«Вы входите в здание до того, как оно построено»
Фото: Гунита Куликовска (фото из личного архива)

«Вы входите в здание до того, как оно построено»

Интервью с основателем приложения, создающего архитектурные модели в 3D
1 марта 2017 09:17 / Общество / Теги: Латвия, общество / Города: Рига

Учредитель и руководитель стартапа Vividly Гунита Куликовска называет свой проект результатом взаимодействия людей, технологий и архитектуры. Изобретение, разработанное ее командой, представляет собой архитектурный симулятор. Он состоит из сматрфона, картонной рамки-оправы и программного обеспечения. 

Пока проект находится на стадии так называемой «закрытой бета» — это значит, что программное обеспечение предоставлено ограниченному числу клиентов — пяти предприятиям в Хельсинки и Лондоне и пяти сотням архитекторов, с которыми стартап работает в тесном контакте, постоянно совершенствуя продукт. В Риге находится бэк-офис компании, а в Хельсинки и Лондоне — точки клиентского доступа. Команда состоит из двух девушек из Латвии — Гуниты Куликовской, создателя маркетинговой стратегии Алины Долмате — и Ариса Семерцидиса, руководящего греческой командой разработчиков. Стартап довольно быстро получил начальные инвестиции от венчурного фонда Imprimatur, но основное финансирование обеспечивают коммерческие клиенты. О том, зачем нужен архитектурный симулятор, как работает и какое может иметь значение для общества, Гунита Куликовская рассказала «Новой газете — Балтия».

— Я всегда испытывала любопытство к процессу экспериментирования. Когда окончила изучать архитектуру, оказалось, что будни архитектора связаны только с сидением за компьютером в режиме 24/7 и черчением, и на самом деле в его работе очень мало творчества и мало добавленной стоимости. Непосвященному это кажется неправдоподобным. Но это профессия невероятно зарегулированная: мы зависим от застройщика, от строителя, от чиновника. Архитекторы отчасти потеряли свою роль визионеров, ощущение миссии, превратились в исполнителей заказа. Это неразумно: у нас вкладывают гигантские ресурсы в образование архитекторов-интеллектуалов, а потом мы запихиваем их, так сказать, в коробочку, в которой они круглосуточно сидят и чертят. Я не могла с этим смириться и начала изучать бизнес-администрирование, чтобы понять архитектуру как бизнес, и в процессе обучения появился интерес к архитектуре как творческой индустрии и к тому, что она может дать в соединении с технологиями.

Гунита Куликовска (фото из личного архива)

Такая возможность возникла на Таллинском архитектурном биеннале. Я организовала там мастерскую, в которой объединила десять латвийских специалистов по различным технологиям и десять молодых архитекторов. По сути, я просто позволила им играть с мыслью, что из этого может получиться что-нибудь полезное. Я дала им установку: создать добавленную стоимость в небольшой экономике, такой как Латвия, Дания или Нидерланды. В Дании, например, дизайн присутствует не только как практическая вещь, но и как стиль мышления. Одну идею мы решили пустить в разработку. И там же, на выставке, мы встречали посетителей, как архитекторов, так и обычных людей, и предлагали протестировать ее, чтобы выяснить, интересна ли она и будет ли продаваться. Мы выяснили, что потенциал есть. Я помогала искать те звенья архитектурного процесса, которые можно улучшить, о технологиях у меня не было никакого понятия. Но идеи не возникакют в одной голове, это всегда происходит в результате обмена импульсами и энергией. Я, конечно, смотрела на этот процесс сквозь свою личную призму. Дело в том, что сама я часто сталкивалась с проектами, которые имели широкий общественный контекст, но были выполнены поверхностно. Таких проектов мы видим много в городской среде. Если создать виртуальную платформу для обмена идеями разных участников проекта, этой поверхностности можно избежать.

Что вы имеете в виду под словом «поверхностно»?

Возьмем Национальную Библиотеку в Риге. При устройстве площади и прилегающей территории не продуманы различные  функции для многих групп пользователей. Теперь приходится это делать заново. Ясно, что когда проект создавался (начало 90-х – М. К.) это место не было предназначено для молодежи, но именно молодежь его и оккупировала. А материалы и оборудование к этому приспособлены не были. В стандартном архитектурном процессе все эти идеи рождаются в головах пары специалистов: кому это здание понадобится, как его будут использовать. У нас не практикуется «выход в народ». К тому же это старый проект, к моменту реализации он не был обновлен для нынешней реальности. В любом случае, если бы можно было симулировать функции прилегающей территории и показать их молодежи, позволить ей высказаться, проект можно было бы реализовать лучше. Дьявол, как говорят, в деталях. В городском планировании и проектировании каждая деталь, каждый квадратный сантиметр выражается в цифрах затрат на строительство и дальнейшее содержание объекта, и если детали решены неверно, это приводит к лишним затратам.

Вы изобрели устройство дополненной реальности?

Наше устройство облегчает коммуникацию между участниками процесса посредством визуализации моделей. Эти модели 3D архитекторы сами создают на своих компьютерах в своих программах. Но для того, чтобы превратить их в виртуальный опыт, они используют нашу платформу, и могут сделать это на месте за пару минут. Ты можешь показать модель в виртуальном пространстве, как бы входя внутрь него. Это позволяет человеку лучше осознать пространство и понять, как он будет им пользоваться, что ему в нем мешает, и как его нужно изменить. Само устройство представляет собой рамку-оправу, в которую вставляеться смартфон. На него загружаются модели, которые постепенно обновляются. Мы можем в нем «передвигаться», так как изображение меняет ракурс вслед за нашими движениями.  Точнее, это не одно изображение, а два одинаковых с двумя фокусами для левого и для правого глаза, что создает стереоскопический эффект. Телефон всегда у тебя в кармане, а картонную рамку легко можно сложить.

Кто может его использовать?

Архитекторы, дизайнеры, руководители проектов, и они могут предложить его своим клиентам. Одна версия, вторая, третья, причем изменения можно вносить прямо на месте. Это приближает проект к реальности. Мы даже используем слоган «проверка виртуальной реальностью». Это симуляция будущего пространства — до начала строительства, до утверждения проекта, до того момента, когда что-то уже поздно менять.

Вы пишете о себе в резюме, что занимались восточными единоборствами. Почему это важно?

Это невероятно важно для меня. Я занимаюсь восточными единоборствами с 7-летнего возраста, всего с перерывами 12 лет. Поначалу спортивным карате, участвовала в латвийской сборной. Потом, когда изучала архитектуру, сделала перерыв. А пару лет назад я стала исследовать тело человека и свободу движения и возобновила занятия. Сейчас занимаюсь кикбоксингом, но не профессионально. Среда стартапов предполагает большую психическую нагрузку, и необходима разрядка. Приходя на тренировку, ты можешь сконцентрироваться, восстановить внутреннее равновесие. 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.