«Ultima forsan»
Фото: Pixabay.com

«Ultima forsan»

15 апреля 2016 20:04 / Политика / Теги: Литва / Города: Вильнюс

Литовский Сейм в четверг принял поправки к закону, согласно которым журналиста за частичную или полную огласку материалов закрытых судебных заседаний можно отправить на общественные работы или оштрафовать.

Поправки приняли весомым большинством голосов: 79 — «за», один — против и 11 парламентариев воздержались. Их инициаторами еще три года назад стали члены Сейма Ирена Шяулене и Риманте Шалашевичуте, которая была вынуждена оставить пост министра здравоохранения после собственного признания о даче взятки, обе — представительницы социал-демократов. Изначально поправки касались только защиты информации о несовершеннолетних и предполагали довольно строгие наказания, вплоть до запрета заниматься своей профессией и ограничения свободы. В процессе разработки поправок расширилось их поле действия, но смягчилось наказание за инкриминируемые деяния. Президент Литвы уже назвала принятые поправки позорными. Литовские журналисты выступили с открытым письмом к президенту, попросив поправки не подписывать, поскольку они создают угрозу свободе слова, противоречат правам человека и принципам защиты журналистов. Как передает BNS, обращение к президенту подписали представители самого информагентства BNS, порталов Delfi.lt, 15min.lt, lrytas.lt, alfa.lt, телеканалов LNK, TV3, Lietuvos rytas, радиостанции Ziniu radijas и других СМИ.

О том, что повлекут за собой эти поправки, вступив в силу, «НГ – Балтия» поговорила с замдиректора Института мониторинга прав человека в Литве Наталией Битюковой:

«Закон, который одобрил Сейм и, который вряд ли подпишет президент — возможно, будет и вето — представляет собой непропорциональное ограничение права на информацию и свободу слова журналиста. В первую очередь, в этом законе не нравится то, что он включает в себя уголовную ответственность. Европейский суд по правам человека, рассматривая такие дела, называет уголовную ответственность «Ultima forsan» (с лат. – «последняя возможность»). То есть в начале мы должны предусмотреть возможность административной или гражданской  ответственности, но никак не уголовной. С одной стороны, у нас есть журналисты, которые являются гарантом демократических свобод, а с другой стороны, мы пытаемся подвести их под  уголовную ответственность. И если, теоретически, такое дело попадет в Европейский суд по правам человека, то Литва его скорее проиграет».

Эксперт по правам человека отмечает, что мотивация литовцев в корне отличается от мотивации поляков и венгров, принявших аналогичные законы.

«При этом когда принимаются законы, ограничивающие право журналиста информировать общество о важных процессах, — это, конечно, не является чертой демократической страны. Там, в Польше и Венгрии, это часть общей политики государства. Например, в Польше был принят целый ряд законов, призванных как можно больше власти отдать в руки правящей партии. Та же мотивация была в Венгрии. В Литве это не просматривается», — сказала Битюкова.

По ее мнению, это проблема некомпетентности принимавших закон парламентриев.

«Совсем недавно в литовских медиа наших парламентариев спросили, почему они голосовали за этот закон. Так вот, многие сказали, что не поняли, за что проголосовали, это было мнение комитета, фракции и так далее. Мне кажется, они даже не посмотрели, о чем эта принятая ими поправка».

Юрист считает, что подобный закон ударит по любой журналистике, не только расследовательской. В принципе, могут пострадать все —и человек, который нечайно получил информацию, и тот, кто специально ее искал, и даже участники судебного процесса, которые захотят рассказать о нарушениях. В том числе адвокаты и прокуроры. Никто не сможет комментировать процесс. Битюкова обращает внимание на проблему закрытости судов в Литве: судьи и так редко комментируют дела, и гражданскому обществу непонятно, почему принимаются те или иные решения. Поправки ситуацию только усугубят.

«Поправки повлияют абсолютно на всех участников общества, участников процесса и журналистов. Особенно на тех журналистов, которые работают с громкими уголовными делами. Здесь сталкиваются два права: право на свободу слова и право на справедливый суд.  Конечно, в отдельных случаях люди имеют право на закрытое судебное заседание, если речь идет о  сексуальном насилии или, когда участник процесса — несовершеннолетний, но эти поправки ограничивают абсолютно любой случай. Да, мы защитим людей, но при этом ограничим всю информацию, в том числе, и о каких-то  судебных нарушениях. Принимая закон, необходимо соблюдать принцип пропорциональности», — отметила Битюкова.

1 комментарий:

так о чём нам песни петь и что нам сильнее любить - демократию или дерьмократию?

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.