Интервью · Экономика

Сценарии будущего Балтии и России от латвийского экономиста

Война в Украине, развязанная Россией, уже сейчас отозвалась на европейском континенте экономической нестабильностью и неопределенными перспективами. Как повлияют в ближайшем будущем санкции против России на жителей балтийских стран и на самих россиян? Об этом «Новая газета – Балтия» поговорила с экономистом банка SEB Дайнисом Гашпуйтисом.

В поисках альтернативы

– Приходится слышать, что мол введенными против России санкциями Запад сам себя наказал. Так ли это и в какой степени ограничения экономических отношений с Россией повлияют на нашу жизнь?

– Давать сейчас какие-то долгосрочные прогнозы трудно, потому что все может пойти по просто негативному сценарию, а может и по резко негативному. В любом случае, Европа, еврозона и в том числе Балтия довольно существенно эти санкции почувствуют. Сейчас мы снижаем прогноз роста экономики — он будет минимальным. В Латвии — примерно, 1,7%. В то время, как в начале года мы ожидали, что рост составит где-то 4,6%.

Все зависит от ограничения роста инфляции и цен на энергоносители. Мы видим сейчас, что все работают над тем, чтобы получить какие-то альтернативные доступы к нефти, газу и т.д. Как это получится — очень трудно сказать. Но то, что уже сейчас ясно — особенно плохо себя будут чувствовать те отрасли, которые тесно связаны с Россией.

Это, во-первых, транзит — здесь намечается довольно резкое снижение активности. Во-вторых, туризм — не все смогут приехать сюда, визы не будут выдаваться, как раньше. То есть, пострадают те компании и объекты, которые работали на клиентов из постсоветских стран. В той же Юрмале, я думаю, ничего не будет происходить. Значит, надо искать новых туристов.

Очень трудно сказать, как будет приспосабливаться к новым реалиям металлообрабатывающая промышленность. Потому что, во многом, мы зависим от металлов из России. Нельзя сказать, что в мире нигде больше нет металла, но все равно — их надо находить и неизвестно сколько это будет стоить. Ведь не одни мы будем эти металлы искать — спрос повысится. Значит, случится дополнительное влияние на рост инфляции. А высокая инфляция означает, что люди станут меньше потреблять. Это опять же тормозит экономическую активность.

Возникнут трудности и у производителей продуктов питания — в нынешних условиях, когда растет инфляция в сфере продовольствия, новые рынки сбыта будет очень трудно найти.

Зарплаты будут расти

– Можно ли сказать, что предприниматели сейчас пребывают в состоянии некоторой паники?

– Если послушать, что говорят предприниматели, то никто не может сказать, что будет все плохо или будет все хорошо. Они работают и ищут пути приспособления к новым условиям. Учитывая, что кризис у нас не в первый и не в последний раз, что похожее уже происходило и бизнес уже имеет опыт, есть надежда, что и сейчас предприниматели найдут выход.

Но, конечно, от негативных аспектов никуда не уйти. Рост зарплат замедлится, увеличится уровень безработицы. Но, с другой стороны, в последнее время мы наблюдаем довольно высокий спрос на рабочую силу. Это значит, что эффект роста безработицы будет временным — люди смогут найти другие возможности. Это не означает, что каждый, кто потеряет работу, скажем, на заводе, найдет работу в других сферах. Но все равно такая возможность будет.

Что касается роста зарплат, то он будет все-таки продолжаться, потому что есть давление со стороны государственных служащих — полиции, педагогов, врачей. И пока нет такого большого кризиса, урезания или замораживания заработной платы не будет. Это — самое последнее дело. Те предприниматели, которые работают на западных рынках, будут продолжать это делать и повышать заработную плату своим сотрудникам. Для того, чтобы удержать их, с одной стороны, а с другой — чтобы компенсировать инфляцию. Так что, в целом, рост зарплат будет ниже, чем ожидалось совсем недавно, но не прекратится. Правда, он не будет поспевать за инфляцией, и покупательская способность населения немного уменьшится.

Осенью будут проблемы

– Это уже кризис или только его предпосылки?

– Пока такой уж кризисной ситуации нет. Но точно это констатировать мы сможем лишь в середине года, когда увидим, как справляется строительная отрасль. Потому что, с одной стороны, там будет очень большой приток средств из Еврофондов, а, с другой стороны, важно будет понимать сколько будут стоить, скажем, кирпич и арматура и как сложно их будет достать. Если эти вопросы решатся, я думаю, строительство может компенсировать снижение активности в других отраслях.

Еще один важный вопрос — как Балтия и Европа в целом справится с замещение энергоносителей и тех материалов, которые мы получали из России. Тот же самый инертный газ неон, который используется в производстве микрочипов. Если его поставки прекратятся, то сильно пострадает, например, вся немецкая автомобильная промышленность.

То есть, есть такие ключевые вопросы, над решением которых сейчас все работают и в Европе, и в Америке, и в других странах. И, если с этим удастся справиться, тогда, я думаю, мы будем иметь, не скажу, что слишком оптимистическую, но нормальную для нынешних условий ситуацию. Но, если эта проблема в мире не будет решена, то мы увидим совсем другую ситуацию.

Надо понимать, что кризис в Латвии, да и во всем мире никогда не случается из-за какого-то одного фактора, этому способствует, как правило, целый комплекс причин. Например, уже сейчас мы можем говорить о том, что осенью будут довольно острые проблемы в продовольственной сфере. А это — определенное давление на социальную стабильность во многих странах, что приводит к дополнительному хаосу. Особенно, если к этому времени еще будет продолжаться война в Украине, ужесточение санкций и т.д.

Если же все закончится в течение одного-двух месяцев или, по крайней мере, стороны начнут искать пути выхода из этой ситуации, тогда, я думаю, мировая экономика, в том числе Европа и Балтия, с возникшими вызовами справится. Я хочу сказать, что не смотря на все то, что сейчас происходит должны быть какие-то дополнительные очень негативные потрясения, чтобы глобальная экономика пришла к кризису. Сейчас же в Европе пока нет таких признаков, что может произойти кризис.

– Сможет ли Балтия и Европа выжить без экономических связей с Россией, если предположить, что ситуация будет развиваться по крайне негативному сценарию и российская экономика окажется изолированной?

– Если смотреть на ситуацию в целом, то мы сейчас проходим ускоренными темпами, тот курс, который наметили пройти в течение ближайших десяти лет. Мы называем его «зеленый курс», он означает, что страны Европы постепенно отказываются от использования фоссильных ресурсов.

Конечно, Европа не готова сделать этот переход очень быстро, на один щелчок. Поэтому мы видим, что даже введенные санкции имеют не всеобъемлющий характер. И есть различия между некоторыми санкциями, которые вводят США и Европа. Потому что у Европы пока нет альтернатив получаемым из России ресурсам. Или, например, США вводят санкции на какие-то металлы, а на уран нет. Почему? Потому что нет альтернативы. Поэтому, я думаю, изоляция России пока не абсолютная.

Назад к «светлому» прошлому

– Как уже введенные санкции ощутят на себе жители России?

– Не всеобъемлющий характер санкций, конечно, не спасает российскую экономику и россиян. Потому что у России не будет ресурсов, чтобы приспособиться к наступившим изменениям, а это означает, что перспективы у нее очень негативные.

Дополнительные санкции накладывают на российскую экономику и различные зарубежные компании, которые уходят из страны. Некоторые уходят сами, некоторые под давлением и, я думаю, это давление будет продолжаться. Мы видим, что уходят компании, которые работают в сфере обеспечения комфортного уровня жизни, скажем так. Да, многие россияне не пользуются услугами и товарами этих компаний, но в целом это все равно приведет к ухудшению качества жизни людей в России.

Экономика будет откатываться назад. Речь не идет о стагнации, когда страна не развивается, но удерживает то, что есть. Нет — пойдет откат. Потому что нет замены многим продуктам, товарам и услугам. Конечно, будут появляться какие-то местные предложения, но мы понимаем, что у России нет таких ресурсов, чтобы все развивать самостоятельно. Это означает, что экономика откатится примерно к состоянию начала 90-х годов.

Многие, возможно, этого не почувствуют, потому что и сегодня живут скромно — смотрят телевизор, ходят на работу и зарабатывают только на питание и самые необходимые нужды.

– Как влияет на жизнь простых россиян резко и значительно упавший курс рубля?

– Падение курса рубля тоже имеет негативные последствия. Например, если у человека ипотечный кредит в долларах, то выплатить теперь его будет очень трудно, думаю, дело во многих случаях может кончиться банкротством. По сути, при таком падении рубля, это означает, что ипотека удвоилась. Те, кто купил недвижимость за рубли, наверное, не очень пострадают, хотя все зависит от условий договоров и от процентных ставок по кредитам. Плюс немаловажный вопрос — будут ли заемщики иметь прежние доходы? Или вообще какую-то работу. Многие ведь работали в филиалах западных компаний или связанных с ними фирмах и предприятиях, и получали хорошую зарплату. А когда иностранные компании массово уходят сохранить привычный доход людям будут очень трудно. Ипотеку, как правило, берут те, кто хорошо и стабильно зарабатывает.

Деньги — в топку войны

– Есть ли шанс у российской экономики не упасть на дно?

– Россия могла бы сохранить приемлемый уровень жизни, если бы бросила все свои ресурсы на удержание каких-то процессов в экономике. Но в нынешней ситуации это невозможно — эксперты компании Natixis посчитали, что военные расходы России сегодня составляют около 910 млн. долларов в день! Понимаете? Это означает, что, если она продолжит войну, эти ресурсы будут просто сгорать и уровень экономики опускаться все ниже и ниже.

Сейчас, по российским данным, за чертой бедности живут порядка 20 млн россиян, а к концу года, я думаю, таких людей будет в два, а то и в три раза больше. Даже с производством продовольствия Россия не справится, она сама не сможет производить то, что люди привыкли потреблять. И это несмотря на то, что страна является одним из самых больших экспортеров пшеницы в мире. Не исключено, что в некоторых регионах будет… ну, может быть, не голод, но очень туго.

Все зависит от того, как власть распределит ресурсы. Если приоритетом останется война в Украине, тогда ресурсы будут сгорать очень быстрыми темпами и экономика будет катиться вниз все быстрее.

– А в случае прекращения военных действий, какой может быть сценарий?

– Самое плохое, что от наложенных на Россию санкций, она не сможет полностью избавиться раньше, чем лет через десять. Даже, если сейчас она начнет исправлять отношения с Украиной. Должно пройти не меньше десяти лет, чтобы вернуть доверие тех, кто сейчас потерял деньги в России, и они могли бы туда вернуться. Все будет налаживаться очень медленно, потому что останется еще и моральный кризис, который нельзя измерить какими-то экономическими критериями.

И эта деградация экономики будет вовлекать в деградацию и общество. То есть, процесс будет долгий и болезненный.

Евгений Павлов

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.