Карлис Шадурскис: «Если я попрошу директора школы уволить учителя, то на следующий день мне придется подать в отставку»

Карлис Шадурскис: «Если я попрошу директора школы уволить учителя, то на следующий день мне придется подать в отставку»

Интервью министра образования Латвии «Новой газете — Балтия»
7 ноября 2016 13:42 / Общество / Теги: Латвия, образование, реформа / Города: Рига

Латвийский министр образования и науки Карлис Шадурскис второй раз занимает эту должность — и оба раза вынужден продвигать реформы, подготовленные предшественниками. В 2002-2004 году это была вызвавшая массовые протесты реформа средней школы национальных меньшинств, в 2016-м — повышение оплаты труда педагогов, хотя в реальности в 15% школ зарплата понизилась. «Новая газета — Балтия» расспросила господина Шадурскиса о нюансах этой и других инициатив, в том числе о «поправках о лояльности» и переходе на новый стандарт образования, основанный на компетентном подходе.

Зарплаты педагогов  

Как вы оцениваете первые плоды реформирования учительских зарплат, начатого в текущем учебном году?

Если мы требуем от педагога качественной работы, то надо соответствующе ее оплачивать. На фоне других стран латвийский бюджет в этой сфере выглядит неплохо. В процентах от всего бюджета мы на одном из ведущих мест в ЕС, а вот по уровню зарплат учителей Латвия находилась на последнем месте. Первый шаг по введению новой модели оплаты труда педагогов сделан — мы сумели сократить диспропорцию в заработке разных групп педагогов, заложили стимулы для развития школьной сети.   

Сейчас главная задача — договориться со 119 латвийскими самоуправлениями. С теми, где школьная сеть уже упорядочена, проблем не ожидается, с другими предстоит непростой разговор. Главное понимать, что в выигрыше окажутся все — высвобожденные ресурсы будут направлены на увеличение ставок. По ходу дела мы сможем уравнять ставки в различных сегментах образования, обеспечить доплаты за качество не только за контактные часы, но за все часы педагогической работы. В начале весны мы предложим каждому самоуправлению карту его школьной сети, составленную с учетом всех экономических аспектов.

Все это звучит замечательно, но, каким образом в реальности введение новой модели привело, по сообщениям СМИ, к сокращению зарплат в более чем четверти школ? Вы рассчитывали на такой результат?

Вопреки распространенному мнению, реальное сокращение зарплат не связано с реформой, но с объективными факторами, к числу которых относится сокращение числа школьников в 75 самоуправлениях и, соответственно, уменьшение нагрузки педагогов. Цифры, находящиеся в моем распоряжении, свидетельствуют, что из 642 школ в 543 ставки увеличились и уменьшились лишь в 99, что составляет 15%. Причем средняя ставка в последних в 2016 году колебалась между 680 и 888 евро.

По ходу дела выявилось обстоятельство, которое мы не могли заранее предусмотреть и на которое не можем повлиять: то, каким образом самоуправления распределяют государственную целевую дотацию. Согласно правилам Кабинета министров, они могут это делать в течение двухлетнего переходного периода. Этот переходный период прежде всего был рассчитан на малые самоуправления, чтобы у них было время, чтобы, например, трансформировать не способную набрать нужное число учащихся основную школу в начальную школу. Соответственно, учащиеся 7-9-х классов пойдут в ближайшую основную школу. К сожалению, некоторые самоуправления, к числу которых относится совсем немаленькая Рига, деньги, предназначенные большим успешным школам, перенаправили на другие нужды. Мы конечно на это не рассчитывали, но и не могли специально оговорить, что одни самоуправления могут перераспределять целевое госфинансирование, а другие нет.

Есть ли у вас цифры, сколько учителей могут потерять работу в результате оптимизации школьной сети?

Не думаю, что в результате упорядочения школьной сети востребованные учителя-предметники лишатся работы. Если до сих пор они перемещались между несколькими школами, в каждой из которых у них не было полной ставки, то теперь они смогут заработать свою ставку в одном месте. Хотя с учетом тенденции сокращения учащихся, конечно, уменьшится и число учителей. Согласно последним прогнозам, к 2030 году сокращение населения в большинстве латвийских самоуправлений будет достигать 30%, поэтому в нашей системе, когда деньги следуют за учащимся, число школ и учителей — особенно в приграничных сельских регионах — не может не сокращаться, а школьная сеть должна соответствовать ситуации в самоуправлении.

 Когда будет обнародован подготовленный МОН список школ, подлежащих оптимизации?

Весной 2017 года. С учетом того, что учредителями школ являются самоуправления, этот список будет носить рекомендательный характер, и все вопросы будут решаться в диалоге с местной властью. Единственное, к чему бы хотелось бы призвать участников этого разговора — не прибегать исключительно к эмоциям, прислушаться к рациональной аргументации.

Ушаков — ученик Дональда Трампа

Какой вы видите школьную сеть в столице?

Если посчитать, сколько детей необходимо для успешного функционирования столичной школы с тремя классами в параллели на этапе основной и двумя на этапе средней школы, то при нормальном наполнении классов речь идет о порядка 800 учащихся. Такое число соответствует имеющейся в столице инфраструктуре, специфике отопления, ремонта и прочих аспектов эксплуатации. Соответственно, оптимизация школьной сети прежде всего позволит сэкономить столичному бюджету.     

Для Риги, в особенности это касается густо населенных микрорайонов, характерна тенденция, что родители отправляют детей в начальную и основную школу по месту жительства, а, начиная с 7-го класса стараются устроить своих чад в школы с высокой репутацией, расположенные, как правило, в центре. В результате в школах микрорайонов и на периферии города наблюдается хронический недобор учащихся соответствующего возраста. Чем меньше детей, тем администрации и педагогам сложнее обеспечить качество образования — и тем сильнее мотивация родителей послать детей в престижную среднюю школу. Разорвать порочный круг могла бы реорганизация ряда учебных заведений в микрорайонах и на периферии в основные и начальные школы с гарантированным числом учащихся и качеством образования соответствующей ступени. Кроме того, в Риге сегодня наблюдается дефицит учителей, в особенности в школах с малым числом учащихся, где толком не заработать.

По упомянутым вопросам в последнее время при посредничестве СМИ происходит отнюдь не платоновский диалог между вами и председателем Рижской думы Нилом Ушаковым...

Какая может быть коммуникация с г-ном Ушаковым, выступающим с неаргументированными обвинениями в общественном пространстве! Было бы странно, если бы я в ответ на обвинение «Шадурскис все врет» ответил тем же в адрес главы рижского самоуправления. В предельно корректной форме я попытался выразить непонимание рядом действий, санкционированных г-ном Ушаковым. В их числе упомянутое распределение целевого госфинансирования, существенная часть которого, как нам объяснили, пошла на создание резерва для оплаты труда педагогов-заместителей и работающих в сфере домашнего обучения. По расчетам экспертов МОН, нужная сумма превышена в шестьдесят раз, что потребовало урезания финансирования гимназий.

Все должны играть по правилам. Если г-н Ушаков этого не делает и в ответ на рациональную критику выступает с грубыми обвинениями, то что тут скажешь... Что он чрезвычайно талантливый ученик г-на Трампа, и поздравить с началом предвыборной кампании. Надеюсь, что рижские учителя проверят на сайте МОН, сколько денег выделено на каждую конкретную школу, и сумеют посчитать, сколько они получили.

Поправки о лояльности

Разработанные МОН «поправки о лояльности» прошли первое чтение в Сейме и после еще нескольких кругов дискуссий, по всей видимости, будут включены в Закон об образовании. Зачем понадобились эти поправки? И почему именно сейчас?

Не называя ни места, ни действующих лиц, приведу несколько примеров из школьной жизни. Ребенок из русской семьи поступил в латышскую школу, где нормально учится по всем предметам. Как-то раз на перемене он говорил с кем-то из родителей по телефону — естественно, по-русски. Проходивший мимо учитель, даже не работающий в классе этого ребенка, остановился и отчитал школьника: «Это латышская школа, и у нас говорят только по-латышски». Зачем, спрашивается, понадобилось наносить травму ребенку?! Можно ли назвать этого учителя профессионалом?

Другой случай. Урок истории по теме «Вторая мировая война». Учитель рассказывает о Великой Отечественной, вероломном нападении и безграничной любви советских людей к Верховному Главнокомандующему, вождю и учителю Иосифу Виссарионовичу Сталину, сплотившему народы СССР для отпора врагу... Еще один случай. Обсуждая происходящее в мире, учитель говорит, что ни один беженец в Латвии не нужен, и вместо предоставления убежища им всем надо головы оторвать... И последний случай, когда педагог, во всей видимости входивший в какую-то секту, объясняет, как устроен мир, исходя из учения этой секты... Лично мне кажется, что для всех этих случаев характерно отсутствие профессионализма и лояльности. Убежден, что такие учителя не должны работать в латвийской школе.

По-моему, ни один из этих случаев напрямую не связан с лояльностью — скорее с этическими и профессиональными изъянами. Разве вы сами, выступая на комиссии в Сейме, не подчеркнули, что принятие поправок, позволяющие увольнять нелояльных педагогов и руководителей образовательных учреждений, относится к вопросам национальной безопасности?

Вопрос об образованном, критически мыслящем обществе напрямую относится к национальной безопасности. Необразованное общество, не способное отличить агитацию от информации, может стать легкой добычей антилатвийской пропаганды. Было бы наивным предположить, что агрессивный российских режим не интересуют страны Балтии, против которых он готов применять весь арсенал средств «мягкой власти». Убежден, что адекватным ответом на кремлевские манипуляции является не контрпропаганда, а как раз образование, критическое мышление, доступ к разным источникам информации. 

Как конкретно будет действовать механизм по выявлению нелояльных школьных работников? Какая структура за это отвечает? 

В этом году Кабинет министров принял рекомендации по воспитанию, в которых определены требования по государственному воспитанию, следование которым входит в профессиональные обязанности педагогов. Как это происходит практически? Если инспектор Государственной службы качества образования (ГСКО) сталкивается с тем или иным нарушением...

То есть, сначала должен поступить сигнал?

В основном, да... К числу таких нарушений относятся несоблюдение образовательного стандарта, несоответствие профессиональной компетенции педагога, например, несоблюдение общепринятых принципов организации урока, или, например, открытая агитация на уроке против государственного языка: не стоит его учить, если он не востребован на рынке труда. В каждом подобном случае инспектор составляет отчет, о содержании которого ставит в известность директора, просит уделить этому педагогу особое внимание, дать возможность усовершенствовать профессиональные навыки. Как правило, этим дело ограничивается. В случае грубого нарушения закона может идти речь об административном наказании, которому нельзя подвергнуть учителя — только руководителя учебного заведения. В случае особо крупных нарушений, проявления нелояльности или в области государственного воспитания, тогда может встать вопрос, может ли этот учитель продолжать работать в школе. Мне кажется, что нет. Если в случае недостаточного владения предметом или методами преподавания, человек может научиться, то в случае отсутствия лояльности — это вполне сознательная деятельность.  Надеюсь, эти нормы будут носить превентивный характер. Приведу по памяти слова философа Майи Куле, что демократия часто не может провести границу между конкуренцией различных мнений и вседозволенностью… К сожалению, отдельные педагоги иногда попадают в эту зону вседозволенности.

Вы упомянули кремлевский режим, ведущий информационную войну с Латвией и другими странами Запада. В России сейчас проверяют на лояльность государству преподавателей и студентов вузов, объясняя это тем, что «страна находится в состоянии ментальной война», а многие вузы ведут «деструктивную пропаганду антигосударственных идей». Считаете ли вы возможным, что в борьбе с российским влиянием Латвия может в чем-то приобрести черты путинской России?

В отличие от России Латвия остается свободной страной, где действуют демократические институты, а не телефонное право. Если я позвоню директору школы и попрошу его уволить кого-нибудь из учителей, то на следующий день мне придется подать в отставку. Разумеется, в школе на переменах и в рамках учебного процесса можно высказывать свое мнение, обсуждать происходящее в мире, анализировать всякие и разные стихотворения — лишь бы это работало на качество урока и не противоречило очевидным нормам закона и профессиональной этики.  А в случае несогласия с решением ГСКО, педагог может обратиться в суд.

Страсти по «Иннове»

Широкую известность получил случай частной школы «Иннова», отдельные педагоги и выпускники которой участвовали в отмечании 9 мая у памятника Освободителей. По версии, появившейся в СМИ, школе было отказано в аккредитации из-за письма, направленного вашему министерству Полицией безопасности (ПБ). Сейчас это дело рассматривается в суде...

Администрация этой школы вовремя не подала заявку на аккредитацию, после чего по совокупности выявленных нарушений и недостатков было принято решение в аккредитации отказать. На сегодняшний день школа «Иннова» не является учебным заведением с точки зрения закона, и меня беспокоит судьба учащихся этой школы. Обращение в рижское самоуправление закончилось без результата. Сегодня исходя из приоритета прав ребенка, у нас не остается другой возможности кроме как обратиться в правоохранительные органы.

По утверждению главы ГСКО Иниты Юхневичи, если пришло письмо из ПБ, то ее службе больше не в чем разбираться...

Я не возьмусь комментировать высказывания других лиц в вашем пересказе.

Какую роль сыграло обращение ПБ в данном конкретном случае?

У каждого учреждения своя ответственность. Если они в рамках своей компетенции обнаружили нечто в деятельности конкретного учебного заведения, то могут делиться этой информацией между собой. Окончательное и независимое решение по работе школы принимает ГСКО строго в соответствие с 14-й статьей Закона об образовании. У сигнала ПБ может быть исключительно рекомендательный характер. 

Насколько распространена практика, когда ПБ рекомендует обратить внимание на то или другое учебное заведение?

Тут уместна поговорка о ложке дегтя в бочке меда. В моей переписке с ПБ я не помню ни одного случая, когда были высказаны какие-либо рекомендации — они сообщают о выявленных фактах, а как на них реагировать — в компетенции ГСКО. Подавляющее большинство педагогов честно выполняют свою работу, но это тот случай, когда и единственный учитель, нарушающий закон, становится общественной угрозой. Подумайте, сколько неокрепших умов попадают в зону его воздействия.

Школы нацменьшинств: богатство или проблема

Как обстоят дела со школами нацменьшинств, в том числе в которых часть предметов преподается на русском языке? Это гордость страны, продолжение традиции межвоенной демократической Латвийской Республики или пережиток СССР, от которого следует освободиться?   

Обычно, когда кто-нибудь хочет обосновать свою идею, он прибегает к эмпирическимм данным. Мы помним историю с громким заявлением учителя одной из рижских школ Владислава Рафальского о нелояльности латвийскому государству, на которое последовала не менее «интеллигентная» реакция некоторых политиков — закрыть все русские школы. С какой стати? Из-за одного педагога, не слишком подумавшего, прежде чем говорить? При желании всегда можно найти вопиющий факт, подтверждающий любую теорию или чрезвыйчайную меру.

В 2004 году мы закончили реформу школ национальных меньшинств, приведя в порядок сегмент средней школы. В случае адекватного осуществления духа и буквы закона, у выпускников этих школ не должно возникать никаких проблем ни при поступлении в вузы, ни на рынке труда. И тут нет никакой необходимости что-то менять. И именно здесь важны «поправки о лояльности», чтобы отделить случаи неправильного государственного воспитания или дефицита лояльности от принципиальных установок в отношении образования национальных меньшинств.

Новый стандарт  

Чем объясняется необходимость перехода к образованию, основанному на компетентном подходе? Что это означает для школ, родителей и самого МОН?

 Начну с примера из близкой мне математики. Дети решают уравнения и неравенства, задачи по тригонометрии — все это основано на рутинных процедурах. Опытный педагог по отработанной схеме готовит своих питомцев к централизованному экзамену. При такой установке дети учатся решать уравнения, но могут спасовать в проблемной ситуации. Новый стандарт, основанный на компетенциях, призван расширить рамки предметной реальности и выйти за их пределы. 

Станет меньше предметов — и больше свободы выбора.

Предметы будут в блоках, которых, естественно, будет меньше. В числе межпредметных компетенций или универсальных способностей я бы первым делом упомянул алгоритмическое мышление и критическое мышление.

Школа станет умнее?

Для ученика. Но тут есть и «плохое известие» для учителя: работать станет сложнее, хотя и интереснее. С педагога будет больше спрашиваться, и, пожалуй, не у всех получится легко освоить новую модель. Остаток этого и следующий учебный год мы отводим на подготовку, чтобы в 2018/2019-м ввести новый стандарт в 1-4 классах. Предстоит большая работа, и тут чрезвычайно важна обратная связь, чтобы эксперты были в контакте с учителями-практиками. Полностью переход должен завершиться в 2023 году.

Что должны знать и делать родители?

Дорогие родители! Ни в коем случае не делайте домашнюю работу за ваших детей, тем самым лишая это занятие всякого смысла. Новый стандарт предполагает гораздо больше самостоятельной работы и работы в группах в школе и существенное сокращение заданий на дом. Обратите внимание, чтобы в субботу и воскресенье ребенок не сидел над домашним заданием, а отдыхал, набегался и наигрался, хорошо выспался — накопил силы для серьезной работы в школе.

Легко ли быть министром

В конце октября депутаты оппозиционного «Согласия» выступили с инициативой вашей отставки, которая, как и ожидалось, не получила поддержки в Сейме. Но вот согласно опросу агентства TNS, вашу отставку поддерживают 57% жителей Латвии. Чем вы объясняете такой результат?

Трудно ожидать, чтобы реформы в любой сфере на начальной стадии встречали восторгом и аплодисментами. Любая реформа требует дополнительного финансирования — например, 45 миллионов евро в следующем году на зарплаты педагогов. Плюс ресурсы, которые можно изыскать, наведя порядок в системе. И вот последнее как раз вызывает отчаянное сопротивление со стороны тех, кто до сих пор неплохо жил за счет неэффективного использования государственных ресурсов. Им придется очень конкретно ощутить результаты реформирования, и они готовы использовать все свое влияние на общество, чтобы этого не произошло. Если общество ведется на такие провокации, то это значит, что с алгоритмическим и критическим мышлением у нас пока не все в порядке.

В своей профессиональной работе я стараюсь думать исключительно о работе и по возможности абстрагироваться от партийных обстоятельств. Но поскольку в Латвии существует партийная система, то негатив и позитив по отношению к выдвинувшей меня на пост министра партии «Единство» проецируется и на мою работу. Плюс такая особенность медийного пространства, что в нем больше внимания уделяется негативу, чем позитиву... Что бы там ни было, я остаюсь оптимистом и продолжаю верить, что учителя почувствуют перемены — уже в следующем году или после приведения в порядок школьной сети. Нам предстоит привести в порядок еще много что и в высшем и в дошкольном образовании, а также в области спорта и молодежной политики.  К сожалению, со многими реформами мы непростительно опоздали.   

1 комментарий:

Под "компетентным подходом" имеется в виду компетентностный, то есть основанный на компетенциях (универсальных интеллектуальных способностях). По-русски конечно звучит не очень... Шишков, прости!..

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.