Литовская студентка, осужденная за плакаты: Мы не призывали к насилию, а наоборот
Фото: Каунасский окружной суд

Литовская студентка, осужденная за плакаты: Мы не призывали к насилию, а наоборот

25 марта 2016 16:29 / Общество / Теги: беженцы, Литва, суд / Города: Каунас

16 февраля прошлого года студентка из Каунаса Виктория Колбешникова вместе с тремя друзьями вывесили в старом городе Каунаса несколько плакатов: «Сожги Руклу, депортируй правительство, иммигранты welcome!» За это девушку судят. По мнению прокурора, своими действиями студентка разжигала ненависть в отношении определенных групп и публично призывала к дискриминации. Новая газета — Балтия связалась с Викторией и узнала подробности дела.

— Почему Вы развешивали плакаты «Сожги Руклу, депортируй правительство, иммигранты welcome!» в Каунасе?

— Предлогом для акции стал марш националистов, который проходит ежегодно в Каунасе в день восстановления независимости Литвы, 16 февраля. Каунас был столицей Литвы в межвоенный период, поэтому Литовская националистическая молодежная лига каждый год организует здесь марши. Раньше эти марши были чем-то позорным: в основном, в них принимали участие бритоголовые неонацисты, приносили фашистскую символику, салютовали в стиле Гитлера, слышались фашистские лозунги. В последние несколько лет эти марши стали более «политкорректными». Националистически настроенная молодежь стала играть с общей политической ситуацией, манипулировать всем известными событиями (например, войной на Украине, референдумом о запрете продажи земли иностранцам, ситуацией с беженцами). Возникали двойные смыслы. Лозунги, под которыми проходят марши, до сих пор полны ксенофобии и утверждают национальное превосходство литовцев: «Литва для литовцев», «Каунас — литовский город», «Нам не нужны иммигранты», «Нет востоку и западу». В общем, 16 февраля в Каунасе — это небезопасный день для представителей национальных или сексуальных меньшинств, для тех, кто исповедует иную религию. Это день, когда просят выбрать одну из сторон: иначе ты против Литвы.

Пару лет назад мы принимали участие в акции протеста против этого марша, хотели продемонстрировать, что он не имеет полной общественной поддержки. У нас была надежда: мы думали, что такие марши можно прекратить общественным сопротивлением, без привлечения правительства или муниципальных властей. Оказалось, что это трудно, когда нас 30 против 1000. Поэтому в прошлом году мы решили сделать «отсутствующий протест», просто вывешивая плакаты по маршруту шествия националистов.

— Что вы имели в виду под лозунгом «Сожги Руклу»?

— В Литве есть атмосфера страха перед беженцами, а политика правительства по обращению с иммигрантами и беженцами оставляет желать лучшего. Сейчас лица, ищущие убежища в Литве, размещаются в тюремных условиях в Пабраде, на военной базе. Там беженцы ожидают своего обновленного статуса. Условия на базе таковы: в некоторых комнатах нет окон, для большого количества жителей есть только несколько туалетов, помещения переполнены, есть притеснения и злоупотребления со стороны должностных лиц. Некоторые соискатели убежища, которые пересекли границу Литвы незаконно, сначала отправляются в Лукишкскую тюрьму — здесь можно вспомнить печально известный случай двух афганских подростков, которые несколько лет назад в таких условиях были вынуждены есть свинину и смотреть порнографию с другими заключенными. Те, кто добивается успеха и получает статус соискателя убежища, направляются в Руклу в «интеграционный центр». Он расположен среди леса, соискатели убежища получают скудные пособия и при этом не имеют возможности найти работу, эти люди находятся на грани отчаяния. Своим лозунгом мы призывали провести радикальные изменения в политике миграции и предоставления убежища в Литве, чтобы с момента въезда на территорию страны каждому человеку обеспечивались равные права.

— Но ведь Литва принимает участие в распределении беженцев согласно плану ЕС.

— Литва приняла крошечное количества беженцев, их отбирают в соответствии с их «интеграционными способностями». Поэтому в нынешней ужасной ситуации лишь 6 человек из огромной волны беженцев прибыли, чтобы жить в Литве. И это не мешает государству и СМИ накалять ситуацию, например, каждый день выдавая статьи о «похищении Европы» и исламофобии, не мешает проводить военные учения на тему того, как поступать в случае гипотетического бунта беженцев. Государство все равно сеет страх этого фантомного беженца.

— Как продвигается рассмотрение вашего дела в суде?

— Суд идет, по крайней мере, ситуация стабильна. Сейчас у нас есть адвокат за счет фонда по правам человека, это успокаивает. Вообще, дело не выглядит серьезным, потому что очень сложно доказать юридически любое подстрекательство к насилию или разжигание ненависти в плакатах. Тем не менее, суд по-прежнему отбирает много нервов, это участие в каком-то театре абсурда. С другой стороны, суд демонстрирует, что правовая система создана в первую очередь для поддержания системных границ. Нам очень повезло, что история разошлась в социальных сетях и медиа, мы получили общественную поддержку, благодаря которой смогли найти адвоката. С 2009 года в Литве даже нет права на бесплатного государственного адвоката, так что ситуация могла бы действительно быть гораздо хуже, чем она есть сейчас.

— Какая ответственность Вам грозит за плакаты?

— Прежде всего, это может быть административное наказание за мелкий вандализм, тогда придется заплатить штраф до 100 евро. В соответствии со статьей 170 Уголовного кодекса Литвы, за призывы к насилию и разжигание ненависти наказание может быть весьма серьезным, вплоть до ареста или лишения свободы. Тем не менее, это никогда не применялось. Еще одна особенность нашего дела в том, что оно первое в более чем 20-летней практике. От нашего адвоката мы знаем, что самый большой штраф за подстрекательство к ненависти и насилию составил несколько тысяч евро. Но это был штраф тем, кто активно поощрял убивать всех евреев. Поэтому мы, в худшем случае, получим штраф по несколько сотен евро каждый. Плюс ко всему, мы будем официально осуждены, а это означает неприятности на работе и в университете, запрет на работу в некоторых государственных учреждениях, а также страх делать подобные акции в будущем. Тем не менее, наш адвокат уверен, что мы не согласимся с приговором и в случае необходимости обжалуем его в высших судах, а если будет нужно — и в Европейском суде по правам человека.

— Вы вешали плакаты не одна. Осуждены ли ваши коллеги?

— Ситуация сложная. Да, нас было четверо и это хорошо видно на видео с камер наружного наблюдения. Но один «свидетель» якобы узнал на кадрах моего друга, который якобы тоже вешает плакаты. Этого друга с нами в тот день вообще не было, тем не менее, теперь он тоже получил обвинение. Таким образом, среди обвиняемых — я и мой друг. Другие три человека, которые в тот день вешали плакаты вместе со мной, признались, что тоже развешивали плакаты. Но они до сих пор проходят по делу в качестве свидетелей.

У нас были долгие сомнения и дискуссии, должны ли мы все вместе идти под суд и признать, что нас было четверо, либо мне и по ошибке обвиненному надо справляться самим. В конце концов, после получения надлежащей юридической помощи, мы решили, что лучше стоять за наши действия и защищать себя в соответствии с содержанием плакатов, а не говорить: «Я не был там». Этим мы хотим показать: хотя все мы уже признали, что повесили плакаты, мы не признаем виновности в преступлении, ибо мы не разжигали ненависть или насилие в отношении этнических и социальных групп. На самом деле, все было совсем наоборот.  

— Когда будет известно решение суда по делу?

— Решение, насколько мы поняли, будет принято в течение нескольких месяцев, надеюсь, до лета, но, возможно, только к осени этого года.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.



vkontakte twitter facebook

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close