Сюжеты · Политика

«Это мостик между обществом и армией»

С началом войны в Украине Союз стрелков Литвы переживает подъем

Союз стрелков Литвы/Александр Белоусов/Новая газета — Балтия

Резкий рост записывающихся в Союз стрелков — индикатор того, насколько встревожено литовское общество. В эту организацию, которая не просто учит обращаться с оружием, а выполняет роль посредника между обществом, силовыми ведомствами и государством, после начала войны в Украине вступили около тысячи человек.

Стрелки готовы оперативно встать под ружье, чтобы защищать независимость и свою страну, и это не пафосные слова, а исторически обоснованная необходимость. В чем мотивация новобранцев и почему это сейчас особенно актуально, говорим с одним из командиров стрелков в Каунасе, где больше века назад была основана организация.

Более тысячи человек записались в стрелки после начала войны в Украине

Последние годы численность Союза стрелков, в который принимают несудимых граждан Литвы, оценивалась в более чем 10 тысяч человек. Однако с конца февраля количество желающих вступить резко выросло — около тысячи новобранцев написали соответствующие заявления. Теперь в списках союза — 11,5 тысячи человек.

Триггером, конечно, стало нападение России на Украину, что в странах Балтии восприняли как угрозу собственной независимости. На этом фоне в Литве обсуждаются поправки в законодательство, которые позволят стрелкам иметь дома автоматическое оружие. В Союзе это считают своевременным решением.

— При необходимости я за два часа смогу собрать до пятиста человек только в Каунасе. Это будут подготовленные люди, которые знают, как обращаться с оружием, — говорит командир второго соединения Союза стрелков Витаутас Жиманчюс, прослуживший в литовской армии 17 лет и одним из первых дававший присягу в независимой стране. — Пока кто-то будет размышлять, они станут действовать.

Командир второго соединения Союза стрелков Витаутас Жиманчюс/Александр Белоусов/Новая газета — Балтия

Капитан в отставке утверждает, что стрелки готовы дать оперативный отпор, к примеру, разведывательно-диверсионной группе, которая решит водрузить флаг в знаковом месте города: «В 2014-м году мы видели, как это происходило в Украине. Парочка вооруженных людей захватывали власть, пользуясь замешательством военных, полиции и госорганов и прикрываясь мирными жителями. Так вот в Литве это не получится. Нам не нужно искать оружие на складах или проводить мобилизацию — стрелки готовы и знают, что делать в такой ситуации».

Принципиальный момент заключается в том, что организация не конкурирует с силовыми структурами, а выступает их партнером. Это своеобразный мостик между обществом с одной стороны и военными, полицией, погранслужбой и другими ведомствами — с другой.

— Хотя у нас есть ребята, побывавшие в горячих точках, в основном занятия проводят армейские инструкторы, — подчеркивает Витаутас Жиманчюс.

Занятия, учения, тренировки проходят по армейскому образцу, а костяк Союза стрелков составляют отставные военные.

«Премьер-министр Литвы тоже решила вступить в наши ряды»

Основная часть вступивших сейчас в организацию — молодые мужчины, которые успели отслужить в армии, получить гражданскую профессию и обзавестись семьями.

Это важный момент, на котором акцентируют внимание в Союзе стрелков: «Речь идет об осознанном гражданском выборе, когда человек, достигнув определенного уровня жизни, приходит к пониманию, что он хочет защищать это мироустройство».

В течение первых полутора месяцев новобранцам предстоит пройти обучение. Через день (по вечерам) проводятся занятия — по медицинской подготовке, обращению с картами, экипировкой, оружием.

— С одной стороны, человек не выключается из обычной жизни, — обращает внимание командир второго соединения Союза стрелков. — С другой мы постепенно обучаем его военному ремеслу, стараемся сделать занятия разнообразными. А когда он втягивается, то появляется мотивация. Новобранец начинает чувствовать себя частью большого движения, нужного обществу. Это во многом также про реализацию.

По окончании курса молодого бойца стрелки едут на учения, где проходят стрельбы. После этого занятия входят в более спокойный ритм. Члены организации собираются несколько раз в месяц, появляется возможность выбрать специализацию и пройти углубленный курс по какому-то из направлений.

Недавно о намерении вступить в Союз стрелков объявила премьер-министр Ингрида Шимоните. Она утверждала, что это не эмоциональный шаг и она готова найти время для обучения.

Премьер-министр Литвы Ингрида Шимоните/Wikimedia.org

— Что ее может ожидать? — спрашиваю. — Сложно представить чиновника такого ранга в строю на полигоне.

— Хороший вопрос, — на мгновение задумывается Витаутас Жиманчюс. — У нас предусмотрен базовый курс стрелка. В течение девяти дней с утра до вечера новобранец проводит время на полигоне. Если премьер-министр найдет время, то она сможет воспользоваться такой возможностью.

Собеседник делает оговорку: «У нас демократическое общество. Вступление в Союз стрелков это не обязанность, а вызов для человека. У нас были два министра, которые находились в строю наравне с другими стрелками — в униформе рядового, выполняли те же обязанности, что и остальные».

Во время миграционного кризиса члены организации патрулировали границу

Основной ролью в Союзе стрелков считают реальную помощь стране в сложные моменты. Таких вызовов за последние годы было несколько. Во время пандемии именно члены организации пришли на помощь медикам и правительству.

— Тогда мы доказали, что являемся сильной организацией, — считает Витаутас Жиманчюс. — Регистрировали людей на ПЦР-тесты, помогали врачам. Только в Каунасе на горячей линии круглосуточно работали шестьдесят стрелков.

А на протяжении миграционного кризиса, когда сотни людей предпринимали попытки нелегально перейти границу со стороны Беларуси, члены организации пришли на помощь погранслужбе.

— Они были глазами пограничников, с помощью специального оборудования выполняли скрытое наблюдение, — утверждает командир второго соединения Союза стрелков. 

— Также они помогали патрулировать границу и наводили порядок в центрах для беженцев. Это была существенная помощь. Когда отделение стрелков заступало на дежурство, пограничники получали возможность отдохнуть. Операцию по поддержке с нашей стороны удалось настроить ритмично благодаря подготовке: один наряд только-только возвращался после смены, а другой уже находился на границе.


Командир второго соединения Союза стрелков Витаутас Жиманчюс/Александр Белоусов/Новая газета — Балтия

Внутри Союза стрелков существует своя иерархия. К самому силовому подразделению — боевым стрелкам — предъявляются такие же требования, как к военнослужащим. Они могут принимать участие в боевых операциях. Есть свои медики, пулеметчики, снайперы и так далее.

По сути, это и есть самый надежный резерв для Вооруженных сил, который не нужно учить, как перезаряжать оружие и объяснять кому подчиняться. В случае необходимости они в числе первых уйдут с армией, а их коллеги возьмут под охрану важные объекты, организуют блокпосты, станут оказывать помощь полиции, пожарным, медикам.

— Ведется большая работа с юным поколением, — отмечают в Союзе стрелков. — В нашу организацию можно вступить с одиннадцати лет. Подростки в этом смысле наша целевая аудитория.

Хотя организация военизированная и название на это намекает, но основная задача другая. Союз позволяет выстраивать горизонтальные и вертикальные связи. Среди членов организации — широкий круг гражданских специалистов, которые делятся важными знаниями с военными. Например, в области кибербезопасности. Те берут их на вооружение.

Это также помогает лучше понимать запросы и состояние общества, поскольку стрелки составляют наиболее активную его часть. Медики, актеры, преподаватели — нет профессии, которая не была бы представлена в организации. Страна буквально пронизана связями, и тем сильна.

— Одними из приоритетных качеств для членов организации мы считаем интеллект, критическое мышление, — замечает Витаутас Жиманчюс. — Занятия касаются не только военной науки — лекции читают видные представители интеллигенции. У нас хорошие связи с театрами, музеями, другими культурными учреждениями. Сами участвуем в организации праздников, торжественных мероприятий.

Как подчеркивают в Союзе стрелков, физическая подготовка не имеет никакого значения:

«Быть членом организации не означает готовность патрулировать с оружием в руках и совершать изнурительные марш-броски. Мы делаем акцент на информированности и налаживанию крепких связей для формирования основы гражданской обороны. Например, в каждой жилой общине люди должны знать, как отключить газ в доме, в какой квартире живет врач, где находится бомбоубежище. Чтобы беда не застала врасплох, а в критический момент каждый знал, что ему делать».

Возродили организацию ветераны, когда открылось окно возможностей

Витаутас Жиманчюс много говорит про осознанность и патриотизм. Это очень перекликается с историей создания Союза стрелков, который основали вовсе не военные люди, как можно подумать, а интеллигенция. У ее истоков стояли писатель Владас Путвинскис, путешественник Матас Шальчюс, художник Антанас Жмуджинавичюс. Запрос на ополчение был сформирован интеллектуалами, понимавшими, что независимость страны придется защищать.

Атриубтика союза стрелков Литвы/Александр Белоусов/Новая газета — Балтия

— Почему союз был основан в 1919-м именно в Каунасе? — на секунду задумывается Витаутас Жиманчюс. — Вильнюс был более интернациональным, а в 1920-м году он был занят поляками. В Каунасе же находилась временная столица, руководство страны переехало сюда. Литовские интеллектуалы решали, какой быть республике, шла напряженная дискуссия — пытаться создать нечто подобное Великому княжеству Литовскому или объединяться по языковому принципу?

Уже через год стрелки воевали с оружием в руках. Это был без преувеличения момент возрождения литовской нации.

Долгое время большинство членов организации аграрной страны были крестьянами. Хотя в ней были представлены все слои общества: студенты, рабочие, интеллигенция.

В 1930-е годы произошла реорганизация — Союз стрелков стал частью армии, что только усилило его. В тот момент численность оценивалась в 60-70 тысяч человек. Структура стала более разветвленной. Появились гражданские подразделения — железнодорожное соединение, швейные мастерские, даже театр.

— В каждом районе страны были созданы дома стрелков, которые стали центрами общественной и культурной жизни, — углубляется в исторический экскурс собеседник.

Состоять в союзе было престижным — члены организации помогали нести охрану правопорядка. Староста деревни непременно должен был быть стрелком. То же самое касалось госслужащих.

А потом началась Вторая мировая война, которая обернулась для страны двойной оккупацией. Именно так воспринимают те события в Литве.

В этот момент собеседник делает паузу и обращается к личной истории. Он вспоминает, как в детстве случайно нашел фотографии матери с оружием в руках в окружении единомышленников в лесу. В 1940-50-е стрелки составляли костяк партизанского движения.

— Мать была связной до начала 1950-х, когда произошел окончательный разгром организации и партизан, — продолжает Витаутас Жиманчюс. — Ее родной брат был расстрелян. А мама вынуждена была уехать на несколько лет в другую местность, где было безопаснее. Когда все стихло, она вернулась в родные края.

Несмотря на репрессии, движение продолжало существовать подпольно — собиралась информация, выпускались газеты, которые в виде фотопленок передавали за границу. Потом эти сведения транслировали через «Голос Америки» и другие радиостанции.

Центрами, вокруг которых сплотилось сопротивление, стали церкви. На основе выпускников семинарии создавались партизанские отряды. Периодически совершались акции, о которых, разумеется, советская пресса не сообщала.

Во времена перестройки связи стали крепнуть, они оформились в виде спортивных и других кружков.

Полноценно Союз стрелков возродился в 1989 году, когда открылось окно возможностей, которое литовцы не могли позволить себе упустить. Восстановили организацию ветераны, которые, несмотря на репрессии и смертельную опасность, сохранили дух и надежду на обретение независимости Литвой.

Характерно, что СССР со своим мощным идеологическим аппаратом не смог предложить альтернативу. Аналогом могла бы стать ДОСААФ или пионерское движение, однако этого не случилось по разным причинам.

— Наша организация, несмотря на ее военизированный статус, общественная, — в очередной раз подчеркивает командир второго соединения Союза стрелков. — Начальство — это съезд, на котором выбирают руководство. Члены организации вольны высказывать мнения и суждения, которые передаются наверх. Так устроена система сдержек и противовесов, базирующаяся на открытости и доверии между простыми людьми и властью. Вот почему Путин принимает неправильные решения? Он не получает объективных данных, у него нет достоверных сведений снизу. Отсюда истоки провала.

Командир второго соединения Союза стрелков Витаутас Жиманчюс/Александр Белоусов/Новая газета — Балтия

— Если бы в России и Беларуси существовали такие организации, вели бы себя власти иначе? — интересуюсь напоследок.

— Союз стрелков силен не только формализацией и структурой. Этого было бы недостаточно. Его основу составляют интеллектуалы, критически мыслящие люди, активная часть гражданского общества. Они сами могут и хотят принимать участие в защите страны.

В то же время посмотрите, что говорят российские военнослужащие, которые попадают в плен в Украине! С такими войсками, наверное, можно у себя в стране навести какой-то порядок, но при столкновении с такой же силой в другой стране — ничего не получится.



Александр Белоусов

#Литва
Директор Avatud Ühendus INFORMBUREAU — Мария Епифанова. Главный редактор «Новой газеты — Балтия» — Яна Лешкович. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.