Сюжеты · Экономика

Как завязать с зависимостью от газа

Мнение эксперта о возможностях Латвии обеспечить себя электроэнергией

Латвия вполне способна обеспечивать себя энергией за счет альтернативных источников — ветра, солнца и биометана. Член совета рижского предприятия по теплоснабжению Rīgas Siltums Матис Паэгле считает, что на отстройку такой системы уйдет 5-10 лет. Правда, для этого нужны новые законодательные инициативы и политическая воля. Вот и премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш недавно заявил, что в долгосрочной перспективе Латвии следует перейти с природного газа на другие источники энергии, поскольку Россия «открыто манипулирует» поставками.

Член совета рижского предприятия по теплоснабжению Rīgas Siltums Матис Паэгле

Это особенно актуально сейчас, когда цены на отопление продолжают расти вслед за ценами на газ по всей Европе — за последние месяцы счета многих жителей Риги уже выросли вдвое, а то и больше.

— «Ассоциация энергетических сетей Великобритании» недавно заявила, что с 2023 года британские газопроводы будут готовы транспортировать водород. Энергетика Европы до 2030 года планирует существенные инвестиции для начала использования водорода. Почему это особенно важно? Дело в том, что у всех государств Европы есть большие планы на срок до 2030 года по строительству ветропарков и солнечных электростанций. Это, как известно, нестабильные источники. Когда солнца и ветра много, произведенную электроэнергию некуда девать, а когда нет ни того, ни другого, возникает ее дефицит. Водород же крайне редко встречается в природе в чистом виде, его приходится получать искусственно. Суть водородной энергетики в том, что избыточная электроэнергия, добытая с помощью солнца и ветра, поступает в систему электролизеров, которая производит водород из обычной воды. Этот газ немного отличается по техническим свойствам от привычного нам метана, но его можно использовать в газопроводах. Таким образом, постепенно предполагается заместить метановую когенерацию (одновременную выработку электричества и тепла) водородной.

[media id=5952]

— Можно ли, к примеру, на наших Рижских ТЭЦ, модернизировав сети, сжигать водород?

— Водород — будущее всех технологий, в которых используется природный газ. Я не могу утверждать, что ТЭЦ можно запросто переключить с одного топлива на другое, я не эксперт по техническим вопросам. Это вопрос планирования инвестиций собственника ТЭЦ — компании Latvenergo. Но Латвии определенно нужно больше использовать энергию солнца и ветра. У нас сейчас очень трудно, почти невозможно построить ветропарк, потому что население думает примерно так: «Мне нравятся ветряки, но не у моего дома». Но строить их придется: без них не обойтись, если мы хотим выполнить обязательства по декарбонизации на сроки до 2030-го и 2050-го годов, которые мы взяли на себя перед Евросоюзом.

— Государство снова будет платить владельцам ветропарков большие субсидии и собирать плату за «зеленую энергию» с каждого пользователя электросетей?

— Ветряные парки, которые у нас есть, были построены лет десять назад с использованием старых «низких» технологий и производят дорогое электричество. Они действительно не могут обойтись без государственной поддержки. В Латвии она, как известно, заключается в том, что государство обязуется выкупать у производителей «зеленую» энергию по фиксированной цене выше себестоимости, чтобы производители могли, в том числе, вернуть инвестиции. Сбор на эти цели — коэффициент обязательной закупки (КОЗ) — платят все пользователи электрических сетей, и он существенно повышает плату за электричество для каждого пользователя. Так вот, новые технологии по строительству ветропарков на возвышенностях 230-240 м никаких субсидий не требуют. Они эффективны и доступны и производят дешевую энергию. Под них можно законодательно отвести определенные территории, и никакие судебные процессы и протесты населения не будут помехой этим планам.

Кстати, последние полгода рыночная цена электроэнергии была выше, чем та, которую производители получали в рамках обязательной закупки. Государство на этом заработало несколько миллионов евро. В декабре, к примеру, средняя рыночная цена электроэнергии составляла 202 евро за мВт/ч. А ветропарк у нас получает 66-67 евро, станция когенерации, работающая на щепе — 134 евро, биогазовая — 156 евро. После того, как в системе обязательной закупки были вскрыты злоупотребления, периодически совершаются попытки просто взять и отменить КОЗ. Но этот сектор все же составляет 10% энергетики Латвии. Если его закроют, наша зависимость от импорта энергоресурсов еще увеличится.

— А что с солнцем?

— Технологии также очень подешевели, но есть проблема законодательного характера. Сегодня домохозяйствам разрешено устанавливать солнечные панели на крышах или возле домов. Есть ограничения по мощности — 11 кВт, но это, в принципе, покрывает потребности одного дома. «Домашние электростанции» работают по такой системе: летом, когда солнца много, а потребление низкое, они сдают излишки оператору распределительных сетей Sadales Tīkls как бы на хранение, а зимой, когда солнца меньше, а потребление выше, забирают ее обратно, ничего при этом не доплачивая. Цикл, в рамках которого действуют взаимозачеты, начинается 1 апреля и кончается 31 марта следующего года. Все, что нужно сделать, чтобы повысить эффективность этой системы, — это создать такие же условия для компаний. Сейчас многие компании строят солнечные панели для собственного потребления, но они вынуждены ограничивать площадь панелей, потому что не могут сдавать излишки.

— Но как же оператор будет покрывать разницу биржевого курса? Ведь владельцы солнечных батарей сдают энергию при низких биржевых ценах, а забирают при высоких.

— Чем больше будет альтернативных источников энергии, тем больше мы будем застрахованы от колебаний. Например, от тех, которые сейчас происходят из-за подорожания российского газа. Он вырос в цене за полтора года почти на 5000%! Если в 2020 году он стоил 5 евро за 1 мВт/ч, то сейчас —175. А если ты установил солнечную панель, тебе электроэнергия уже ничего не будет стоить.

— А есть ли среди альтернативных источников энергии более устойчивые варианты?

— Да, например, биогаз. Вблизи от животноводческих ферм или свалок устанавливаются станции по переработке разных биологических отходов, например, навоза, в метан. Технически это такой же метан, что и природный, который поступает к нам по трубопроводу, но при этом является возобновляемым топливом. Он экономит нам большое количество СО2, которое иначе попало бы в атмосферу. Его можно произвести и хранить так же, как и природный, например, в Инчукалнском ПГХ. В ЕС принята новая директива Renewable Energy Directive 2, которая требует от стран-членов создания такой системы, чтобы производители биометана могли свободно торговать своим продуктом, используя инфраструктуру для природного газа.

— Какой объем биометана производится в Латвии?

— Ноль! И я вам скажу почему: Латвия — единственное государство в Евросоюзе, которое не ввело эту директиву с 1 июля, как это требуется. И скоро, видимо, будет платить какие-то штрафные санкции простаивающим производителям. Потому что на биометан очень большой спрос не только в Латвии: и в Эстонии, и в Финляндии, и в Германии, и в Нидерландах, и в Великобритании.

Инфраструктурному фонду BaltCap в Латвии принадлежит самая большая группа биогазовых станций. И каждую неделю нам поступает как минимум один запрос на биометан по очень выгодным ценам, но мы не можем начать его производить, потому что Латвия не закрепила законодательно две вещи: оператор газотранспортных сетей Connexus Baltic Grid не начал работу над системой «сертификаты происхождения» для биометана, а Кабинет министров не внес в правила № 650 поправки о качестве биометана, который можно транспортировать по газовой сети (сегодня они слишком суровы). На словах кто-то хочет уменьшить зависимость от цен на природный газ, а на деле никаких конкретных шагов для этого не предпринимает.

У нас в стране 59 биогазовых станций. Сегодня они этот газ сжигают в режиме когенерации, чтобы произвести электроэнергию и, как побочный продукт, — тепло. Многие находятся в малонаселенных местах рядом с фермами, где мало домов, которые надо отапливать, и тепло в основном уходит в атмосферу. Вместо этого они могут этот газ очистить до фракции метана и запустить в газовую сеть, где его, к примеру, получат крупные когенерационные станции в городах. И весь ресурс будет использоваться эффективно. Таким образом можно заместить импортный природный газ местным возобновляемым ресурсом. Причем это немалый ресурс: Дания планирует до 2035 года полностью отказаться от импорта природного газа, потому что в этой стране очень развито скотоводство и, соответственно, много отходов.

Это простой пример, как уменьшить зависимость от российского газа. Но энергетическая независимость, конечно, не достигается с помощью какого-то одного источника. Необходим комплекс мероприятий. К примеру, надо строить больше когенерационных станций и котельных на биомассе.

— Биомасса или щепа — это дробленая древесина. Она же сгорает с выбросом большого объема СО2!

— У нас в стране очень интенсивная лесная промышленность. Много пилорам и разного рода лесохозяйств. Качественная древесина уходит на производство кругляка, бумаги и так далее. Остаются ветки, опилки и прочие отходы. Единственный способ их использования — это производство щепы для котельных. Когда дерево брошенное гниет в лесу, в процессе его разложения в атмосферу выделяется значительно больше СО2, чем при сжигании. Поэтому щепа — это источник возобновляемой энергии. Нет ни одного весомого аргумента против строительства в городах небольших котельных, работающих на этом местном сырье.

Я член совета рижского предприятия по теплоснабжению Rīgas Siltums, акционерами которого являются городская дума и Министерство экономики. Сегодня в RS половина теплоэнергии производится на щепе. Только что завершилась модернизация теплоцентрали Imanta, она перешла с газа на щепу. И планируется построить еще больше, чтобы снизить зависимость Риги от ТЭЦ 2, которая работает на газе, и у которой RS закупает тепло для обогрева правобережья. Нужно прекратить этот ужас со стоимостью тепла в Риге!

Тариф RS сегодня вырос с 44 евро за мВт/ч, которые мы платили еще летом, до более чем 67 евро. Почему? В то время как RS газ для своих котельных закупила в начале лета на всю зиму, когенерационная станция ТЭЦ 2, понадеявшись летом на то, что цена на газ вернется к значениям начала прошлого года, не закупила его на зиму и теперь должна покупать по пиковым рыночным ценам. Из-за этого те 70% теплоэнергии, которыми Ригу снабжает ТЭЦ 2, подорожали до верхней планки, установленной регулятором — Комиссией по регулированию общественных услуг.

— Насколько быстро и какой объем природного газа можно будет заместить «зелеными» источниками? И что нам нужно, чтобы скорее это сделать?

— Это вопрос не одного дня, и даже не одного года, на это, видимо, понадобится 5-10 лет. Но только, если политики вовремя все запланируют. Однако «зеленая» энергетика в Латвии — очень чувствительная тема, из-за скандала с КОЗ тема «зеленой» энергии обществом воспринимается очень негативно, и никто не хочет этим вопросом заниматься просто из политических соображений. После разоблачения аферы определенных предпринимателей с КОЗ наши политики постоянно говорили населению, что «зеленая» энергия — это плохо. Как же они теперь перед выборами будут принимать законы, способствующие развитию альтернативной энергетики?

Когда я еду по Германии, то вижу буквально на каждом доме солнечные батареи. В то время как страны Евросоюза приняли весьма амбициозные планы по «зеленой» энергетике, латвийский «Национальный план по энергетике и климату на 2021-2030 годы» ставит нам очень низкую планку. И если в 2020 году Латвия была второй страной Евросоюза по объемам выработки «зеленой» энергии, то в 2030 году она опустится на 11-ю позицию, и мы по-прежнему будем зависеть энергоимпорта.

МАРИЯ КУГЕЛЬ

Директор Avatud Ühendus INFORMBUREAU — Мария Епифанова. Главный редактор «Новой газеты — Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.