«Раньше смоленские художники удивлялись радушию литовцев»
Фото: Смоленско-литовский художник Михаил Машков. Фото: Мария Епифанова

«Раньше смоленские художники удивлялись радушию литовцев»

История книги смоленско-литовского художника, которая никак не может быть издана
27 апреля 2016 12:59 / Культура / Теги: книги, культура, Литва / Города: Вильнюс

Михаил Машков — одновременно член двух художественных союзов: республики Литва и Смоленской области. Сам признается, что какое-то время живопись для него была не только профессией, но и прикрытием — в 70-е годы он приехал в Вильнюс, будучи офицером КГБ. Но после распада СССР покинул службу и окончательно посвятил себя любимому занятию, а в Литве остался: понравилось. Какое-то время участвовал в политической жизни страны, зарегистрировал «Союз русских в Литве» — и решил уйти из политики. С тех пор не возвращался — занимался только живописью. 

Михаил Машков, считая себя художником и литовским, и смоленским, пытается объединить две школы: несколько раз, в конце 2000-х, организовывал в Литве совместные пленэры, куда звал коллег из балтийской республики и родной Смоленской области. Говорит, тогда ему всячески помогали и в литовском министерстве культуры, и в Смоленской области.

Теперь времена изменились: не до культурной интеграции. И художник уже год не может выпустить свой сборник — «Художники земли Смоленской», который лежит отпечатанным в Вильнюсской типографии. И в России, и в Литве разводят руками: денег нет. 

Расскажите подробнее про сборник «Художники земли Смоленской». Когда он был подготовлен?

Это делалось к 75-летнему юбилею смоленского отделения Cоюза художников России. К сожалению, подобных сборников практически не выпускалось раньше, поэтому к юбилею мы собрались и решили сделать альбом, который характеризовал бы творчество смоленских художников. Год мы собирали материал, фотографировали работы, договаривались с художниками.

Сначала мы хотели отпечатать книгу в Смоленске, но столкнувшись с ценами, которые нам предложили, решили отказаться.

В каком году это было?

В конце 2012 — 2013 году. Я как раз согласился стать председателем смоленского отделения — принял эту должность от прежнего председателя, который, по сути, бежал, оставив нам расхлебывать кучу проблем. Он  тогда связался с полукриминальной строительной компанией, она якобы сделала в здании капитальный ремонт — а на самом деле, только косметический. Когда я об этом узнал, мы отремонтировали, что смогли — крышу, окна.

 К тому же, на прилегающей территории, которая попадает в зону культурного наследия, эта фирма хотела построить 14-этажный дом. Художники возмутились, председателю пришлось бросить ключи и уйти с поста. Меня пригласили как менеджера кризисных ситуаций.

Я как раз не был загружен работой. Когда начал поднимать документы, оказалось, что все оборудование было продано прежним председателем за копейки — союз лишился материальной базы.

Из Центрального союза художника вы никакой поддержки не получали?

Нет, предыдущий председатель смоленского отделения имел какие-то договоренности с центральным отделением, они хотели снести это здание, получить площадь под строительство домов и подземных гаражей.

Давайте вернемся к сборнику. Вы его собрали, что дальше?

Стали выбирать, где напечатать — остановились на одной Вильнюсской типографии. Отношения у нас нормальные, производственные. Они делали нам буклеты по пленэрам, были связаны с посольством — сделали им ряд печатных изданий. Они назвали свою цену: 17 с половиной тысяч евро за тысячу экземпляров с толстой обложкой, на хорошей бумаги, с тиснением и множеством фотографий.


Неужели нельзя было напечатать дешевле? Многие печатают в Белоруссии, например.

Дешевле не получится — вышло бы даже несколько дороже. Тут мы все-таки пришли по знакомству, а там — со стороны. И потом, здесь были отработаны отношения. Мы переслали по электронной почте все материалы, они все собрали, напечатали — причем в контексте нашего договора они даже не взяли предоплату. На первых страницах — портреты наших смоленских вождей, которые говорили: «Мы вам поможем, мы это все профинансируем». Потому мы и решились это сделать: была договоренность с областью, что она берет все расходы на себя.

И когда сборник был напечатан?

В январе 2015 года — и нам отказали в поддержке. Я тогда беседовал и с заместителем губернатора по культуре, и с директором департамента, все говорят: «У нас денег нет, Москва сократила финансирование, так что выкручивайтесь сами». В то время шла предвыборная кампания, губернатор избирался на второй срок, мне говорили: «Если мы дадим деньги, все скажут, что мы подкупаем электорат». Вот такая нелепая отговорка.

Почему они так резко передумали, если сначала пообещали вам поддержку? У вас есть какие-то версии?

Я никакой объективной информацией не обладаю. Ссылались на предвыборную кампанию, наверное, нужны были деньги на нее. Мне обещали вернуться к этому вопросу в сентябре, после выборов.

В результате проблема легла на плечи типографии. Я пытался найти деньги в Литве, но тоже не вышло. Мои знакомые бизнесмены, которые раньше поддерживали такие инициативы, теперь отказываются, опасаются ДГБ.

Чего они опасаются — речь ведь идет о картинах.

Я это понимаю, как понимают многие. Но русофобия, которая сейчас разыгралась в Литве, влияет на этих людей — они боятся за свое состояние. Лишние проблемы им не нужны.

А вы не пробовали обращаться напрямую в министерство культуры Литвы, в союз художников Литвы, членом которого вы являетесь?

Я вам приведу такой пример. В прошлом году мы должны были организовать выставку литовских художников в Смоленске, там построили хороший выставочный зал. Мы договорились с руководством, они выделили время для выставки — все вроде бы решено. Но вызвали руководителей пленэра и сказали: только попробуйте поехать. И все вынуждены были отказаться от проведения этой выставки.

Но ведь раньше вы организовывали совместные пленэры. Кстати, в каком году это было?

2006, 2007, 2008.

И тогда отношение было другим?

Да, иначе мы ничего не смогли бы сделать. Надо было принять 20 художников, разместить, решить проблемы с транспортом.  Все они были приятно удивлены радушию литовского народа — никаких проблем. Вспоминали: «Нам говорят одно, а на деле другое». Теперь все совсем иначе. 

1 комментарий:

а почему бы не обратиться к российским виолончелистам? по последним данным разведки ролдугины не бедствуют и всегда готовы хоть страдивари оптом на родину притаранить, хоть чего там полезного мульённым тиражом издать.

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.