Вильно, Вильна, Вильнюс – нерассказанные истории
Фото: Wikimedia.org

Вильно, Вильна, Вильнюс – нерассказанные истории

30 апреля 2016 19:31 / Культура / Теги: Литва / Города: Вильнюс

Смешение стилей, барокко и классицизм, широкие проспекты, рвущиеся к небу современные небоскребы — таким сегодня стал Вильнюс. Но так было не всегда, здесь билось сердце Великого княжества Литовского, на жизнь горожан влияли православие, католицизм и протестантизм. Для евреев город стал северным Иерусалимом, а чиновники царской администрации пытались, вопреки своей репутации реакционеров, насаждать демократию. О тайнах литовской столицы «Новой газете — Балтия» рассказал Дарюс Поцевичюс, публицист, анархист в душе и автор книги «100 исторических реликтов Вильнюса».
 

– На Вильнюс предъявляют права и литовцы, и поляки, и русские. В свое время о нем мечтали и белорусы. Так кому же на самом деле принадлежит этот город?

– Чтобы понять судьбу Вильнюса и вопрос его принадлежности, нужно отказаться от стереотипа и не мерить историю при помощи сегодняшних понятий. Нации — продукт современности, грубо говоря, они сформировались в XIX столетии. Оперировать этим понятием по отношению к XI – XVIII векам тяжело. В этот период времени наций не существовало. Что существовало? Религии и религиозные войны. Католики воевали с православными, протестанты с католиками, но никак не литовцы с русскими или поляками.

– Когда начался процесс превращения Вильно из города великого княжества Литовского в большую, современную европейскую столицу?  

– Историки сколько угодно могут говорить о великолепии Вильны во времена Великого княжества Литовского (ВКЛ), на самом же деле, город в то время был гордым, но провинциальным. Он был узником своих же защитных стен и бастионов. В современный европейский город Вильнюс начал превращаться только в середине XIX столетия. С включением ВКЛ в состав Российской империи в город пришла промышленная революция. Справедливости ради, надо бы сказать, что промышленная революция в Вильно пришла бы и в том случае, если бы он остался в составе княжества Литовского или польского королевства. Но наверняка несколько позже, так как элита ВКЛ чрезвычайно сопротивлялась всяким новшествам, причем настолько, что ее реакционизм пришлось на своей шкуре испытать даже чиновникам царской администрации. Парадоксально, но тогда, в первой половине XIX столетия, царские чиновники насаждали зачатки демократии и городского самоуправления, а люди, которые принадлежали к правящим кругам тогдашней Литвы, всячески этому противодействовали.

– Царская администрация прославилась тем что, как правило, насаждала повсюду реакционизм и бюрократию, а не как вы утверждаете — демократию.

– И, тем не менее, это именно так. Только представьте себе, в 1811 году царская администрация предложила сильно расширить круг горожан, имеющих право выбирать городской магистрат. Шок! Следующее новшество, которое попытались в 1817 году осуществить в Вильне царские чиновники, городская элита встретила в штыки. Тогдашний генерал-губернатор предложил ввести в магистрат двух представителей еврейской общины. Члены магистрата заявили, что заседать с евреями в одном зале они не согласны, и объявили бойкот. В результате генерал-губернатору пришлось отозвать свое решение. В городской администрации евреи появилась только через несколько десятков лет, в 90-е годы XIX века.

– Как долго старые элиты продолжали влиять на жизнь города?

– До появления в Литве на посту генерал-губернатора графа Михаила Муравьева позиция прежних правящих кругов великого княжества Литовского (магнатов, шляхтичей) в Вильне, да и в самой Литве была исключительно крепкой, новой администрации приходилось с этим считаться. Литовско-польское дворянство стеной стояло за старыми, добрыми традициями. Нынешние историки и с польской и литовской стороны, в большинстве, сходятся на том, что царская администрация насильно насадила свои порядки, и таким образом вековые традиции княжества Литовского и Вильны оказались сломанными. Но на самом деле, эти традиции уже в то время были устаревшими, их так или иначе надо было ломать.

– Как изменился город в советское время?

– После окончания второй мировой войны состав жителей Вильнюса поменялся на 95%. Это беспрецедентный случай в истории города. Во время войны практически уничтожена еврейская община, те кто выжил — бежали. Многим полякам пришлось в добровольно-принудительном порядке эмигрировать в Польшу, которую тогдашние коммунистические власти попытались превратить в этнически однородное государство. Место уехавших из Вильнюса евреев и поляков заняли литовцы. В городе началась эпоха доминирования литовской культуры. В основной своей массе, литовская культура — это культура хуторская. Литовцы, в отличии от горожан-евреев и поляков, жили, в основном, в деревнях. А новоприбывшие жители Вильнюса подвергались интенсивной коммунистическо-идеологической обработке. Лишь после нескольких десятков лет пришлое население превратилось в горожан, и в 60 – 70 годах можно было наблюдать новый бум в развитии города. Началось интенсивное строительство предприятий и спальных районов, стала развиваться городская инфраструктура, иногда ценой исторических мест. Так, например, сравняли с землей кладбище протестантов, а на его месте появился Дворец бракосочетаний, Дворец профсоюзов и парк.

– Как нынешние историки относятся к советскому периоду истории города?

– Крайне негативно, точно такая же точка зрения главенствует по отношению к периоду времени с 1920 по 1939 годы, когда Вильнюс принадлежал Польше. Именно поэтому нынешние власти предпринимают множество усилий, чтобы стереть при помощи варварских методов следы советского прошлого. Мне кажется, что уничтожение исторических реликтов, пусть даже советских, — далеко не самый лучший путь. Ведь во времена постмодернизма можно было придумать уйму способов, как их натурально включить в изменившуюся среду города...

– В истории города свой след оставили не только православные, католики, евреи, но и протестанты.

– Считается, что до конца 16 века в Вильне было больше церквей, нежели католических костелов. Любопытно, но в 14–15 веках более половины жителей города составляли православные, их количество стало уменьшаться после того, как католическая церковь начала активно бороться за души верующих и добилась запрета на строительство православных храмов. В истории был даже такой момент, что протестанты в великом княжестве Литовском попытались заключить унию с православными, чтобы выступить единым фронтом против католиков. В 1599 году зародившиеся новая уния провалилась из-за разной точки зрения обеих конфессий на многие аспекты общественной жизни. В дальнейшем, движение протестантов, во многом из-за влияния контрреформации, сошло практически на нет, а возрождение православия началось благодаря деятельности того же генерал-губернатора графа Михаила Муравьева. Такой точки зрения на деятельность Муравьева придерживаются российские историки, для литовских и польских историков граф стал антигероем, насильно насаждавшим православие.

– Попытка протестантов подружится с православными против католиков, бойкот членами магистрата коллег евреев — все это как-то не вяжется с общепринятым мнением, что Вильнюс был многонациональным и веротерпимым городом. 

– В 1639 году один из протестантов во время праздника на территории, принадлежащей его единоверцам, захотел пострелять в птиц и случайно попал стрелой из лука в костел св. Михала. Практически сразу он был обвинен в святотатстве, а в городе начались погромы. Публично сжигались книги протестантов, а за принадлежность к «еретикам» могли и убить. Католики-горожане гордились борьбой с протестантами.

– Евреи называли Вильно северным Иерусалимом…

– В ранние времена ВКЛ евреев на территории княжества было немного, и селились они не в Вильне, а в городах теперешней Белорусии. Мало кто знает, что Александр Ягеллончик, великий князь Литовский, в 1495 году изгнал их из ВКЛ. Евреи возвращались неохотно, первая каменная синагога в Вильне появилась только в 1633 году. Возможно, городу нечем было привлечь евреев. Ни промышленности, ни мануфактур. Золотой век для евреев наступил только во времена Российской империи. В 19 веке их количество увеличилось в два-три раза. Вот тогда-то Вильна и превратилась в северный Иерусалим.

– В сегодняшнем Вильнюсе можно найти следы того старого Вильна, которое стало для евреев северным Иерусалимом?

– Да, кое-что сохранилось. Так, до сих пор на 5 домах сохранились таблицы с инициалами их еврейских владельцев. Ни русские, ни поляки так не поступали. Мне кажется, что после отмены запрета на свободное поселение на любой улице города евреи, таким образом, обозначали свою собственность.

– Во время Российской империи в Вильно появились не только евреи, но и начал изменяться сам облик города.

– Многими изменениями в городской архитектуре город обязан архитекторам из Санкт-Петербурга и Москвы, в том числе архитектору Николаю Чагину. Чагин занимался строительством новых православных церквей, ремонтом старых — именно поэтому он заслужил прозвище строителя церквей. Некоторые его архитектурные решения для того времени были довольно смелыми и новыми. Кое-кто видит в нем нарушителя гармонии города, но с другой стороны, он довольно бережно обошелся с костелом святого Казимира, перестраивая его под церковь. До советских времен в Вильне никогда не было своего местного архитектора, сюда всегда приглашали строителей из других городов. Я думаю, что это просто прекрасно – именно благодаря этому у нас такое смешение стилей и форм.

– О том, что в Вильнюсе несколько десятков лет действовала конно-железная городская дорога, или просто конка сегодня знают немногие…

– Роль общественного транспорта в Вильне исполняли извозчики. Конка или конный трамвай в городе появился к тому времени, когда во всей Западной Европе, да и в метрополиях Российской империи уже ходил электрический трамвай. В 1893 году было проложено 10 км линий. Трамваи ходили по трём маршрутам: Центр — железнодорожный вокзал и в пригороды: Ужупис и Антакальнис. В 1909 году конка перевезла 2,6 млн. пассажиров. Конка в Вильне просуществовала долго — до Первой мировой войны.

– Почему в Вильне отказались от конки и почему ей на смену не появились трамваи?

– Согласно городской легенде, смертельный удар планам по строительству электрического трамвая нанес Юзеф Пилсудский. В бытность Пилсудского подпольщиком ему на революционные нужды требовалось много денег. 26 сентября 1908 года боевая группа, возглавляемая Пилсудским, напала на почтовый поезд, перевозивший деньги из Варшавы в Петербург на станции Безданы, недалеко от Вильно. Нападение было удачным, в руки нападавших попало около 200 тыс. рублей. Именно эти деньги и планировалось потратить в виде первоначального взноса на строительство электрических трамвайных линий в Вильне. Через несколько лет грянул гром Первой мировой войны, электрические трамваи не появились, конка тоже исчезла, уступив место автомобильному транспорту.

– Некоторые жители Вильнюса до сих пор автобусы называют «арбонами».

– Ничего необычного в этом загадочном слове нет. Вильнюсский магистрат в начале 1930-х годов прошлого века ходовую часть автомобилей заказал непосредственно в Швейцарском городе Arbone, после появления этих автобусов в Вильне горожане прозвали их арбонами.

– Одним из самых известных символов нынешнего Вильнюса является ярмарка Казюкаса.

– Многовековая история ярмарки Казюкаса — это очередной миф, ставший реальностью. Он появился благодаря усилиям польского Отдела пропаганды туризма в 1936 – 37 годах. В Вильно решили привлечь туристов, и началась рекламная кампания, которая воспевала старинный праздник. На самом же деле исторических документов, которые могли бы подтвердить, что происхождение ярмарки начинается несколько сот лет назад, попросту нет. Сегодня ярмарка Казюкаса вытеснила и отправила в небытие другие, гораздо более известные ярмарки. Достоянием истории стала Георгиевская ярмарка, забыли о празднике тела и крови Христовых, забыли и о празднике святого Варфоломея. Так что слава и древность ярмарки Казюкаса — всего лишь очередная городская легенда.

– Самые известные городские легенды Вильнюса, это…?

– Во-первых, легенда о том, что Наполеон Бонапарт, очарованный грациозностью костёла святой Анны, пожелал на своей ладони унести его в Париж. На самом же деле солдаты Наполеона разграбили храм и превратили костел в помещение для кавалерии. Во вторых, легенда о драконе, который скрывался в подземельях костела Миссионеров и похищал красивых девушек и мещанок. Эта легенда просуществовала до сих пор, во время дней Физика FiDi  студенты Вильнюсского университета шествуют с гигантским динозавром к факультету филологии. Так дракон просит прощения за то, что якобы в старые времена перекусил студенткой филологии.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close