть в Чечне, во Франции, в Германии, Великобритании — на всем европейском континенте. В свое время «лев пустыни» Муаммар Каддафи ради своих не менее «амбициозных идей» спокойно отдавал приказы подрывать живых людей в Берлине, взрывал пассажирские боинги и морские суда, и на судьбы детей, стариков и женщин, мирных граждан в целом, абсолютно далеких от политики, ему было, мягко говоря, плевать.

Так стоит ли критикам Трампа, пацифистам и прочим радетелям за «верховенство международного права», да и самой иранской верхушке столь горячо возмущаться точечной атакой дрона по прямому противнику? Ведь он знал, на что он шел. А ля гер ком а ля гер.

Священная война

Сегодня десятки военных из стран Балтии также участвуют в международных миссиях в Ираке и в Афганистане, следовательно, угроза реальных столкновений и риски для далеких балтийских республик существенно возрастают. Ракеты не будут заглядывать в паспорта натовецев, проверяя, кто из них американец, а кто литовец или латыш. Ситуация остается крайне напряженной, нервы накалены, а сумеют ли воюющие стороны рассосать этот комок нервов, покажет лишь время. Вы спросите, возможен ли новый большой конфликт в регионе и потенциальное вторжение в Иран со стороны западной коалиции? Этого исключать нельзя. 

К слову, иранское население далеко не так единодушно поддерживает религиозные элиты. С помощью КСИР, тайной полиции, цензуры в СМИ, из-за арестов и периодической блокировки социальных сетей у нас нет точной информации, что происходит, но доподлинно известно, что власти активно практикуют вынесение смертных приговоров через повешение. Этого не скрывают. Кстати, казни в Иране — публичные, особенно любят казнить гомосексуалов. Все это, как вы понимаете, так же входит в экспорт ценностей, за которые сражался покойный страж революции Касем Сулеймани. 

И тем не менее даже там проходят протесты: еще шесть недель назад десятки тысяч людей сразу в 100 иранских городах вышли на митинги из-за отключения Интернета. КСИР принял активное участие в подавлении демонстрантов. Пресса сообщала о сотнях погибших, а агентство Reuters заявило о 1500 убитых иранскими силовиками. 

Иными словами, свободный дух довольно многочисленной части населения Ирана до конца подавить не удалось, поэтому кажущийся незыблемым режим Исламской Республики может рухнуть гораздо быстрее, чем кажется. Об этом говорят и недавние примеры Ливии и Ирака. Иной вопрос, к чему это привело, но это уже иная тема для разговора.

Когда мы говорим, что Иран опасен, нужно понимать, что любые радикалы ведут «священную войну», не гнушаясь жертвами среди мирного населения. Напротив, религиозные фанатики хладнокровно и расчетливо покушаются на жизни гражданских. 2015-2017 годы запомнились страшными терактами в европейских столицах и городах — Париж, Брюссель, Берлин, Мюнхен, Ницца, Санкт-Петербург... Похоже, некоторые уже забыли об этих страшных трагедиях, крови и творившемся хаосе. Далекая и совершенно чуждая война ходит совсем рядом. Гораздо ближе, чем мы думаем, и страны Балтии, как прямые и активные союзники Штатов, члены Североатлантического альянса и ЕС, также находятся в зоне риска.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.