В одну шеренгу — становись!
Фото: Даниил Жилинский Учения в эстонской армии

В одну шеренгу — становись!

30 марта 2017 09:15 / Политика / Теги: Балтийские страны / Города: Вильнюс, Рига, Таллин

Литва восстановила воинский призыв, Эстония никогда не отменяла, а Латвия практикует профессиональную армию: какой подход эффективнее для балтийских стран? 

В 2015 году Литва решила вернуть воинский призыв, который был отменен всего за семь лет до этого — в 2008 году. Руководство страны, мотивируя это решение, сказало, что причина — «изменившиеся геополитические условия», но все прекрасно понимают, о чем речь: Литва, как и балтийские страны-соседи, после присоединения Россией Крыма опасается за свою территориальную безопасность.

Те же опасения — причина дисклокации в балтийских странах батальонов НАТО: многонациональные военные из разных стран альянса будут всю весну стягиваться в Литву, Латвию и Эстонию вместе с военной техникой. НАТО — это серьезная гарантия безопасности, превентивная мера, как считает большинство, но как обстоит дело с собственными военными ресурсами балтийских стран?

Журналисты «Новой газеты — Балтия» разбирались, как устроены армии Литвы, Латвии и Эстонии, чем они отличаются и как обеспечивают безопасность своих стран.



ЛИТВА

С 2014 года Литва последовательно занимается модернизацией вооруженных сил и перевооружением. В стране снова ввели обязательную воинскую службу, начиная с 2015 года около трех тысяч призывников проходит девятимесячную подготовку. Кроме призывников, костяк армии составляют профессиональные военные — 8600 человек. Как и в соседних республиках, в Литве действуют добровольческие части — Добровольческая Сила охраны края, где служит более 4 с половиной тысяч человек. Столько же — в числе резервистов Литвы.

Больше денег, больше оружия 

По мнению литовских экспертов, толчком, который заставил Вильнюс обратить внимание на нужды армии, стали события на Донбассе и аннексия Крыма. «После того, как Литва вступила в 2004 году в НАТО, мы почувствовали себя в безопасности. В стране осталась профессиональная армия, подготовленная для участия в экспедиционных миссиях, так как территориальную безопасность Литвы гарантировало НАТО. События на Украине заставили переосмыслить этот подход» — рассказал «Новой газете-Балтия» политолог Линас Кояла, руководитель литовского центра изучения Восточной Европы (ЦИВЕ).

Расходы на оборону страны постоянно растут. В 2013 году на финансирование армии было потрачено 0,77% ВВП. В 2016 — уже 1,5%. К будущему 2018 году на финансирование армии в Литве — в соответствии со стандартами Североатлантического Альянса — будет выделено около 2,07% ВВП (873 миллиона евро).

Благодаря увеличению ассигнований на нужды армии, вооруженные силы заключили несколько крупных контрактов на покупку вооружения. Первым таким контрактом, подписанным в 2015 году, стала покупка у вооруженных сил Германии 16 самоходных гаубиц PzH 2000, бронированных командных машин M 577 V 2 и шести эвакуационных танков BPZ 2. Стоимость техники и ее модернизация обошлись Литве почти в 60 млн. евро. Также Литва озаботилась созданием системы обороны ПВО средней дальности, которые приобрела у Норвегии. Речь идет о системах NASAMS. Планируется, что проект ПВО средней дальности обойдется Литве немногим дороже 100 млн. евро.

Обратно, к призыву

По словам литовского военного журналиста и обозревателя Вайдаса Салджюнаса, на возвращение к воинской повинности, от которой страна отказалась в 2008 году, повлияло несколько факторов: изменение геополитической обстановки, недоукомплектованность армии (состав некоторых батальонов был укомплектован на 20%) и проблемы с подготовкой нужного количества резервистов.  
«Военнослужащих по контракту не хватало, чтобы создать резерв военной силы для учений или даже настоящих военных действий. Каждый год военную подготовку получало несколько сот человек, а тем временем нужно около трех тысяч человек, которые проходят службу по призыву, получают соответствующее обучение», — пояснил «Новой газете-Балтия» Вайдас Салджюнас.

Бывший главнокомандующий сухопутных сил Польши в годах 2006 – 2009, трехзвездный генерал (по классификации НАТО) Вальдемар Скшипчак считает, что Литва сделала правильный шаг решившись вернуть всеобщую воинскую повинность. «Воинская повинность поможет подготовить гражданское общество к кризисам, также появится резерв для пополнения армии. Убежден, что для Литвы это жизненно важен», — заявил Вальдемар Скшипчак.

Глава сухопутных сил Литвы Вальдемарас Рупшис недавно заявил, что цель трансформации литовской армии — «чтобы в стране было две армии. Одна — в униформе, а другая — в гражданском, армия резерва». Для реализации этой цели, в вооруженных силах Литвы была создана третья бригада «Аукштайтия». К ней причислено 4500 солдат, 79% из них — солдаты резерва.



Система призыва работает

Состав призывников каждый год определяют в начале января. Первая половина начинает служить в апреле, вторая половина —  в декабре. До объявления призыва любой гражданин призывного возраста может прийти в военкомат добровольцем — если пройдет медкомиссию, его зачислят. Необходимый остаток формируют в несколько ступеней. Сначала из регистра миобороны, где значатся все мужчины в возрасте 19-26 лет, методом компьютерной жеребьевки отбирается определенное количество потенциальных призывников: в январе этого года — 25 тысяч. Дальше сотрудники минобороны выбирают наиболее подходящих из 25 тысяч — за процессом отбора следит специальная комиссия, учитываются профессиональные навыки и состояние здоровья молодых людей и личные пожелания — предпочтение отдают тем, кто попав в списки призывников, выразил желание пройти службу. 

За уклонение от призыва первоначально грозит административный штраф на сумму от 30 до 300 евро. В дальнейшем желающим «откосить от службы» грозит арест. Закон предусматривает исключения для пацифистов или последователей тех религиозных конфессий, которые запрещают воинскую службу.

Первоначально планы министерства обороны по возвращению к призыву вызвали в обществе множество дискуссий. Одной из наиболее нашумевших гражданских акций был фотоальбом, в который вошло 14 фотографий мужчин со слезами на глазах из-за попадания в списки призывников. Участников фотосессии в литовском гражданском обществе довольно быстро окрестили «Verktinia» (плаксы).

Служить – не служить?

Рамунас, двадцатидвухлетний студент, который несколько лет назад приехал в Вильнюс учиться в Вильнюсском университете, без энтузиазма относится к идее службы в армии. Молодой человек утверждает, что лучше всего закончить университет, в процессе выучить норвежский язык и податься на заработки в Норвегию. В угрозы на внешних границах Литвы он не верит, а случись что, по его словам, страну защитит НАТО. Гораздо более патриотично настроенной оказалась Иветта. Девушка учится в двенадцатом классе гимназии и считает, что обязанность каждого гражданина — защищать свою страну, а не надеяться на помощь других государств.
В отличии от Рамунаса, Иветта никуда уезжать не собирается, после финальных экзаменов намеревается поступить в медицинский колледж и параллельно записаться в добровольцы для прохождения воинской службы.

ЛАТВИЯ

Национальные вооруженные силы Латвии формируют регулярные войска, ополчение «Земессардзе» и резерв. В состав регулярных войск входит разведка и военная полиция. В военное время и в случае чрезвычайного положения в состав НВС включаются охраное управление Банка Латвии и пограничная охрана. Резерв состоит из военнообязанных граждан, прошедших воинскую службу. Военная обязанность в Латвии добровольная. Возраст ее наступления — 18 лет.

В латвийской армии служат 5052 профессиональных военнослужащих. Земессардзе насчитывает 550 штатных военнослужащих и 10 642 земессарга — ополченца. Военный бюджет Латвии в 2017 году составил 449, 570 млн евро или 1,7% совокупного валового продукта страны.

Надежда на НАТО

На вопрос «Новой газеты — Балтия», достаточна ли численность вооруженных сил Латвии вкупе с многонациональными частями НАТО для отражения возможного нападения противника, представитель минобороны Анете Гнезе сказала: «Присутствие в Латвии многонациональной боевой группы численностью в батальон — свидетельство единства союзников в осуществлении сдерживания и обеспечении коллективной обороны против внешних угроз. Нападение на одно государство НАТО означает нападение на весь альянс, в результате будет дан коллективный ответ».

«Согласно расчетам американской корпорации RAND, в Балтии, не только в Латвии, для эффективной обороны необходимы как минимум 7 полноценных пехотных бригад (3 механизированные и 4 легкие), — рассказал соавтор концепции территориальной обороны Мартиньш Вердиньш. — Таким образом, запланированные три батальонных тактических группы в Балтии — примерно пятая часть минимума, рассчитанного RAND, — являются в большей степени сигналом, направленным на символическое сдерживание, а не на эффективное противодействие агрессору».

Призывники не способны отражать гибридные атаки  

Латвия приняла решение отказаться от призыва в 2006 году, и, хотя вопрос о ее восстановлении не снят окончательно и навсегда, в данный момент минобороны страны его не рассматривает. Возвращение призыва активно лоббирует спикер Сейма от Национального объединения Инара Мурниеце. Депутат считает, что возвращение призыва — только вопрос времени.

На портале общественных инициатив «Manabalss.lv» в пользу его восстановления подписалось 219 человек. В ответ минобороны распространило заявление, что считает военнослужащих обязательного призыва «пушечным мясом». В эпоху гибридных конфликтов остановить агрессора может только профессиональная и хорошо обученная армия, заявили в оборонном ведомстве. В минобороны рассчитали, что восстановление обязательной воинской службы потребует значительных человеческих ресурсов и финансовых средств, которыми бюджет пока не располагает, а также длительного подготовительного периода. К тому же, в переходный период армия на 3-5 лет потеряла бы обороноспособность.

Преимущество профессиональной армии в высокой индивидуальной выучке солдат и слаженных действиях подразделения, говорит Мартиньш Вердиньш, а также в способности постоянно совершенствоваться и использовать новейшие разработки военных технологий и новейшее оружие. Еще одно ее достоинство, по словам эксперта, — способность вливаться в профессиональные подразделения вооруженных сил других стран НАТО или интегрировать их представителей в свои подразделения.

Вынужденное решение

Однако Мартиньш Вердиньш считает, что Латвия может обойтись без обязательного призыва только при постоянном (а не ротационном) присутствии многонациональных сил НАТО. В противном случае только призыв может обеспечить создание и поддержание на требуемом уровне (50 и более тысяч военнослужащих) мобилизационного резерва — заранее обученных солдат, годных для укомплектации регулярных подразделений в случае мобилизации. 

«Даже противники призыва из числа нашего генералитета говорят о невозможности введения призыва в данной ситуации и в данный момент, а не его вредности или бессмысленности как такового, — свидетельствует Мартиньш Вердиньш. — Следует отделять политически мотивированное и публично высказанное мнение командиров и начальников от военной необходимости. Дело в том, что ни одна страна, которая планирует территориальную оборону, не может ее обеспечить только за счет регулярной армии и добровольцев».

До прошлого года в НВС ежегодно набирали 300 новобранцев, однако с 2016 года решено увеличить численность армии, и набирать будут 700 человек. Особенный энтузиазм проявляют жители Латгалии, в которой разместят новое подразделение: заявлений так много, что решили устроить конкурс. Их подают молодые люди, которые сейчас состоят в молодежном добровольном ополчении «Яунсардзе». «Статистика свидетельствует, что ситуация с добровольцами и рекрутами улучшается, — говорит Мартиньш Вердиньш. — Но большой вопрос, достаточно ли этого для обеспечения безопасности страны здесь и сейчас».

ЭСТОНИЯ

Эстония — единственная из трех балтийских республик, где военная концепция, которая начала складываться в 1992 году, так и не поменялась: в стране действует воинский призыв, и ежегодно 3200 молодых людей проходят обязательную службу. Национальные вооруженные силы — Армия обороны Эстонии, как они официально называются — формируются по смешанному типу:  3 300 профессиональных военных, служащих на постоянной основе и получающих зарплату от государства, и призывники, которых ежегодно отбирают из числа всех граждан мужского пола в возрасте 18-27 лет. Эстонки, кстати, тоже могут пойти служить — но только на добровольной основе и если пройдут медицинскую комиссию. Кроме того, в составе вооруженных сил действуют добровольческие части — Кайтселийт, где числится 25 тысяч военнослужащих.

Важен каждый гражданин

«С восстановления независимости в 1991 году в обществе было понимание того, что единственный способ обеспечить безопасность Эстонии — выстроить систему обороны с участием большей части граждан, а не только узкой прослойки профессиональных военных, — пояснил «Новой газете — Балтия» представитель министерства обороны Эстонии Андрес Санг. — Оборона Эстонии основана на участии всех граждан, каждого члена общества, который может сыграть свою роль в защите страны».

По словам Андреса Санга, поддержание эффективной системы обороны — вопрос более чем насущный. «К сожалению, мы живем в регионе, где ситуация с безопасностью далеко не такая хорошая, как нам хотелось бы, — поделился представитель минобороны. — Главным источником нестабильности служит Российская Федерация, которая годами наращивала наступательный потенциал рядом с нашими границами и которая доказала в последние годы, что не очень уважает суверенитет стран-соседей». 

Выбирай время службы заранее

Под воинский призыв в Эстонии попадают все мужчины в возрасте 18 — 27 лет, освобождением служат медицинские противопоказания, неоконченное среднее образование, высшее медицинское образование, а также продолжительное — более семи лет — проживание за границей. Кроме того, некоторые могут получить отсрочку — например, по состоянию здоровья (если заболевание серьезное, но поддающееся лечению) или в связи с уходом за ребенком или инвалидом.  

Срок прохождения службы — 8 или 11 месяцев, в зависимости от ее вида. По общему правилу, служащих рядового состава призывают осенью на 8 месяцев, а будущих сержантов, служащих военно-морских сил или военной полиции — в январе или июле на 11 месяцев.

Воинский призыв не следует путать со всеобщей воинской повинностью: ежегодно службу проходят около 3200 мужчин, что значительно меньше, чем число граждан призывного возраста. Почему одних призывают, а других нет — элемент везения и сочетание факторов, которые учитывает департамент оборонных ресурсов, отбирающий новобранцев из особого регистра в соответствии с их медицинскими и физическими показателями, возрастом, образованием, наличием водительских прав и иногда — личным желанием. Каждый потенциальный призывник может написать письмо или прийти в департамент оборонных ресурсов и выразить свои пожелание — проходить такой-то вид службы в таком-то возрасте. Некоторые так и делают, не только из патриотических, но и личный соображений: не призвали в 18 лет — еще не гарантия, что не призовут вовсе, так лучше уж пройти службу сразу после школы, чем в 25, когда, возможно, будет и семья, и хорошая работа.

«Я, например, в 2004 году в середине года, учась в последнем классе, пошел в департамент и написал, что хочу в армию сразу после школы, и меня взяли, — вспоминает Антон Праткунас, член Кайтселита и преподаватель обороны государства в двух школах Нарвы. — Своим ученикам я тоже советую: пишите в департамент оборонных ресурсов, указывайте сами время, когда вы хотели бы пройти службу».

Правда, иногда департамент личные пожелания не учитывает, поэтому находятся недовольные — обычно как раз те, кого призвали в более взрослом возрасте. Некоторые решают «откосить»: в 2016 году чуть более сотни несостоявшихся призывников суд обязал заплатить штрафы — в среднем, около 350 евро. Впрочем, штрафы вполне подъемные — так что будь служба в армии чем-то  особенно неприятным, откосивших было бы больше. Согласно последнему опросу министерства обороны, 92% жителей поддерживают призывную систему, а 77% мужчин в возрасте 15-34 лет готовы принимать участие в различных формах службы.

«Я учился в университете, и когда отсрочка кончилась, пришлось идти в армию, мне было 22 года, — рассказывает Эрки Лескинен, прошедший службу в 2010-2011 годах и получивший звание сержанта. — Был большой интерес, пошел с удовольствием. Мои ожидания оправдались — более чем. Я научился обращаться с разными видами оружия, например».

Многое решают, конечно, и условия. «У нас хорошие условия прохождения службы, — говорит Антон Праткунас. — Развивается техника, улучшается обмундирование: если сравнивать с тем, что было пять-десять лет назад, то разница налицо».

Маленькая страна — большой резерв

Пройдя службу, призывники попадают в резерв — его численность министерство обороны сегодня оценивает в 60 тысяч человек. Резервистов могут раз в несколько лет вызвать на учения, кроме того они будут мобилизованы в случае военной угрозы. Собственно, именно создание обученного резерва — главная задача, которую решает призыв.

«Эстония пошла по пути северных стран, во многом мы ориентировались на Финляндию, создавая именно такую армию, — рассказал «Новой газете — Балтия» отставной генерал Урмас Роозимяги. — Содержать профессиональную армию в необходимом объеме слишком затратно: в мирное время невозможно платить профессионалам такую зарплату, какую он хотят. Поэтому мы создали армию в резерве, придерживаясь концепции маленького государства, где армия предназначена для обороны. Армия США должна защищать интересы Америки по всему миру, поэтому там выстроена совершенно иная логистика. А в маленьком государстве — как в Швейцарии, где каждый солдат — гражданин, а каждый солдат — гражданин». 

По мнению Роозимяги, Литва и Латвия, отказавшись от призыва, совершили ошибку: Латвия оказалась без ресурса постоянного пополнения резерва, а Литва призыв восстановила — но восстановление всей системы влечет большие затраты.

«Любая система призыва должна иметь свою инфраструктуру, создать ее заново — это большие деньги, — считает Роозимяги.  — В Эстонии все работает очень просто: призывник отслужил — и ушел в запас, на спецскладах есть вооружение, одежда, отлажена система обучения и тренировок. На восстановление такой системы уйдет пять-семь лет. Я горд, что мы в свое время были такими дальновидными, и не поддались на популистские призывы».

Витольд ЯНЧИС, Мария КУГЕЛЬ, Мария ЕПИФАНОВА

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.