Полковника нашли в «капусте»
Фото: Дмитрий Захарченко.

Полковника нашли в «капусте»

Деньги предприятий ОПК (Оборонно-промышленный комплекс), похищенные из Нота-банка, обнаружили у полковника Захарченко. Все логично: раньше он курировал «оборонку»
11 сентября 2016 21:56 / Расследования / Города: Москва

В пятницу вечером в ходе совместной операции сразу нескольких подразделений ФСБ был задержан врио начальника управления «Т» ГУЭБиПК МВД России Дмитрий Захарченко. Дело в отношении Захарченко, безусловно, войдет в историю российских правоохранительных органов — полковник МВД установил рекорд по сумме изъятых денег: во время обысков у Захарченко нашли эквивалент 8 млрд рублей в разных валютах. «Новая газета» поговорила с несколькими источниками в правоохранительных органах и выяснила, что задержание высокопоставленного полицейского связано сразу с несколькими громкими уголовными делами.

Управление, которое возглавляет Захарченко, занималось борьбой с экономической преступностью в сфере ТЭК и химической промышленности. Полковнику полиции предъявлено обвинение по трем статьям УК РФ: о злоупотреблении должностными полномочиями, о воспрепятствовании осуществлению правосудия и производству предварительного расследования и о получении взятки. «В обысках у Захарченко участвовало около 30 оперативников из разных подразделений ФСБ. Нагнали людей из разных служб, чтобы ни у кого не возникло желания взять лишнее», — шутит источник «Новой газеты» в ФСБ.

По его словам, главной движущей силой в разработке Захарченко было управление «М» ФСБ России, которое, помимо прочего, курирует как раз МВД. Кроме управления «М» в оперативных мероприятиях также участвовали УСБ ФСБ и ГУСБ МВД. Судя по всему, когда сотрудники спецслужб ехали на обыски, у них уже была оперативная информация о том, какие деньги они найдут у полковника полиции.

По словам собеседников «Новой газеты», Дмитрий Захарченко попал в поле зрения оперативников в связи с делом в отношении Захария Калашова, более известного в криминальном мире как Шакро Молодой.

Напомним, около месяца назад по этому делу уже были арестованы высокопоставленные силовики — первый заместитель ГСУ СК России по Москве Денис Никандров, а также руководитель управления собственной безопасности СКР Михаил Максименко и его заместитель Александр Ламонов. Дело в отношении сотрудников СКР сопровождало то же управление «М» ФСБ, что сегодня занимается и Дмитрием Захарченко. Тогда же стало очевидно, что аресты офицеров СКР — не последние в этом деле: оперативники отрабатывали все возможные связи Шакро Молодого и на «прослушку» поставили немало высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов.

В эту сеть, видимо, попал и руководитель управления «Т» ГУЭБиПК МВД. Хотя деньги, найденные у него при обыске, по словам наших источников, не имеют никого отношения к воровскому миру.

Оперативная съемка: Часть денег, найденных у полковника Захарченко

Люди, участвовавшие в обысках у Захарченко, рассказали «Новой газете», что на вопрос, откуда деньги, полицейский ответил: «Банкиры отдали на хранение». Ту же версию Захарченко повторил и на суде, когда ему избирали меру пресечения: «Это не мои деньги. Ни фактически, ни теоретически эти деньги не имеют ко мне отношения. Я в этой квартире не был. Взятки я не брал. Денег в руках у меня никаких не было» (цитата по «Коммерсанту»).

Деньги, найденные при обысках у Дмитрия Захарченко, имеют отношение к другому громкому уголовному делу — о хищениях в Нота-банке, у которого была отозвана лицензия в конце 2015 года. Руководство банка сегодня обвиняется в хищении 26 млрд рублей из кредитного учреждения. Основными корпоративными клиентами банка были предприятия оборонно-промышленного комплекса России. Несмотря на статус клиентов, на протяжении долгого периода времени руководство банка занималось тем, что выдавало безвозвратные кредиты аффилированным компаниям. А когда финансовое положение банка ухудшилось и перед тем, как туда зашла временная администрация ЦБ, процесс вывода активов принял массовый характер.

Бывшие сотрудники Нота-банка описали «Новой газете» типичную картинку, которую они наблюдали незадолго до отзыва лицензии. «Месяца за полтора до отзыва лицензии каждый день возле наших банкоматов толпилось по 3—5 бомжей и алкоголиков, которые массово снимали наличные на «левые» кредитки», — говорит один из бывших топ-менеджеров банка. Часть этих наличных денег, судя по всему, и была передана на хранение врио начальника управления «Т» ГУЭБиПК МВД России.

По словам источников «Новой газеты» в ФСБ, Дмитрий Захарченко был хорошо знаком с бывшим финансовым директором банка Галиной Марчуковой. По предварительной версии, именно полковник полиции предупредил руководство банка о готовящихся в их отношении оперативно-разыскных мероприятиях. «Марчукову мой подзащитный знал, но об обысках не предупреждал и дело не расследовал», — рассказал ТАСС адвокат Захарченко Юрий Новиков.

Связь Дмитрия Захарченко с Нота-банком выглядит неслучайной. Основными клиентами банка были предприятия оборонно-промышленного комплекса (ОПК). По совпадению и по словам наших источников в МВД России, до того как возглавить управление «Т», Захарченко руководил 24-м отделом, который относился к управлению «М» ГУЭБиПК МВД России (борьба с экономическими преступлениями в сферах машиностроения и металлургии). Отдел Захарченко как раз специализировался на преступлениях в сфере ОПК, на режимных объектах и ЗАТО. То есть арестованный полковник полиции должен был хорошо знать клиентов Нота-банка и сам банк, работавший с их деньгами.

Сам Захарченко своей вины не признал и утверждал на суде, что заинтересован в установлении истины больше следствия. Тем не менее суд принял решение арестовать высокопоставленного полицейского. Защита Захарченко уже заявила, что будет обжаловать арест.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close