Ключевые слова: уничтожен, нейтрализован, ликвидирован…

Ключевые слова: уничтожен, нейтрализован, ликвидирован…

29 июня 2016 15:50 / Общество / Теги: Россия / Города: Москва

Корреспондент «Новой газеты» два дня не отходила от телевизора. Медиапсихологи, протестировав подопечную, зафиксировали показатели, «свойственные людям, пережившим тяжелые события».

Перед началом опыта один из ученых предложил провести у телевизора с основным набором каналов хотя бы неделю. «Мы, к примеру, замеряли, как меняется уровень агрессивности и тревожности у подростков в зависимости от просмотров в течение 14 дней», — сказал он. Но, узнав, что я больше двух лет не включаю телевизор (его постепенно заменил компьютер, где можно выбирать фильмы, музыку и источники информации), наблюдатели согласились: хватит и уикенда — с утра субботы до понедельника.

Журналисты уже проверяли себя на прочность таким образом. В прошлом году американец Виталий Каценельсон провел у нашего телевизора семь дней, в 2014‑м немка Анна Прицкау — сутки. Оба изучали механизмы российской пропаганды и оценивали уровень программ, но не человеческие реакции. Поэтому авантюра с погружением в телереальность показалась интересным экспериментом.

Насторожила, правда, заметка, случайно найденная в Googlе: о том, что год назад в рязанском городе Касимове кандидат технических наук, преподаватель вуза взялся за топор после просмотра ТВ и убил собственную мать — большую поклонницу какой-то передачи.

«Ну у нас до такого не дойдет», — подумала я и обратилась к трем медиапсихологам, давно изучающим тему влияния массмедиа на человека: доктору филологических и кандидату психологических наук, профессору кафедры периодической печати факультета журналистики МГУ Елене Прониной, руководителю научно-исследовательской группы «Новый взгляд», доценту кафедры психологии ВолГУ Анатолию Сергееву и доценту Саратовского государственного университета имени Чернышевского, кандидату педагогических наук Марии Жижиной.

До начала эксперимента и после него меня тестировали, и уже эта процедура — приключение, хотя бы потому, что обычно журналисты задают вопросы, а не отвечают на них. И спрашивали о глобальном: о природе людских характеров, о факторе случайности в судьбе, о добре и зле, — о таком, в чем за жизнь не разберешься, а здесь «выбирайте вариант, не особенно раздумывая».

Но самое любопытное было впереди — два дня наедине с телевизором: с 7 утра до 2 ночи. Смотрела, потом описывала ощущения.

День первый

Уже через час возникает ощущение, что ты попал в «День сурка» — за два года ничего не изменилось: те же лица, те же «сенсационные репортажи». О том, как блудная дочь вернулась к матери — певице Распутиной, Басков запретил невесте пить, Киркоров вышел на беговую дорожку. Первый и «Россия‑1» транслируют документальные фильмы об известных актерах. Актеры в тысячный раз откровенничают о своей молодости, разбавляя биографии новыми подробностями.

В перерывах между рекламой зрителям рассказывают о «прикладных вещах», которые, видимо, интересуют многих. Пластический хирург объясняет, что надо отрезать у 50‑летних женщин и что в них же закачивать. Показательно оперирует звезду 1990‑х, приговаривая: «Из говна конфетку не сделаешь». Так и говорит.

В другой передаче врачует Анна Семенович — советует зрителям правильно питаться: ослабить ремни, освободить животы и выбросить газеты, чтобы не мешали перевариванию плохими новостями.

И снова реклама. Варикоз, грибок ногтей, укачивание и тошнота, прыщи, вздутие… Девушки выбривают километры интимных зон и разбирают на тонкие пластинки горы прокладок.

Ох, как несовершенен человек. И с социумом не все в порядке. Судя по передачам, кругом мошенники, никому нельзя верить. И как назло недруги не дают покоя России. (Это я смотрю новости.) Столько всего успевают: не пускают нас на Олимпиаду, из-за чего негодует весь мир. Похоже, и финансовая катастрофа в Рио-де-Жанейро случилась именно поэтому — потому что наших обидели. За пределами России вообще проблемы: Сицилия горит, в США — торнадо, в Балтии — учения НАТО, во Франции — болельщики, в Британии — референдум о выходе из Евросоюза.

Заголовки в информационных выпусках, как плакаты: «Куда идешь, Европа?», «По какому праву?», «Подозрительные личности», «Коллективная ответственность», «Рыльце в пушку».

Ключевые, часто повторяющиеся слова: уничтожен, пособник, экстремистский, нейтрализован, воинственный, якобы, ликвидировали, агрессивный, фронт.

От моего легкомысленного настроения не осталось и следа. Заканчиваются заграничные телебеды, начинается фильм «Кубанские казаки» 1949 года. Пока он идет, экстрасенсы, колдуны, гадалки на ТНТ собираются снимать с кого-то порчу, лить святую воду и общаться с духами.

Через 5—6 часов телевизор воспринимается как раздражитель. И время, кажется, не движется — стрелки застыли.

Жму на кнопки пульта, но большой разницы между каналами нет.

К вечеру перестаю искать что-нибудь интересное и просто смотрю на экран. Мозг то отключается, то включается. Уже верю, что «волосы — это наша гордость», сочувствую Гарику Харламову, мечтающему «гулять по Москве голеньким». Слушаю все новости от начала до конца, удивляясь, почему в недолгих сюжетах о событиях в России есть только первые лица государства, политологи и совсем нет обычных людей. Единственное, что случилось в стране за субботу, судя по выпускам, — прошел парад детских колясок в Москве.

В «ящике» совсем нет жизни — космонавты, вернувшиеся на Землю, есть, Госдеп, шпионы, «идейные противники, нагнетающие военную истерию и пытающиеся обуздать Россию», есть, а обычных людей, их радостей и проблем не физиологического свойства вроде как не существует. Чувствую себя исключенной из той страны, которая в телевизоре, но сижу у экрана еще 2—3 часа, пока усталость не гонит меня спать.

Снятся сбежавшие из тюрьмы вооруженные преступники, которых обезвреживает и перевоспитывает девушка-модельер.

 

День второй

Включаю телевизор, и первое, что из него вылетает: «Сделаешь еще шаг, и я выстрелю». Как медведь-шатун, брожу по каналам в поисках позитива.

О, нашла и с большим удовольствием посмотрела программы о путешествиях Дмитрия Захарова «Их нравы» и Дмитрия Крылова «Непутевые заметки».

Узнала, кстати, что слово «мир» на киргизском языке звучит как «тынчтык». Но тут настало время новостей, и «тынчтык» сменили знакомые ключевые: боевики, спецоперация, подавили, антиправительственный, режим, террорист, вражеский.

О России три известия — празднование Дня медика, Троицы и подъем из Керченского пролива самолета, сбитого в 1943 году. Вообще, отсылов к прошлому, особенно военному, достаточно много на ТВ. Подспудно отрицается настоящее.

Дальше смотрю передачу, в которой молодая женщина жалуется на невнимательного мужа и просит визажистов, стоматологов и дизайнеров вернуть ей супруга. Ведь когда изменятся прикус и одежда — проблема разрешится. Героиню тюнингуют. Я уже ругаюсь с телевизором. Громко.

«Наш потребнадзор» показывает, как коварные коммерсанты отбеливают муку хлоркой, а пластические хирурги (опять) избавляют людей от запаха пота. Пропадает аппетит.

Малышева на мешочках с песком учит Пельша, Малахова и Диброва пальпировать яички. По-моему, я тупею.

Вечером телеканалы попеременно показывают развлекательные шоу и выпуски о катастрофе, унесшей жизни 14 человек. Двойной кошмар…

Телевизор работает почти до трех ночи. Снова есть ощущение тягучести, вязкости и бессмысленности времени. Но раз уж все равно не могу уснуть — пусть шумит…

 

Наблюдения медиапсихологов

ДОКТОР ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ И КАНДИДАТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР КАФЕДРЫ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ ФАКУЛЬТЕТА ЖУРНАЛИСТИКИ МГУ ЕЛЕНА ПРОНИНА:

— Накануне и сразу после эксперимента Анна прошла психологическое тестирование, ответила на вопросы специального теста «Шкала базовых убеждений» (World Assumption Scale), разработанного известной исследовательницей Янов‑Бульман (Janoff-Bulman) для диагностики уровня психологического благополучия. До начала эксперимента все показатели были практически в норме (кроме одного параметра — ощущения нестабильности мира, стихийности событий, где отклонение было незначительным — на 1 пункт). После «погружения» в телереальность произошли заметные изменения. Более всего пострадало представление о справедливости мира (показатель упал на 10 пунктов и вышел за границы нормы), резко (на 8 пунктов) снизилась вера в доброту и красоту мира, ощущение стихийности и случайности событий превысило норму еще на 5 пунктов.

Таким образом, после телепросмотров эти три показателя оказались значительно ниже нормы, что обычно характерно для травматической картины мира и свойственно людям, пережившим тяжелые события. Снизились и другие показатели, хотя и остались в пределах психического здоровья: так, снизилась вера в доброту людей (на 3 пункта) и уверенность в своей способности управлять собственной жизнью (на 2 пункта).

Два показателя несколько улучшились, хоть и незначительно: возросло ощущение своей везучести (на 2 пункта) и ценности своего Я (на 2 пункта). Вероятно, на фоне общего неблагополучия и в целом тягостной картины реальности, представленной телевидением, Анна невольно почувствовала себя довольно «везучим» человеком. Это обстоятельство говорит о том, что, когда все плохо, человек может найти опору в самом себе, и многое зависит от стрессоустойчивости и веры в себя…

Результат проведенного эксперимента в общем-то корреспондирует с известным феноменом культивации, впервые описанным американским исследователем СМИ Георгом Гербнером в 70‑х годах прошлого века. В статье «Пугающий мир современного телезрителя» он и его коллеги показали, как телевидение изменяет восприятие реальности в соответствии с «картинкой» на телеэкране и, отдавая предпочтение «плохим новостям», зачастую формирует совершенно катастрофический образ мира у телезрителей.

С тех пор мир не стал безопаснее, и многие события действительно вызывают тревогу. Значит ли это, что СМИ не должны о них рассказывать? Конечно, должны. Информация — залог успешного преодоления трудностей. Проблема в том, что СМИ (и телевидение в частности) зачастую ставят другую задачу: не информировать, а расставлять акценты, выдавать оценки, вызывать те или иные чувства, раскачивая эмоциональный маятник и дестабилизируя психическое состояние.

«Отсюда мораль», как говорила Алиса в «Стране чудес»: доверять своей собственной жизни, тому, что видишь сам, а информацию получать из разных источников.

 

ДОЦЕНТ САРАТОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ ЧЕРНЫШЕВСКОГО, КАНДИДАТ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК, ЧЛЕН АССОЦИАЦИИ КИНООБРАЗОВАНИЯ И МЕДИАПЕДАГОГИКИ РОССИИ МАРИЯ ЖИЖИНА:

— Вопрос в том, почему человек зависает перед телевизором в ТВ‑серфинге, переключая каналы? Уже известен факт, что счастливые люди смотрят телевизор гораздо меньше, в отличие от людей, у которых скучная, монотонная жизнь. Наличие телевизионной зависимости, как и любой другой зависимости, — сигнал о психологических проблемах человека.

Если анализировать отечественные и зарубежные работы по изучению роли и эффектов медиа, то можно отметить, что исследователи подчеркивают преимущественно их отрицательные влияния на эмоциональную, поведенческую, когнитивную сферы. Более того, медиасреда рассматривается в качестве фактора угрозы психологической безопасности личности.

Однако есть и позитивные эффекты. К ним некоторые исследователи относят повышение информированности, расширение круга интересов, рост профессиональной активности, повышение интереса к политическим вопросам, мобилизацию и объединение людей в период проведения различных кампаний, поддержание социальных связей, реализацию собственного имиджа…

 

РУКОВОДИТЕЛЬ ПРОЕКТНОЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ГРУППЫ «НОВЫЙ ВЗГЛЯД» (ВОЛГОГРАД), ДОЦЕНТ КАФЕДРЫ ПСИХОЛОГИИ ВОЛГУ АНАТОЛИЙ СЕРГЕЕВ:

— Не менее интересны исследования нашей проектной группы по выявлению степени влияния программ с определенным подтекстом на молодежь. Проводился как естественный, так и лабораторный эксперименты. У молодых людей, которые не менее 3 часов в день просматривали сюжеты с агрессивной пропиткой либо читали информацию подобного толка, уровень агрессивности был существенно выше, чем у сверстников, которые этого не делали. Данная характеристика существеннее изменилась у представителей мужского пола (48% против 19%). В эксперименте по предрасположенности к тревожности, напротив, больший процент был у девушек (37% против 14%).

По сути, с использованием различных вариаций приемов и методов можно оказывать психологическое воздействие на любого человека. Замечено, что чем раньше будет происходить информационно-психологическое воздействие на человека, тем глубже оно будет в него «проникать» и тем устойчивее будет в дальнейшем. По мере накопления жизненного опыта, развития логического мышления информация начинает подвергаться более критическому осмыслению.

Источник Новая газета

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.