Ян Соболевский: «Радио — моя жизнь»
Фото: Витольд Янчис

Ян Соболевский: «Радио — моя жизнь»

22 марта 2017 12:35 / Общество / Теги: Литва / Города: Вильнюс

Жизнь современных людей стремительно меняется под натиском прогресса: в наших домах появились «умные» вещи, подключенные к интернету, пришло время поколения айфонов и широкополосного интернета. Вчерашние чудеса техники, которые радовали наших дедов и прадедов, незаслуженно оказываются на свалках — причем не только истории, а самых настоящих. Их спасением и реставрацией занимаются немногие энтузиасты и коллекционеры. «Новая газета – Балтия» побеседовала с Яном Соболевским — коллекционером и радиолюбителем, человеком, который отреставрировал 150 ламповых радиоприемников и создал из них уникальную коллекцию.

Как правило, у каждой коллекции есть начало. Когда в вас проснулась страсть к коллекционированию?

Собирать свою коллекцию радиоприемников я начал лет 10 назад, а заниматься радиотехникой стал с февраля 1977 года. Так что в феврале этого года у меня был сорокалетний юбилей моего большого, длиной во всю жизнь, увлечения радиотехникой. Все началось с того, что я что-то искал в Интернете и попал на соответствующий форум, а там то один показывает свой приемник, то другой — вот я и загорелся. Достал с чердака доставшийся мне в наследство старый радиоприемник на лампах и отреставрировал его.

Почему именно 1977 год и почему февраль?

Откуда эта дата, 24 февраля? Мой нынешний тесть Мирослав Стефанович вел в школе, в которой я учился, кружок авиамоделизма. Как-то раз он обмолвился, что собирал радиоприемники в детстве… Как сейчас помню, слова Стефаныча захватили мое воображение. Ну вот скажите, как можно своими руками сделать радиоприемник?! Попросил схему, собрал его на картонке, включил — не работает! Приходит сосед, смотрит-смотрит и говорит: где это видано, чтобы приемник без батарейки работал? Я тогда в школе подхожу к Стефанычу и говорю: «Учитель, приемник я собрал, но почему-то он не работает, может, нужна батарейка?» Оказывается, нужна была антенна, как минимум, двадцати метров в длину, а я ее только по комнате растянул. Я тогда забрался на крышу трехэтажки, в которой жил с родителями, и раскинул антенну по всей крыше. Спустил проводок до своей комнаты — работает! Ну после и начал собирать, собрал по разным схемам штук тридцать. Через два года заинтересовался ламповым радиоприемниками — Мирослав Стефанович помогал лампами к приемникам и советами.

Каким образом пополняется коллекция радиоприемников?

Самыми разнообразными путями. Иногда люди просто приносят что-то, иногда дарят, иногда покупаю, а иногда сокровище радиотехники можно найти на свалке. Сейчас увлекаюсь сборкой и реставрацией военных радиоприемников, которые ремонтирую и переделываю, чтобы слушать передачи радиолюбителей.

Витольд Янчис

Военных?

Да! У меня есть военный ламповый радиоприемник Волна-К. Этот радиоприемник я приобрел за 30 евро, спас из гаража. После спасения Волны я нашел и купил чешский приемник Р4-Labe, у нас его называют Эльба, вытащил его буквально из-под кувалды. Если бы еще чуть-чуть — все, не успел бы. В военных радиоприемниках есть драгоценные металлы, поэтому зачастую люди просто не понимают их коллекционной ценности и варварски уничтожают. Может быть так, что драгоценных металлов в радиоприемнике есть на 30 евро, а его коллекционная стоимость 200 или 300 евро. Ну, а у нас как? Нашел радиоприемник, зачем искать коллекционера — сразу надо на драгметаллы раздерибанить.

Военным радиоприемникам, о которых речь, уже несколько десятков лет — вам пришлось их ремонтировать и восстанавливать?

Волна-К настолько выносливая, что вот этот аппарат черт знает сколько лет валялся, ржавел и все-таки сохранился в рабочем состоянии. Мне пришлось только почистить, включить — и заработало! С военными приемниками самая настоящая беда — включил, а они работают. Не везет, так не везет (улыбается). С другой стороны, если надо было бы их ремонтировать, возникла бы проблема с запасными частями. У нас в Литве они в дефиците.

Что означает аббревиатура — Волна-К?

Мой аппарат 1962 года выпуска, «К» означает корабельный, эти приемники первоначально делали для армии, в силу нескольких недостатков в вооруженные силы они попали в качестве вспомогательных. Насколько я знаю, все армейские приемники имеют свои названия. Есть Р-154 Молибден, Р-250 Кит, ну и так далее.

О чем люди говорят друг с другом в радиоэфире?

Любительские радиодиапазоны очень узкие, раньше они были насыщенными, работало много радиолюбителей, сейчас ситуация изменилась.

Люди в радиоэфире разговаривают обо всем, начиная с того, какая погода и уродилась ли клубника в огороде, и заканчивая обсуждением радиолюбительских тем.

А не проще взять телефон и позвонить, ну или пообщаться друг с другом при помощи интернета?

Когда один живет в Калининграде, другой за Уралом… чего звонить-то? Вышли в радиоэфир и поговорили. Звонить друг другу на скайп или по вайберу при помощи интернета, когда можно выйти в радиоэфир: для нас, радиолюбителей, это, как говорил Остап Бендер, «низкий сорт, нечистая работа».

Почему бы не сделать собственную радиостанцию?

Одно время я было загорелся идеей сдать экзамены, получить личный позывной. Остановило только одно: антенна. В лучшем случае поговоришь с соседом, о разговорах с радиолюбителями со всего мира надо забыть. В моем случае антенну просто-напросто негде поставить. Это только в кино сидит партизан в лесу, закидывает антенну на дерево и передает секретную информацию в Москву за тысячи километров—– в реальности все совсем по-другому. В кино часто бывают всякие забавные киноляпы, например, работают с радиостанциями Р-105, которая появилась в войсках после войны.

Коллекция радиоприемников будет расти?

Военные приемники стоят, как правило, хороших денег. Начиная от 100 — 150 евро, мне с моей зарплатой не вытянуть. Детали покупай, приемники покупай, а еще и пасека у меня есть, пчелы тоже требуют денежных вложений. Радиоприемниками я занимаюсь только зимой, летом все время занимает пасека.

Почему пасека? Казалось бы, страсть к коллекционированию и реставрации радиоприемников и пчеловодство совмещаются с трудом?

Радиотехника моя давняя страсть, с детских лет — 40 лет. Пчеловодство относительно новая, заинтересовался десяток лет назад. Причина банально проста: захотелось своего меда. Тем, кто хотел бы заняться пчеловодством, я скажу так: им стоит заниматься, если дома все сделано и больше работы нет. С пчелами ты будешь работать круглый год, зимой и то отдыха не будет. Надо ремонтировать инвентарь и готовиться к новому сезону, потом надо периодически наведываться на саму пасеку, проверять, все ли там в порядке.

Пасека большая?

Сейчас уже 15 ульев. Предел для любителя. В первый год появилось три, потом шесть, потом восемь. Азарт? Да, но одному тяжело, а если кто из домочадцев и хотел бы помочь — боятся пчел.

У них есть на это основания?

Да (отвечает с широкой улыбкой). Пчелы иногда могут хорошенько задать жару. В прошлом году, например, плохо застегнул комбинезон и пострадал. Пчелы не упустили своего шанса и угостили «колючим медком» — распух, ужас (смеется). Забавно, человечество приручило домашних животных, коров, собак, кошек… а пчела как жила своей жизнью за миллион лет до человека, так живет до сих пор. У них свои законы и у них нет понятий, что я пчеловод, их хозяин. Мы, люди, пчел эксплуатируем и обираем.


Можете рассказать о своей коллекции ламповых радиоприемников?

Звук в немецких ламповых радиоприемниках просто изумительный. Честно признаюсь, я не слышал английских и американских, но советские, хотя тоже безупречные по качеству сборки, звучат несколько иначе. В моей коллекции около 150 ламповых радиоприемников.

Витольд Янчис

За каждым ламповым радиоприемником своя история?

Да. История жизни самого приемника и того, как он оказался в моих руках. Вот, например, Philipps-102, шел под названием Аладдин, производили его в Варшаве. Немцы или голландцы выпускали такой же приемник Philipps, только назывался он Barkarola. Отличались они тем, что у Аладдина шкала желтая, а у Баркаролы — черная. История того, как приемник попал ко мне в руки, такая: звонит мне знакомый и говорит — сейчас приедут к тебе люди и привезут какой-то приемник. Приезжают, вижу — строители: комбинезоны в бетоне, словом, работяги. Открывают багажник, а там вот этот аппарат, весь проржавевший, пошарпанный, весь в пыли. Красавец! Купил за 70 литов. Работяги, оказывается, ремонтировали дом и нашли его на чердаке. Приемник оказался сделанным в 1935 году.

В каждой коллекции есть своя изюминка, жемчужина. Можете рассказать о своей?

NORA RADIO W69 LINZ. Этот приемник производили на фабрике Н. Aron Elektrizitätszähler Fabrik G.m.b.H., принадлежавшей еврейскому фабриканту в Германии Германну Арону. Отсюда название радиоприемника Nora — то есть, Арон наоборот. Когда в Германии к власти пришел Гитлер, семье Арона пришлось продать фабрику и уехать, спасая свои жизни, в Америку. Купил ее, кажется, концерн Siemens. Мой приемник был сделан на фабрике в Шарлоттенбурге, в пригороде Берлина. После победы Советской армии, в качестве трофея вместе с ее солдатами, приемник попал к нам в Литву. Чтобы спасти приемник и отреставрировать его, пришлось долго искать информацию о его схеме и внешнем виде, на это все мне потребовалось около трех месяцев.

Какие истории еще могут рассказать ваши приемники?

Радиоприемник ESBROCK может поведать не менее увлекательный рассказ, чем NORA RADIO W69 LINZ. Ламповый приемник ESBROCK производился в маленькой мастерской в Вильнюсе на улице Швитригайлос. В самой мастерской работало около 10 человек. Мастерская просуществовала очень недолго, не смогла выдержать конкуренции с фирмой Elektrit, существовавшей в то время в Вильнюсе и производящей до 26 700 приемников в год. Информации об этой фирме до наших дней практически не дошло. ESBROCK в мои руки попал почти полностью уничтоженным, сохранился только корпус, а шасси было сильно повреждено. Над восстановлением этого приемника я трудился около 8 месяцев, пробовал, экспериментировал и восстанавливал практически с нуля.

Есть в моей коллекции и такая легенда, как радиоприемник ELEKTRIT ALLEGRO 1938. На фабрике каждая модель производилась только год. Потом три месяца перестраивали конвеера и запускали производство новой модели. Приемники из Вильнюса шли даже на экспорт в Южную Америку. ELEKTRIT COMANDOR — советский радиоприемник Минск скопирован с него почти полностью. Когда Литву занял СССР, Советы демонтировали весь завод и вывезли в Минск. В первых приемниках минского производства была шкала от Электрита.  

Какие у вас планы на будущее?

Постараюсь приложить максимум усилий, чтобы пополнить свою коллекцию приемниками, продавать их точно не планирую.

Витольд Янчис

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.