Чем предвыборная кампания-2018 в Латвии кардинально отличается от предыдущих?

Чем предвыборная кампания-2018 в Латвии кардинально отличается от предыдущих?

Латвийские партии активно готовятся к выборам
3 августа 2018 13:16 / Политика / Теги: выборы, Латвия, парламент

С 9 июня по 6 октября продолжается 120-дневный период предвыборной агитации перед предстоящими осенью выборами в Сейм Латвии тринадцатого созыва. Подача списков кандидатов в депутаты в Центральную избирательную комиссию проходит с 18 июля по 7 августа. Нынешнюю предвыборную кампанию премьер-министр Марис Кучинскис назвал самой «черной» в истории Латвии.

Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич также в своем Твиттере подчеркнул, что борьба идет нешуточная: «И это происходит в очень сложное и полное вызовов для Латвии время, жаль, что многие коллеги из политических кругов этого не понимают или прикидываются, что не понимают: Предвыборные кампании в этом году –– невиданно черные и агрессивные. И это только начало»».

 «Другие делали гораздо хуже, а при нас все станет лучше»

Политолог, профессор Латвийского университета Юрис Розенвалдс в интервью «Новой газете — Балтия» подчеркнул, что предвыборная кампания-2018 отличается от проходивших ранее, хотя и не самым кардинальным образом. «Вы знаете, я не думаю, что нынешняя предвыборная кампания трагически отличается от предыдущих, хотя такое заявление со стороны премьер-министра понятно: совершенно определенно можно прогнозировать, что состав правящей коалиции будет иным. Не в том смысле, что он поменяется радикально, но большой тройки уже не будет. Союз зеленых и крестьян и Национальное объединение, конечно, останутся, но не станет Единства в том виде, в каком оно было раньше,  — партии, которая доминировала и фактически формировала правительство. Не хочу преувеличивать причины, может, это произошло бы и другим способом, но то, что они сами отдали власть, ––  несомненно, причем отдали из-за внутренних интриг.

Поэтому сейчас ведется борьба за наследие Единства, а претендентов действительно много. И они очень стараются показать, как это часто бывает, но в данной ситуации даже усиливается, что все должно быть вообще не так –– мы идем в тартарары, если вы нас не выберете, тогда все погибнете. При этом иногда неясно, откуда они собираются брать деньги на осуществление заявленного. Можно, конечно, говорить и избиратель готов слушать, ему очень бы хотелось, чтобы все осуществилось, но критическое отношение к некоторым речам заставляет спросить: а откуда, ребята, вы возьмете на это средства?

При этом нынешняя предвыборная кампания основывается во многом не на предложениях позитивной программы развития, а на том, что другие делали гораздо хуже, а при нас все станет лучше.  То есть на первый план выдвигается не столько рассмотрение различных способов развития и осознанное голосование за них, сколько взаимные обвинения».

По прогнозу Розенвалдса, в Сейм точно пройдут четыре партии, судьба же остальных будет ясна ближе к выборам. «На мой взгляд, в парламент несомненно пройдет Согласие, Союз зеленых и крестьян, Национальное объединение и, насколько сейчас можно судить, KPV LV. В какой степени Согласие будет изолированно в следующем составе парламента, –– это другой вопрос, но должно случиться какое-то политическое землетрясение, чтобы они не прошли. Сейчас партия явно делает целый ряд шагов и мероприятий, для того чтобы больше нравиться латышскому электорату. Об этом свидетельствует и их очень умеренная позиция по животрепещущим вопросам, связанным с обострением межэтнических отношений и языком обучения. Согласие по мере возможностей занимает нейтральную позицию –– криков с их стороны явно не наблюдается».

Однако многих смущает не только успех Согласия, но и партии во главе с Артусом Кайминьшем, имя которого стало на слуху в связи с его задержанием KNAB. «Рост рейтинга KPV LV очень беспокоит латвийский политический истеблишмент: в таком случае ему грозит оказаться перед ситуацией выбора между плохим и очень плохим. Плохое –– это Согласие: мы ведь все время говорим, что тогда чуть ли не сразу в объятия русского медведя попадем. А второй вариант –– KPV LV. Кайминьш страшно не нравится политической элите, плюс его реакция на вопрос, а будет ли он сотрудничать с Согласием, оказалась очень неопределенной».

По мнению Розенвалдса, у популистских латвийских партий есть существенное отличие от других европейских, продиктованное боязнью российского вмешательства. «Успех KPV LV в какой-то степени отражает и общий тренд в Европе: усиление власти партий, которые специализируются на критике политической элиты и на предложении электорату простых ответов на сложные вопросы. Но есть, конечно, одно очень большое отличие: наши популисты не антиевропейски настроены. По крайней мере, этот аспект не выдвигается на первый план. Популистские партии в других странах Европы одновременно евроскептики. Я думаю, что в Латвии евроскептицизм не имеет никаких перспектив по одной простой причине: учитывая наше соседство с Россией и риторику, связанную с Крымом и Украиной, латвийский избиратель готов всегда поддерживать Европейский Союз и НАТО именно из соображений безопасности. Он готов проглотить все остальное ––  хорошее и не очень, что идет из Брюсселя, ради безопасности».

«Избиратель сильно изменился»

Политолог, глава центра Providus Ивета Кажока также замечает изменение предвыборных тактик: «На данный момент эта кампания действительно отличается от предыдущего предвыборного периода: много партий находится у пятипроцентного барьера, что означает более острую конкуренцию и агрессивную борьбу между ними. И все началось задолго до дня выборов: обычно мы видим довольно активную кампанию за месяц, может быть, полтора, но в этом году она стартовала как минимум за три-четыре месяца. И за это время уже многое произошло: и задержания политиков, и обмен разного рода компроматами».

К основополагающим причинам, влияющим на предвыборную кампанию, по мнению Иветы, можно отнести не только борьбу между партиями, но и другие отношения с электоратом. «Мне кажется, все объясняется тем, что на этих выборах очень пестрая конкуренция –– никто не может предвидеть результат не только по числу партий, которые будут представлены в следующем парламенте, но также и четко сказать, какие люди будут в дальнейшем создавать правительство. В таких неясных условиях идет довольно жесткая борьба. Плюс многие хотели бы на этот процесс повлиять, если не поддерживая напрямую определенную политическую партию, то хотя бы очерняя их конкурентов. Например, предоставляя материалы для избирателей, но не говоря, кто же является их реальным распространителем и создателем.

Вторая причина –– все-таки избиратель сильно изменился: он больше информации получает из социальных сетей, меньше обращая внимания на традиционные средства массовой информации. Поэтому политики пытаются самостоятельно найти дорогу к нему. Сейчас не работают те информационные фильтры, к которым мы привыкли 10-20 лет назад. Теперь кандидаты коммуницируют, а также конфликтуют в онлайн режиме, напрямую –– уровень агрессии намного выше, чем тогда, когда острые моменты прерывались редакционной политикой СМИ. На данный момент все пытаются экспериментировать с новыми методами, перенимая опыт других стран и наблюдая какие способы работают, а какие –– нет, используя и очень популистские приемы».

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.