Скрипач Найджел Кеннеди в Риге — топал, ругался, играл
Фото: пресс-фото

Скрипач Найджел Кеннеди в Риге — топал, ругался, играл

30 января 2018 09:13 / Культура / Теги: концерт, Латвия, музыка / Города: Рига

В рижском Доме конгрессов впервые в Латвии выступил один из самых интересных скрипачей современности Найджел Кеннеди. Долгожданная встреча!

Лет двадцать назад Найджел Кеннеди выступал в Балтии — был с концертом в Вильнюсе. В те времена «суггестивного голодания» тот визит был событием из ряда вон выходящим, а до Риги скрипач так и не доехал. Видимо, вильнюсский визит связан с особыми связями между Литвой и Польшей, а ведь, как известно, жена у Кеннеди как раз полька.

В общем,  Рига действительно культурная столица Балтии — за последние годы в ней выступили практически все выдающиеся скрипачи мира. Начиная с Иегуди Менухина (кстати, учитель Найджела), который в статусе сэра чудесным образом приезжал с незабываемым концертом в филармонической Большой гильдии в 1993-м, и заканчивая Владимиром Спиваковым, Вадимом Репиным, Джошуа Бэллом и, конечно же, уроженцем Риги Гидоном Кремером. Последний, кстати, в эти дни сейчас на родине — готовится к «Снежному шоу» с Вячеславом Полуниным.

Впрочем, от всех вышеперечисленных классиков Найджел Кеннеди отличается совершенно отвязным внешним образом и неформальным внутренним содержанием. В частности, выход на сцену Дома конгрессов вместе с музыкантами вильнюсского камерного оркестра Sinfonietta был предварен задорными криками музыкантов за кулисами — сложилось впечатление, будто там только что посмотрели какой-то важный футбольный матч и любимая команда одержала победу (как известно, Кеннеди большой фанат этого вида спорта).

На сцену вышел, разумеется, в кроссовках ядовито желтого цвета, в куртке-дождевике, но зато со скрипкой, которая, не исключено, и есть тот самый инструмент, созданный Джузеппе Гварнери в 1736 году. Впрочем, был еще и альт, на котором гость также играл, было и фортепиано, на котором выдающийся музыкант «отдохнул» в ритме джаза после игры на струнных.

Для «разрядки напряженности» скрипач кинул сперва в зал какую-то тряпку, слушатели ее легким кидком вернули обратно. В общем, концерт начался — с задумчивого вступления гитары, игравшей легкий симфоджаз, к которой присоединился оркестр и скрипка.

пресс-фото

После импровизированного вступления зазвучали фрагменты из «Времен года» Антонио Вивальди, которые перемежались внезапными цитатами из Никколо Пагинини, «Порги и Бесса» Джорджа Гершвина и даже музыкой из джеймс-бондовского  «Агента 007». Программа так и называлась —  «Новые «Времена года». Одно из самых известных произведений в исполнении Кеннеди, которое он записал еще в 1989 году с камерным оркестром. Как известно, диск был продан тиражом более двух миллионов копий и попал в Книгу рекордов Гиннеса как самое продаваемое классическое произведение всех времен.

И тут долой всякие сомнения — перед нами потрясающий скрипач, которому можно смело присвоить титул если не «великий», то «выдающийся» уж точно. Короче, он великий проказник и выдающийся виртуоз, и чувствуется, что играет не потому, что это его профессиональная обязанность, зафиксированная контрактом, а просто потому, что ему это нравится! Причем, он действительно давно не мальчик — недавно исполнился 61 год, но играет от души, часто и много. Причем, несмотря на смешение жанров складывается у него все настолько органично! Хотя при исполнении часто притопывает громко ногой, а иногда исторгает из себя дружеские «проклятия» и ругательства в адрес коллег-музыкантов.

пресс-фото

Кстати, у того же Гидона Кремера и его камерного оркестра KREMERata Baltica тоже была программа  «Времена года», в которой смешались «Времена года» таких разных авторов, как Антонио Вивальди и Астор Пьяццолла. А вот у Кеннеди смешалось все, как в коктейле пряном!

Конечно же, считается, что у Кеннеди скандальная слава в академических кругах, в которых говорят, что у него чересчур «рок-н-ролльный» подход к интерпретации музыкальной классики. Популяризация классической музыки среди молодежи — это, конечно, хорошо  (хотя среди рижской публики преобладали, кстати, зрелые люди, были в том числе и музыковеды, и музыканты). Но вот смешение симфонических традиций с джазовыми, выступления с рок-музыкантами — это подозрительно.  Будем считать, что это ответ Найджелла Кеннеди на то, что в 1982 году на знаменитом международном конкурсе им. П. И. Чайковского дальше второго тура ему пройти не удалось. Бывает.

Почти двухчасовой концерт закончился, Кеннеди сказал публике, что он знает, что ей нравится выпить, и под жаркие аплодисменты убыл за кулисы с коллегами. Некоторые зрители рванули, по традиции, в гардероб. А зря, потому что через двадцать минут пошло второе отделение, звучал потрясающий, глубокий и нежный симфонический джаз. Присутствовавшие на концерте латвийские скрипачи Владимир Муранс и Дзинтарс Бейтанс потом с удовольствием хвалили Кеннеди — Муранс с джазовой приподнятостью, а Дзинтарс — с легкой академической сдержанностью. Как известно, истина — посередине.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.