Беженцы: год спустя
Фото: Pixabay.com Балтийское море зимой

Беженцы: год спустя

Как балтийские страны выполняют общеевропейское домашнее задание по приему ближневосточных переселенцев
10 ноября 2016 18:53 / Общество / Теги: Балтийские страны, беженцы, ЕС

Прошлой осенью страны-члены Евросоюза договорились о квотах по приему беженцев из стран Ближнего Востока. Среди скептиков общеевропейской программы расселения беженцев были особенно слышны голоса балтийских стран. Их можно понять: до сих пор, отделенные от Северной Африки всей Европой, Литва, Латвия и Эстония вообще не испытывали на себе последствий миграционного кризиса, с которыми столкнулись Италия, Греция и Мальта. Впрочем, оказалось, что в холодную Балтию, где и зарплаты ниже, и трудоустроиться сложнее, мигранты из Сирии и Ирака и сами не очень рвутся.

«Новая газета — Балтия» решила посмотреть, как Литва, Латвия и Эстония справляются с приемом и расселением беженцев.

Литва: конфликты с местным населением

В Литву продолжают прибывать все новые и новые беженцы, которых официальный Вильнюс согласился принять по программе перемещения ЕС для лиц бежавших из территорий, охваченных войной. Хотя Литва согласилась до конца 2017 года принять 1105 лиц, на сегодняшний день на территории страны их находится около 200 человек.

Забросали камнями

Несмотря на усилия властей, интеграция пока проходит со скрипом, местные предприниматели, по словам самих беженцев, не спешат принимать их на работу — найти владельцев недвижимости, которые согласились бы сдать квартиры, представляется сложнейшей задачей.  В литовском городке Рукла, где находится центр, в который сразу после приезда в Литву попадают беженцы и где они проводят первые три месяца в стране, случилось несколько досадных инцидентов. Неизвестные молодые мужчины напали на двух жительниц центра для беженцев — сирийку и гражданку Ирака, которые прогуливались с ребенком в коляске. Согласно местной прессе, преградили им путь, не давали пройти, одну схватили за одежду, другой разбили очки. Вскоре после этого случилось очередное нападение, во время которого местные молодые люди забросали камнями сирийских подростков, возвращавшихся из школы домой в центр. Лишь спешно прибывшие наряды полиции остановили толпу разгневанных и требующих мести за нанесенные женщинам обиды мужчин, которые решили покинуть центр и навести порядок с местными хулиганами.

Беженцы разочарованы

Беженцы чувствуют себя разочарованными: Литва предлагает слишком низкие пособия на слишком короткий срок. По их словам, похожим образом обстоят дела и с отведенным временем на изучение литовского языка.
«В центре мы можем оставаться три месяца. За это время нам нужно выучить основы литовского языка, найти работу и интегрироваться в общество. Хотел бы я знать, какой европеец, случись ему оказаться в Сирии, за три месяца сможет выучить арабский и устроиться на работу», — жаловался «Новой газете – Балтия» курд Бриар, беженец из Ирака. По словам мужчины, ему уже довелось почувствовать скептическое отношение со стороны работодателей на местной бирже труда. Похожие проблемы в той или иной мере коснулись многих жителей центра в Рукле.
«Благодарю Аллаха, мы с женой и детьми спаслись и попали на Запад… Но Литва вовсе не такая, как Германия или Швеция. Тут совсем другой уровень жизни, да я и хотел бы остаться в Литве, но пожалуйста дайте мне «удочку», чтобы найти работу и начать зарабатывать на жизнь», — говорит Захир, бежавший вместе с женой из Сирии. И сириец, и курд единогласно утверждают, что если им не получится найти работу с зарплатой, которой хватило бы, чтобы снять квартиру и содержать семью, они будут искать пути к родственникам в Германии, Великобритании или Швеции.
Пособие, на которое в Литве на сегодняшний день могут рассчитывать беженцы, — это 204 евро на человека (через полгода пособие будет снижено до 102 евро), для семьи из двух человек — 306 евро (через полгода — 153 евро). Вся семья, вне зависимости от количества членов, сможет получить на повседневные расходы не более 510 евро в месяц. Сотрудники неправительственных благотворительных организаций «Красный Крест» и «Caritas», которые занимаются помощью беженцам после того, как они покидают центр, утверждают, что работодатели чаще всего готовы платить минимальное вознаграждение (минимальное вознаграждение в Литве — 380 евро, среднее — 600 евро). По словам представителей благотворительных организаций, большинство семей, приехавших в Литву — многодетные, жены занимаются воспитанием детей, мужья работают. 380 евро на то, чтобы обеспечить существование многодетной семьи, явно не хватает. 

Сдала ли Литва экзамен?

Александр Радченко, юрист и блогер, считает, что Литва, согласившись принять беженцев, поступила благородно. «Власти Литвы, в отличии от той же Венгрии или Польши, высказались в поддержку европейской солидарности по отношению к помощи беженцам. Поэтому мне кажется, что наша страна экзамен на то, как обязаны вести себя члены Европейского Содружества, смогла сдать, может быть, не так хорошо и успешно, как Швеция или Германия, но все-таки мы его сдали», — утверждает Радченко. По мнению собеседника «Новой газеты – Балтия», Вильнюс ждет очередной тест, гораздо более сложный — создать эффективный механизм интеграции беженцев в литовское общество.
Противоположной точки зрения придерживается Раймондас Навицкас, один из наиболее известных блогеров литовского сегмента Фейсбука. По мнению Навицкаса, инциденты в Рукле и попытка живущих в центре беженцев покинуть территорию центра, чтобы самостоятельно найти и наказать обидчиков женщин, свидетельствует о том, что переселенцы, проживая в Литве, хотят соблюдать свои обычаи и привезенные из Ближнего Востока традиции. И считаться с литовскими законами они не намерены.
«Только так можно понять попытку организовать карательный рейд в городок для акции массового наказания местных жителей за то, что какие-то местные хулиганы якобы проявили неуважение к их женщинам возле магазина», — добавил Навицкас. Собеседник «Новой газеты – Балтия» не уверен, что переселенным в Литву беженцам удастся найти свое место в рядах хорошо оплачиваемых профессионалов. «Переселенцы без дефицитных профессий и знания литовского языка в большинстве своем смогут претендовать только на неквалифицированные рабочие места с минимальной оплатой, которая, как известно, одна из самых низких в ЕС», — считает Навицкас.
Политолог Линас Кояла, глава Центра восточноевропейских исследований, настроен гораздо более оптимистично. Политолог надеется, что инциденты, подобные тому, что случились в Рукле, сойдут на нет, как только беженцы смогут найти свое место в литовском обществе и рассредоточиться в разных городах и регионах страны.

Латвия: беженцы уезжают

18 октября в рамках Европейской программы распределения мигрантов Латвия приняла очередную «порцию» беженцев. В страну из Греции привезли 15 мигрантов, в том числе девять несовершеннолетних детей. Три сирийские семьи были помещены в центр «Муцениеки». Там они проведут около трех месяцев, пока не получат ответ от государства: предоставят им желанный статус беженцев или нет. На домашней страничке МВД Латвии есть информация о профессиях прибывших мигрантов — это учитель, портной, работник в сфере производства продуктов. Также указано, что семьи говорят на арабском и английском языках.

Всего Латвия в рамках Европейской программы приняла 109 соискателей убежища. Из первых 23 беженцев, которые получили статус, в Латвии не остался никто, с документами на руках они отправились в Германию искать лучшей жизни. Причины чисто экономические — в Латвии пособия маленькие, квартиру снять почти нереально, да и отношение в обществе к мигрантам не самое благосклонное.

На все 4 стороны

Системы отслеживания беженцев в Латвии нет. Человек получает статус и в тот же день должен покинуть центр размещения мигрантов в Муцениеки. Где человек будет жить и чем заниматься — государству неинтересно. Мигранты могут не сообщать о своих перемещениях, в том числе в другую страну. Европа — границы открыты, живи где хочешь. 

Каждому беженцу государство платит 139 евро в месяц, плюс еще 97 евро на каждого члена семьи. Человек получает эти деньги в любом случае, даже если он уже давно покинул страну.

Бегут мимо Латвии

В качестве примера успешной интеграции в латвийских СМИ не раз рассказывали истории о семьях, которые получили статус беженцев в Латвии и пытаются наладить свою жизнь здесь. Например, мать троих детей Бунан с мужем. Сбежали от войны в Сирии: сначала в Грецию, потом их перевезли в Латвию. Летом семью приютил директор центра Муциениеки Петерис Грубе. Дети Бунаны успели выучить несколько слов по-латышски и уже готовились осенью пойти в школу. Но потом семья передумала интегрироваться здесь, Бунана собрала вещи и вместе с детьми и мужем улетела в Германию, где живет брат женщины.

Еще один «показательный пример» — Робел из Эритреи. В отличии от других беженцев, оба супруга смогли трудоустроиться: жена — парикмахером, а сам Робел начал работать переводчиком в центре «Муцениеки». В начале октября он выступал с докладом на международной конференции в Риге по вопросам беженцев. А 14 октября в МВД получили информацию, о том, что Ребел уволился по собственному желанию и скорее всего покинул Латвию. 

Возможно, удачней процесс интеграции пойдет у соискателя убежища Филмана из Эритреи, которого пообещал устроить к себе на работу владелец оптики. Пока мужчина не получил статус, он, как и другие мигранты, не имеет права работать.

Страна хорошая, но жить трудно

Глава центра «Муцениеки» для перемещенных лиц рассказывает, что  большинство беженцев не лукавят, когда говорят, что хотят остаться в Латвии и жить здесь. Им нравиться природа, нравятся люди, но как только они попадают на вольные хлеба — испытывают шок. После получения статуса никто с ними возиться не готов. Да, есть волонтеры Красного креста, но они далеко не всегда могут помочь. Это как в фильме «Москва слезам не верит»: не учите меня жить, лучше помогите материально. Материально беженцам должно помогать государство, куда они, собственно, приехали. Помимо пособия на ежедневные нужны беженцы могут претендовать на статус малоимущих и получать деньги от самоуправления. Но чтобы подать заявку на такую помощь, семья сначала должна снять себе жилье и задекларироваться в Латвии. Снять квартиру непросто. Во-первых, владельцы недвижимости неохотно пускают беженцев, а во-вторых, для оформления договора нужно заплатить, как минимум, два месяца аренды. В среднем, это около 500 евро. У беженцев, разумеется, таких денег нет.

Лед тронулся

Правительство Латвии долго не могло решить, помогать или не помогать беженцам. Противники дополнительных пособий, депутаты Национального объединения, говорят, мол, у нас своих неимущих в стране хватает, куда нам еще беженцев содержать. Пособия в конце концов беженцам не увеличили, а наоборот — срезали почти наполовину. Но на днях правительство приняло решение — продолжать выплачивать пособие семьям беженцев в течении трех месяцев после того, как они найдут работу.

Эстония: удалось прижиться

2015 год вошел в историю страны несколькими негативными событиями, связанными с беженцами.  В парламент смогла попасть недавно образованная право-консервативная партия EKRE, проповедующая смесь консерватизма и негативного отношения к членству в ЕС и беженцам. Прошли немногочисленные акции протеста местных жителей против их приема, и даже подожгли угол здания в центре для беженцев в Вао. Странность тех событий была в том, что они произошли на волне недовольства решениями ЕС по распределению беженцев из Сирии и Ирака, хотя на тот момент ни одного беженца этой категории в Эстонии не было. К чести эстонских политиков и общественности следует признать, что описанные события получили единодушно негативную оценку. Попробуем разобраться с чем связано нынешнее относительное спокойствие: все под контролем или это затишье перед бурей?

Разные беженцы

Необходимо разделять беженцев, ходатайствующих об убежище сразу по прибытии в страну на границе на основании Женевской конвенции 1951 года — они живут в центре по приему беженцев в Вао и попечительском доме Вягева — от поступающих из лагерей Южной Европы и Турции по квотам Евросоюза (550 человек должны быть приняты до конца 2017 года). Вторую категорию в Эстонии называют «военные беженцы». Первые беженцы этой категории поступили из лагерей в Южной Европе лишь в марте 2016 года, из Турции — чуть позже, в августе. По информации сайта МВД, на 11 октября их было в стране 68 человек. Первая категория ожидает решения своей судьбы, вторая уже имеет право временно проживать в ЕС. Для оценки ситуации с приемом военных беженцев необходимо учесть, что в 2015 году было представлено 226 ходатайств об убежище, на основании которых защиту получили 78 человек, в предыдущие годы ходатайств было меньше: 2014 год — 147, 2013  — 97, 2012 — 77. По этим данным видно, что военные беженцы — это пока небольшая часть всех беженцев, они вряд ли в обозримом будущем повлияют на ситуацию в Эстонии.

Как себя чувствуют «новые»  эстоноземельцы?

Обе категории беженцев с момента получения временного вида на жительство находятся в равных условиях и пользуются услугами общей системы поддержки и адаптации. На сайте правительства есть раздел, посвященный беженцам. Там на эстонском, русском и английском есть полная информация: от юридических процедур до статистики и контактов социальных учреждений. В интервью «Новая газета – Балтия» представитель МВД Эстонии Тоомас Викс сообщил: «Создан координационный совет из представителей МВД, Минсоцел и Министерства образования, постоянно занимающийся решением вопросов адаптации  беженцев». Прибывающие по квоте ЕС имеют вид на жительство и возможность сразу получить в аренду оплаченную эстонским государством квартиру. Все категории беженцев имеют право на стандартные социальные блага жителей Эстонии, в том числе пенсии и детские пособия. Им положено прожиточное пособие 130 евро на человека первому члену семьи и по 104 — каждому следующему.  Министерство социальной защиты  решает их проблемы в сотрудничестве с местными самоуправлениями. Ведомство планирует разместить примерно треть военных беженцев (до 200 человек) в Таллине. Принято принципиальное решение об их равномерном расселении по всей территории страны, чтобы избежать компактного проживания национальных групп в Эстонии. В первое время столичные власти жаловались на недостаточное информирование о появлении беженцев на их территории. В течение всего ноября МВД проводит инфодни по проблемам беженцев в каждом из 15 уездов, в ходе которых работники министерства и эксперты отвечают на все вопросы по этой теме.

Чего ждать в будущем?

Эстонию в ЕС критикуют за слишком тщательный отбор беженцев, ведь за оставшееся время —  чуть больше года — придется выбрать около полутысячи человек. Но даже утвержденная сейчас квота в 550 человек выглядит непропорционально числу беженцев у северных соседей: в Швеции находится примерно 160 тысяч, а в Финляндии — 30-32 тысячи. Эстонии будет непросто обосновать отказ от размещения большего количества военных беженцев, чем нынешняя квота.

Витольд ЯНЧИС, Маша ИВАНОВА, Валерий САЙКОВСКИЙ 

1 комментарий:

Конечно, всякому хочется на чужом горбу прокатиться в рай. Сейчас на Земле живёт один "золотой миллиард", но страшно подумать, что к ним устремятся беженцами остальные шесть миллиардов. Останется семь миллионов ДЕРЬМА.

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.