Тетерев: «Все вместе мы можем что-то сделать!»
Фото: фото автора

Тетерев: «Все вместе мы можем что-то сделать!»

14 августа 2017 09:55 / Культура / Теги: искусство, культура, Латвия / Города: Рига

Уже не первое десятилетие фамилия Тетеревых волнует умы общественности. Супружеская чета является на сегодня, пожалуй, одними из самых крупных в Восточной Европе меценатов, которые отдают миллионы на культуру. Но вот вопрос «зачем им это нужно?», беспокоит много умов. Отвечаем, тем более, что накануне выдалась возможность встретиться с Борисом и Инарой Тетеревыми.

Встреча состоялась в уютной атмосфере рижского Ботанического сада, где Фонд Тетеревых провозгласил свои творческие планы на следующий, 2017-18-й сезон. Некоторые, услышав о новых вливаниях в культуру Латвии, подсчитывали в уме хотя бы примерно (цифры не афишируются), сколько же на сей раз отдадут Тетеревы? Как ни крути, цифра выходила солидной.

Кстати, в Ботаническом саду сейчас две скульптуры, которые созданы рамках программы Фонда Бориса и Инары Тетеревых «Искусство в публичной среде». Недавно здесь открыт постоянный арт-объект Айгарса Бикше «Девушка с туфлей» — скульптура высотой 6,2 метра, созданная из алюминия и дерева, представляет собой девушку, которая потеряла туфельку, и поэтому приподняла крышу домика, чтобы ее найти.  А годом ранее неподалеку был установлен масштабный «Натюрморт» — большой заяц в окружении фруктов.

А помимо этого уже есть «Скамеечки» на Бастионной горке, «Призрак» в Старой Риге, «Большая ваза ¾» и «Большая ваза ¼» возле Латвийской Национальной библиотеки, «Рижский лев» возле Латвийской Академии художеств и «Край» в Саду Виестура.  Сейчас в Ботаническом саду за бокалом вина объявлено, что весной следующего года город обогатится еще одним объектом: скульптор Эрнест Клявиньш посвятил его двум философам — «Платон и Демокрит».

Все это деньги, и немалые. А уж сколько отдано на организацию выставки из коллекции всемирно известного музея «Прадо», которая сейчас состоялась в «Рижской Бирже» — загадка. Но в любом случае, о проведении такой выставки в латвийской столице еще лет десять назад мы могли только мечтать.

фото автора

Сейчас Фонд поддерживает создание музея современного искусства Латвии и, пока проект реализуется (стройка уже началась на углу улиц Пулквежа Бриежа и Ханзас), Борис Тетерев объявил, что запускает серию выставок «Семимильными шагами», в рамках которой будет представлено самое актуальное современное искусство не только Латвии, но и всего Балтийского региона. И в частности, уже 24 ноября в «Рижской Бирже» стартует выставка Национального художественного музея современного искусства Финляндии KIASMA. Кроме того, осенью в Латвийском Национальном художественном музее откроется выставка «Название не имеет значения», в рамках которой будет представлено современное искусство Латвии под художественным руководством профессора Ояра Петерсонса.

Продолжится и масштабный проект Teatris.zip, который включает в себя записи и трансляции по Латвийскому телевидению 144 (!) спектаклей различных латвийских театров. Так вот, в новом сезоне планируется записать еще 26 постановок, из них семь — для детей!

«Это же действительно весьма дорого», — поделился как-то «по секрету» директор Латвийского Национального театра Ояр Рубенис.

Кроме того, с 26 октября по 3 ноября в Риге и Лиепае стартует международный конкурс пианистов имени Язепа Витолса. Организация, премии, проживание — все это не копейки. А Борис Тетерев артистично поинтересовался у присутствовавшего руководителя кафедры фортепиано Музыкальной академии, музыканты до какого возраста могут участвовать в конкурсе? Оказалось, пианисты до 32 лет. «Почти до возраста Христа», — с пониманием заметил меценат. Воспитание и поддержка молодого поколения —это важно.

И как «венец творения» — легендарный дворец в Рундале, построенный самим Растрелли. Тридцать лет назад считалось, что полное восстановление полуразрушенного памятника архитектуры займет лет сто. Но при поддержке Тетеревых дворец полностью восстановлен к 2014-му. И в грядущем сезоне будет завершено издание трилогии о Рундальском дворце, которую написал директор этого музея Имант Ланцманис. Напомним, что меценаты Тетеревы поддерживали Рундале с 1997 года. Уже издан первый том, посвященный истории Рундале. Вскоре увидят свет оставшиеся два тома, один из которых рассказывает об истории реконструкции памятника архитектуры, а другой включает полную «инвентаризацию» музея (список работ и всего того, чем наполнен музей дворца в Рундале).

«Действительно, так получается, что Рундале — наш самый нашумевший проект, — рассказал «Новой газете-Балтия» Борис Тетерев. — Хотя раньше этого просто не замечали. А ведь сотрудничество началось много лет назад со знакомства с мастером по костюмам Еленой Форст, она работала в Рундале».

Зачем ему все это нужно? Ради славы? Тетереву ее не занимать. Ради любви к искусству? Возможно — и скорее всего именно так.

Гунар Янайтис

«Если вспомнить, то был застой, дремучий такой — в начале 1990-х, когда только-только начался «дикий капитализм». И тогда, если помните, при моей поддержке Георг Стражнов привез в Ригу театр Романа Виктюка. Спустя годы Георг принес диск спектакля того времени, «Служанки». Мы эту запись посмотрели. Господи! Ах, какой это все-таки был театр! Как тогдашний театр Виктюка отличается от нынешнего! Каждое движение, каждая пауза в «Служанках» — это... Просто наслаждался!. Потом мы с Георгом устроили рижские гастроли Майи Плисецкой, на открытие Латвийской Национальной оперы после реконструкции привезли певцов  из «Метрополитен-опера», «Ла Скала», берлинской Staatsoper, Софийской народной оперы и Большого театра. Всего уже не помню. Теперь мы все это структурировали, упорядочили, сделали все более грамотно».

Но есть кое-что еще... Так кто же вы, доктор Тетерев? Ответ на этот вопрос вроде простой: он меценат и филантроп. В свободное от работы время ищет клады в Индийском океане и снимает фильмы в Лос-Анджелесе (является кинопродюсером).

«Понимаете, все вместе мы можем что-то сделать, — рассказал господин Тетерев. — Что до меня, то есть такое понятие, как филантропия. А есть — меценатство. Филантропия — это благотворительная деятельность, направленная на попытку немного улучшить этот мир. На восстановление прекрасных уголков нашей земли после, скажем, землетрясений.  Мы участвуем в поддержке национальных парков в Ирландии, Таиланде и так далее. А меценатство — вещь более такая узкая, это помощь искусству — это может быть балет, музыка, проза, поэзия и т.д».

«Многие считают, что меценатство — это скупка старых картин, того же Марка Шагала, а потом показывают это публике. Я считаю, что это все-таки больше бизнес. А реальное меценатство все-таки заключается в том, чтобы поддерживать сегодняшнее искусство, чтобы давать возможность развиваться молодым и немолодым художникам, музыкантам, композиторам, артистам, поддерживать студентов и т.д. И главное — «окультуривать" наш народ!»

То есть, если совсем просто говорить — туда все свои деньги не унесешь... Позади история, как родившийся в Латвии предприниматель. по образованию гинеколог, возглавил фирму «Муса Моторс», адрес которой был «Москва, Красная площадь, 1». В те годы его компания, торговавшая автомобилями высшего класса, спонсировала «Поле чудес» — круто по тем временам. Как говорится, время разбрасывать камни, время их собирать.

Наверняка Тетерев не раз сталкивался с тем, что не все верят в его бескорыстность. Дескать, ну действительно странно: если человек отдает так много денег,  значит, взамен ему что-то нужно?

«Нужно, — весело отвечает Борис. — Нужно обязательно! За это мне очень нужно удовольствие, которое мы с Инарой и получаем. Вот и все! Сразу вспомнил, как в Рундале, когда там показывали старинную оперу, вы сидели в первом ряду и от удовольствия сами себе дирижировали...Вот именно — получал удовольствие! Для многих это странное чувство - получать удовольствие от того, что ты людям делаешь приятно. От того, что получилось.  Наш православный архиепископ Александр как-то раз напомнил одно из изречений Иоанна Павла Второго, которое мне запало в душу: «Политика - очень важное дело. Но гораздо более важны и значимы культура и институт семьи». Все начинается с культуры и семьи.

Когда пощипывает в глазах, перехватывает горло — нормально. Потому что я нормальный человек. Я себе и пафос позволяю. В хорошем смысле пафос. Одно дело понты, другое — пафос. Имею в виду такие высокие понятия, как отношение к Доброте, Женщине, Родине, к людям вообще. Почему бы и нет? Почему должно быть иначе, если это искренние человеческие чувства? Могу себе это позволить, но деньги-то тут как раз и ни при чем».

Сказав так, Борис вновь куда-то убыл. Возможно, в Таиланд — «у нас там есть три слона, которых в рамках королевской программы вернули в дикую природу». Или в Руанду? «Мы там некогда адаптировали маленьких черных горилл, потерявших матерей».

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.